Фейсбук. 'Не люблю, когда придешь домой, а там кучка г..на навалена, даже если во имя демократии'

- Когда в 2008 году мы с вами общались, вы говорили, что ваша мечта — быть русской барыней на своей земле. Но сегодня все глубже погружаетесь в виртуальное пространство интернета, отрываясь от любимой земли. С чем это связано?

- В душе я бы хотела иметь дом, утопающий в сирени, где-то в мирной среднерусской полосе, с огородами, полями и садами — мне нравится земля и ощущение от нее, но… Во-первых, это мечты для молодых, а не для тех, у кого болит спина. А во-вторых, все это красиво лишь у меня в мечтах, которые я не собираюсь осуществлять.

Еще я дружу с людьми очень противными — надо быть в курсе, что там у них происходит и на что они ориентируются. Там есть совершенно омерзительные твари! Татьяна Толстая

В России сельская жизнь опасна и неприятна, особенно в пригородах — там все время какие-то нападения и прочая гадость. У нас была дача — и ту продали, потому что никто не хочет подвергаться. Тут надо жить под охраной и за колючей проволокой, но это уже нет то. Чем хорошая виртуальная действительность? Там можно создавать любые имения…

- По какому принципу вы выстраиваете свою виртуальную политику — заводите прихожан, френдитесь, баните, вступаете, извините, в срачи?

- Мои "френды" — это очень узкий круг людей, которые мне знакомы и приятны. Дальше — круг людей, которых или читать интересно, или они добывают интересные ссылки, до которых я сама никогда не дорою. Еще я дружу с людьми очень противными — надо быть в курсе, что там у них происходит и на что они ориентируются. Там есть совершенно омерзительные твари! Как-то я поставила эксперимент — позвала самых омерзительных, совсем уже зверинец. Набежала масса желающих: возьмите меня, я тоже негодяй… Этого мне было недостаточно. Мне нужен был такой, который сам не придет и не попросит — ну просто гнида. Периодически "перспективных" нахожу и присоединяю, думаю, они страшно этому удивляются.

- Страшно представить, кого вы тогда баните!

- Людей, которые выходят с откровенным хамством. Я за всем слежу краем глаза, и этих сразу видно: пришел хамить. Не то, что он неловко выразился или криво сформулировал — нет, он думает, а похамлю-ка я этой Толстой! Не похамишь, потому что сразу вылетишь. Баню и стираю его вонючие комменты. Не люблю, когда придешь домой, а там кучка г..на навалена — не буду я это оставлять во имя демократии. Справедливо, что и я забанена у некоторых людей, которых возмущаю.

- Вы их знаете?

- Да. Но у всех же есть вторые аккаунты, через которые можно тайно слазить и посмотреть, что они там делают и чем живут.

- Не жалко ли вам, писателю, тратить драгоценные буковки, словечки и кусочки на бездонную прорву фейсбука?

- Не жалко! Я из своих фейсбучных заметок потом книги публикую. Например, книга "Легкие миры" составлена из нескольких крупных текстов — рассказов, написанных для журналов, а остальное — пестрая мозаика из фейсбучных кусочков, которые составились в жизненную панораму. Я крайне редко и скупо пишу то, что не пойдет в книгу и никак не пригодится. Если же я чувствую, что мне это подойдет, то получается маленький завершенный текст.
На фейсбуке хорошо расписывается рука, иначе, если долго не писать,то потом сидишь и в голове чешешь. Это как гимнастика — тут ты мозговую мышцу тренируешь. А уж тем вокруг — мильярд! На улицу вышел или прочел что-то — вот тебе и тема.

- Или выглянул в окно, а там лед не убран!

- О-о, этой темы мне на всю жизнь хватит. Кстати, на днях был снегопад большой, так чистильщики уже без всякого моего звонка вышли и почистили. Возможно, кто-то кому-то втык все же сделали, фейсбук — большая сила.

Tags

Алвис Херманис Александр Вешняков Александр Сокуров Анастасия Волочкова Андрей Кончаловский Борис Акунин Виктор Пелевин Владимир Жириновский Дональд Трамп Иван Охлобыстин Ксения Собчак Татьяна Толстая

Comment Form