Такого не было со времен Второй мировой: как Европа будет решать проблему украинских беженцев?
Foto: Reuters/LETA/Scanpix

От семи до двенадцати миллионов беженцев могут перебраться в Евросоюз в результате военной атаки России на Украину. Это минимум в пять раз больше, чем прибыло из стран Африки и Ближнего Востока в 2015 году, и по всем параметрам это крупнейший в Европе миграционный кризис со времен Второй мировой войны. Delfi изучил, как ЕС готовится к беспрецедентной волне беженцев и чем его последствия чреваты для Латвии.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама

По оценкам Евросоюза, ближайшие недели из Украины в страны Евросоюза приедет минимум 7 млн. беженцев. По подсчетам Организации Объединенных Наций (ООН), число вынужденных переселенцев достигнет 12 миллионов. Миграционный кризис 2015 года, известный также как "сирийский кризис", увеличил численность населения Европы на 1,3 миллиона человек. В основном это были выходцы из Сирии, Афганистана, Ирака, Нигерии и Пакистана.

Европейская политика в отношении беженцев начала формироваться только в 90-е годы под влиянием военного конфликта на Западных Балканах. В 1997 году вступила в силу Дублинская конвенция, которая легла в основу нынешней системы регистрации беженцев. Так называемый "Дублинский регламент" определяет, какая страна несет ответственность за вынужденного переселенца. В большинстве случаев ответственным государством должно быть то, через которое проситель убежища впервые въехал в ЕС. Но сирийский кризис показал недееспособность этого подхода. Подавляющее большинство мигрантов в итоге обосновались в Германии и Швеции, хотя их путь в Европу обычно лежал через Грецию и Италию. Попытки Еврокомиссии равномерно распределить беженцев по странам ЕС тогда потерпели фиаско.

Важной вехой в истории европейской политики беженцев считается 2001 год, когда была принята специальная Директива о временной защите. Впрочем, до начала военных действий в Украине ее ни разу не использовали. Для ее активизации необходимо набрать квалифицированное большинство в Совете ЕС. И даже во время сирийского кризиса такого политического единства в Европе не было. Но атака России на территорию Украины создала прецедент.

Не впускать нельзя

"Нынешний миграционный кризис отличается от сирийского не только масштабами, — отметил в интервью Delfi советник фракции "Зеленые"/Европейский свободный альянс в Европарламенте Алексей Димитров. — Во-первых, политический контекст — Украина, в отличие от Сирии, давно стоит на пути интеграции в ЕС, и европейские политики должны продемонстрировать поддержку. Во-вторых, географическая близость. Украина напрямую граничит с Евросоюзом, и здесь нет буферной зоны из третьих стран, где могли бы задержаться беженцы". Именно по этой причине в нынешней ситуации маловероятно, что Европа будет пытаться удерживать беженцев на границах, как было в 2016 году при подписании критикуемого правозащитниками соглашения с Турцией.

Директива меняет все

С 2017 года украинцам не нужна виза для въезда в Шенгенскую зону. Но безвизовый режим позволяет находиться в ЕС только 90 дней. Директива о временной защите, активизированная Советом ЕС, упрощает процедуру легализации в Европе. При обычных условиях претендент на статус беженца не может работать, учиться и полноценно интегрироваться в общество, пока его заявка не будет удовлетворена. Бюрократический процесс может занимать месяцы, а в некоторых странах — даже годы. В случае применения Директивы о временной защите человек получает бонусный пакет сразу, как только подает заявление. В него должны входить временный вид на жительство, право на работу, жилье (место для проживания или деньги для аренды), доступ к медицинским услугам, социальные пособия.

Директива позволяет переселенцам свободно передвигаться по Евросоюзу. Во всяком случае, пока не будет принято отдельное политическое решение о квотах для каких-то особо популярных стран. Льготный режим будет действовать в течение одного года, но если ситуация не улучшится, то срок его действия продлят до трех лет.

Воспользоваться временной защитой могут три категории заявителей: граждане Украины и граждане других стран, постоянно проживавшие в Украине, беженцы и соискатели убежища в Украине, а также члены семей двух первых категорий. Речь идет о несовершеннолетних детях и супругах, включая и незарегистрированные брачные отношения, правда, при условии, что их признает государство ЕС, на территорию которого въезжают переселенцы (в Латвии гражданские браки не признаются).

