"Берем весла и гребем!" Янис Урбанович о том, как спасать "Согласие" от политического и финансового банкротства
Foto: F64

В субботу партия "Согласие" должна избрать на ежегодном конгрессе нового председателя. Прежний лидер Нил Ушаков, ссылаясь на занятость в Европарламенте, решил не баллотироваться на этот пост, который, скорее всего, теперь перейдет к многолетнему руководителю парламентской фракции Янису Урбановичу. Какие изменения ожидают партию? При каких обстоятельствах "Согласие" может уйти из коалиции в Риге? И что "Согласие" может обещать русскоязычным избирателям? Об этом порталу Delfi накануне конгресса рассказал сам Янис Урбанович.

В эпоху председательства Нила Ушакова "Согласие" превратилось в партию одного лидера. Что будет при председателе Янисе Урбановиче?

С первого дня, как я перенял от Яниса Юрканса Партию народного согласия, я сразу стал искать, кто станет следующим. Я считаю, что сегодня я — лучший "номер два" в латвийской политике. Во-первых, я не хочу быть первым номером — я наелся всей этой публичности в молодости (в 1980-е годы Урбанович был первым секретарем Центрального комитета ЛКСМ Латвии — прим. DELFI), во-вторых, мне нравится играть в политические шахматы и давать подсказки лидеру. Поэтому сейчас я вновь начинаю поиск будущего лидера. Можете считать, что я хочу быть в нашей партии Иисусом. Иисус имел право умереть, только когда нашел двенадцать продолжателей.

Иными словами, взрастив в свое время одного Ушакова, вы решили теперь воспитывать сразу целую команду Ушаковых?

Я хочу сделать так, потому что не знаю, кто именно станет тем самым. Из двенадцати неизбежно один пробьется наверх, а кто-то сломается на подъеме. С Нилом была другая ситуация. У нас был кризис — мы провалили выборы в Рижскую думу и год спустя в Сейм (в 2005 году Партия народного согласия по итогам выборов не прошла в РД — прим. DELFI). Нужно было действовать быстро — игнорируя глубину познаний новых лидеров, делать акцент на яркость. Сейчас у нас есть запас времени. Мы ощутили инерцию негатива. Можно сказать, что это кризис. Но это одновременно и прекрасная возможность. Карьеристы и охотники за личными благами сейчас на нас не позарятся, а кто-то и сам уйдет.

Вы будете искать апостолов внутри партии или вовне?

Внутри много чего есть. Что касается снаружи… Я Славу (Домбровского — прим. DELFI) просто люблю, но я понял, что на посту председателя он усилит взрывные тенденции в партии, и поэтому я сказал ему: "Ты не готов!"

Как он отреагировал?

Нормально отреагировал: обиделся.

Вы допускаете, что после вашего избрания на пост председателя произойдет исход людей?

Нет. Может, конечно, я кому-то сильно не нравлюсь — у меня тяжелый характер, но, наверное, в этой ситуации без меня нельзя.

Нет традиции бороться за права

Пару лет назад в интервью Delfi вы сказали, что "Согласие" не будет выходить на улицу, чтобы пикетировать против школьной реформы, а будет бороться только парламентскими методами. В итоге перевод школьного образования на латышский был одобрен. Сейчас начались нападки на детсады. Вы по-прежнему считаете свою стратегию эффективной?

Кое-кто, те, кто оккупировал улицу, сейчас не справляется с массовостью. Они пытаются найти виновных. Митрофанов [Мирослав Митрофанов — один из лидеров Русского союза Латвии — прим. DELFI] написал в Facebook, мол, "Согласие", выходите, создайте массовку. Зачем нам это? Может, причина их неудач другая? Может, этот вопрос не стоит в первой десятке приоритетов тех, за кого они заступаются?

Вы считаете, что вопрос сохранения русского образования уже не приоритет для русскоязычных Латвии?

Этот вопрос актуален, но есть усталость и неверие, что в нашей стране при попустительстве европейских структур, которым по большому счету все равно, как мы здесь живем, можно что-то защитить. Люди видят, что их оставили один на один со своими проблемами, и никакая массовость, никакие пикеты не приведут к результату — это наглядно показал языковой референдум, где массовость была уникальной. Сейчас нужно просто переждать, пока вакханалия национализма утихнет.

А она правда утихнет?

Усталость есть не только у русских, но и у латышей — это я вам говорю как латыш. Вечные нападки на нелатышей, когда используются разные геополитические потрясения, вроде Украины, очень утомляют. И жизнь у латышей в Латвии при этом не становится лучше. Мы — "Согласие" — выступаем за мир. Я в свое время был очень напуган тем, что происходило в Баку, Степанакерте — я все это видел. Я с ужасом представлял, что сербы и хорваты когда-то жили вместе, любили друга, а потом сорвались…Я присоединился в свое время к Юркансу, потому что у него было предложение мира. А что касается методов борьбы за права, то в Латвии, к сожалению, нет традиции отстаивать свои интересы. И это не умеют не только русские, но и медики, учителя…

Проблемы идентификации

"Берем весла и гребем!" Янис Урбанович о том, как спасать "Согласие" от политического и финансового банкротства
Foto: F64


Вы являетесь одним из немногих политиков в Латвии, которые последовательно отстаивали важность добрососедских отношений с Россией. "Согласие" под вашим руководством сохранит этот вектор?