Важная особенность Директивы — она предусматривают защиту только в том случае, если люди бегут от военных действий, уточняет юрист Алексей Димитров. Это автоматически исключает из круга потенциальных получателей льготного статуса недовольных правящим режимом россиян и белорусов. Их заявки, как и раньше, рассматривают в индивидуальном порядке.

Двойные стандарты

Латвия официально заявила, что готова принять до десяти тысяч человек, то есть меньше 1% от ожидаемого потока беженцев. Скорее всего, эти планы придется подвергнуть корректировкам. По данным Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцам, по состоянию на 13 марта в Польше уже насчитывалось 1,7 млн. вынужденных переселенцев из Украины, в Венгрии — 255 тысяч, в Словакии — 204 тысячи. Характерно, что все эти страны выступали категорически против приезда беженцев в 2015-м. Польша даже в прошлом году начала строить забор на границе с Беларусью, чтобы защитить свою страну от нелегальных мигрантов из Афганистана и Ирака.

Смена политического курса не осталась незамеченным. Правозащитники усматривают в этом двойные стандарты. Эндрю Геддес, директор Центра миграционной политики, в интервью американскому изданию ABC News указал, что Евросоюз с гораздо большим энтузиазмом участвует в решении миграционного кризиса, "когда беженцы являются белыми европейцами, и гораздо менее охотно предлагает защиту людям из Африки и Ближнего Востока". Верховный комиссар Организации Объединенных Наций по делам беженцев Филиппо Гранди подтвердил, что и на польско-украинской границе "есть случаи" неравного обращения по признаку расы. СМИ сообщают о различных трудностях, с которыми сталкиваются бегущие из Украины африканские и азиатские студенты, а также мигранты с гражданством мусульманских стран. Впрочем, Запад обещает помочь. Германия, которая и в прошлый кризис являлась основным конечным пунктом миграционных потоков, уже заявила, что примет из Украины всех беженцев, независимо от национальности.

В целом, в Брюсселе, стараются поощрить усилия Польши и Венгрии. По неофициальной информации, Еврокомиссия даже может разморозить для Варшавы и Будапешта часть средств из Фонда восстановления, доступ к которым был перекрыт в ноябре 2020-го из-за регулярного нарушения странами европейских правовых стандартов.

Еврокомиссия также пообещала дополнительную финансовую помощь всем странам, которые сейчас активно принимают украинских беженцев. "Государства-члены смогут использовать финансирование Фонда кохезии для поддержки беженцев в контексте поиска работы, получения образовании и услуг по уходу за детьми", заявил Комиссар по трудоустройству и социальным правам Николас Шмит.

Фобии vs экономикa

Для латвийских политиков дополнительные субсидии Евросоюза будет весомым, но не главным аргументом в вопросе приема беженцев. Учитывая приближение парламентских выборов, правящим партиям придется ориентироваться и на общественные настроения. Латвийцы, по данным опросов, сейчас демонстрируют активную поддержку Украине (украинскую сторону поддерживают 90% респондентов в семьях, где говорят на латышском, и 22% — в русскоговорящих семьях).

Однако латвийское общество всегда осторожно относилось к мигрантам. Согласно результатам исследования, проведенного в июне прошлого года, только половина жителей Латвии считают, что у мигрантов должны быть такие же экономические и социальные права, как у местного населения. При этом каждый четвертый респондент собирался при голосовании на выборах Сейма учитывать позицию политических партий по миграционному вопросу.

Возможно, одним из доводов в пользу приема беженцев станет экономика. Для Латвии с ее ярко выраженной депопуляцией приезд в страну нескольких десятков тысяч потенциальных налогоплательщиков стал бы сильным импульсом для развития. Исследования ОЭСР показывают, что мигранты в целом, как правило, являются чистыми "вкладчиками" в народное хозяйство; в Австралии, например, беженцы становятся таковым через 12 лет. Мигранты чаще соглашаются на работу с низкими заработками, что выгодно для местных работодателей. Впрочем, беженцы могут стать и мощным двигателем для наукоемких отраслей. Три из четырех патентов, полученных в 10 крупнейших патентопроизводящих университетах США в 2011 году, имели по крайней мере одного изобретателя иностранного происхождения. При этом высококвалифицированные мигранты экономят средства госбюджета на систему образования. Особенно, это важно для таких профессий, как врачи, архитекторы, инженеры.

Delfi в Телеграме: Свежие новости Латвии для тех, у кого мало времени
Delfi временно отключил комментарии для того, чтобы ограничить кампанию по дезинформации.
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.