Я делаю это не потому, что очень сильно люблю Россию. Я просто понимаю, что для русского человека в Латвии критика России, кто бы ни сидел в Кремле, воспринимается как нечто очень личное. Мне не важно понравиться России. Мне важно, чтобы сохранился политический мир внутри Латвии.

А когда Нил Ушаков в Европарламенте голосует за антироссийские резолюции, он демонстрирует свою личную позицию или позицию партии?

Нил всегда внимательно смотрел на фон. Очевидно, что наблюдение за фоном в группе Европейских социалистов, куда он попал, привел его к такому решению. Плюс латвийская делегация в лице его самого и Андриса [Америкса] тоже хотела быть единой, и в этой ситуации, видимо, им проще было согласиться с мейнстримом этой группы, которая в целом критично относится к политике современной России.


И что делать с этим противоречием дальше?

У нас неизбежно могут возникать ошибки. Но, во-первых, нам надо выпрямлять линию поведения по лекалам программы и устава. Программу можно менять, но ей надо следовать. И, во-вторых, нам нужно вернуться к тому вопросу, где мы, возможно, неправильно в своем время повернули — к проблеме идентификации. Мы должны понять, кто мы.

И кто вы?

Я не хочу сейчас подсказывать всем тем, кто приходит к нам с идеями, как реформировать "Согласие". Но, возможно, нам не надо создавать новую партию, а нужно вернуться к своим корням. Я вижу своей задачей как руководителя — обеспечить поступление живых соков к листве. Мы долгое время фокусировались на выборах — мы научились их выигрывать, но мы до сих пор не научились стабилизировать систему управления результатами. Нам надо понять, кто мы такие, и хотя бы на время вернуться к "старому" "Согласию".

С ЧСР не по пути

Какая роль в новом старом "Согласии" будет у Нила Ушакова?

Нил Ушаков идет на повышение — из оперативного управленца он становится управляющим стратегического центра нашей партии — Думы. Мы принимаем изменения в Уставе, и теперь депутаты всех трех уровней– самоуправления, парламента и Европарламента — будут работать в таком сенате. Если правление партии будет заниматься оперативным реагированием, то дума сможет работать на перспективу.

Кто будет утверждать предвыборные списки — правление или дума?

Дума. И это важный стратегический вопрос. Уже сегодня очевидно, что с партией "Честь служить Риге" у нас ничего не будет. Они — Олег Буров, Дайнис Турлайс — уже всем рассказали, как они мучаются от того, что избраны по спискам "Согласия". Мы им больше не будем в тягость.

Вы сказали СМИ, что в течение двух недель после конгресса "Согласие" оценит возможность выхода из коалиции в Риге. Что будет критерием для принятия решения?

Во-первых, внесу ясность: хотя считается, что это Урбанович выступил с таким заявлением, на самом деле дискуссию инициировали наши депутаты Рижской думы, которые сейчас представлены в правлении партии. Это они попросили внести данный вопрос в повестку дня. Будем обсуждать, но понятно, что никакие посты не стоят невыполнения обещаний рижанам.

А как избирателям "Согласия" лучше, если их партия сидит в оппозиции или представлена во власти, хотя и на невыгодных условиях?

Это сейчас Буров говорит, что ему не нравится избиратель "Согласия". Но избран он как раз от "Согласия" — болдерайская бабушка его избрала вместе с Ушаковым. У Бурова просто проблемы с идентичностью. И нашим избирателям эти проблемы маневрирования важны. Им не важно, какие посты мы занимаем, в коалиции мы или нет, им важно, как мы выполняем свои обещания — бесплатные обеды для детей, бесплатный проезд для пенсионеров и т.д.

Без денег и виноватых

В партийной декларации "Согласия" за 2018 год указано, что ваши расходы на 360 тысяч евро превышают доходы. Как будете долги отдавать?

Хороший вопрос. Я не знаю. С этим надо разбираться. Сумма огромная. Где ее взять, я не знаю. Но я этим начну заниматься, только когда у меня будет право подписи на финансовых документах.

Вас это беспокоит?

Меня это заботит, но это не самая большая наша проблема. Самая большая проблема — организаторская. У нас в той же Риге много депутатов, но нет организации, которая этих депутатов держала бы за язык и за руки.

Вы видите необходимость публично назвать имена тех, кто ответственен за сложившийся в "Согласии" кризис?

Здесь не может быть одного виноватого. Те, кто сейчас внутри партии задают подобные острые вопросы, должны признать, что в свое время им было удобно определенное положение вещей. Им было удобно, что все ресурсы работали на одного лидера, что его рейтинг тянул вверх рейтинг партии, что гарантировало избрание и т.д. Сейчас же, когда дела идут не лучшим образом, обличать за это лидера или лидеров будет низко. Все виноваты! Поэтому или мы все вместе берем весла и гребем, и тогда, если удастся, то за полгода разрулим все проблемы, или мы все вместе тонем. Я — оптимист. Если мы выживем сейчас — до мая, то будем жить долго и счастливо.

Source

rus.DELFI.lv

Tags

Честь служить Риге Олег Буров "Согласие" Дайнис Турлайс Мирослав Митрофанов Нил Ушаков Янис Урбанович Янис Юрканс
Заметили ошибку?
Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter!

Comment Form