Эдгар Ринкевич: в "новой реальности" за безопасность придется платить без скидок
Foto: LETA

Латвия должна избавиться от иллюзий и готовиться к существенному увеличению расходов на безопасность. Такое заявление в интервью Delfi сделал министр иностранных дела Латвии Эдгар Ринкевич. Беседа с главой МИДа состоялась во время брюссельской Конференции министров стран НАТО, на которой обсуждались финальные приготовления к назначенному на июль масштабному саммиту НАТО в Варшаве.

Какие важные для стран Балтии решения будут приняты на Варшавском саммите?

Первый вопрос — увеличение и усиление присутствия сил НАТО в Балтийском регионе и Польше. Фактически на политическом уровне есть абсолютное понимание, что это нужно делать. Второе — дискуссии об Афганистане и дальнейшем участии НАТО в этом регионе. Кому-то может показаться, что напрямую этот вопрос не касается Латвии, но это не так. Если ситуация в Афганистане серьезно обострится, то последствия распространятся на весь регион Центральной Азии, и это затронет и нас. Уже сейчас в общем миграционном потоке беженцы из Афганистана занимают по численности второе место после сирийцев. И этот поток в случае усиления кризиса будет только возрастать.

Третий вопрос — усиление сотрудничества с Финляндией и Швецией. Это не значит, что эти страны станут членами НАТО. Но мы видим возможности для более тесного партнерства. И четвертый вопрос — отношения с Россией. Состоявшийся в апреле на уровне послов совет НАТО-Россия — это, видимо, тот формат, где можно говорить о снижении элементов напряжения, о более интенсивном обмене информацией, об украинской проблематике и, возможно, о ситуации в Афганистане. Я не исключаю, что до или после Варшавского саммита пройдет еще одна встреча Совета (согласно последней информации, следующее заседание Совета НАТО-РФ состоится до Варшавского саммита — прим.Delfi ).

Как выглядит нынешняя стратегия НАТО по отношению к России?

Стратегия чрезвычайно проста: принимая во внимание то, что происходит на востоке Украины, принимая во внимание то, что происходит с Крымом, помня, что происходило в 2008 году (имеется в виду грузино-российский конфликт — прим. Delfi), нет сомнений, что главная задача НАТО — обеспечить безопасность своих стран-участниц, чтобы подобные события не могли повториться ни в одном из государств НАТО. НАТО должно сделать все, чтобы никто даже не задумывался о таком сценарии. Незаконная аннексия Крыма, игнорирование международных правовых норм — это серьезно. И думаю, ни у одной стороны нет иллюзий, что отношения между Россией и НАТО могут вернуться на тот уровень, который был до 2014 года. Но в тоже время есть четкое понимание, что нужно искать способ, как поддерживать канал коммуникации открытым, чтобы не допустить дальнейшей эскалации. Хотя ситуация в отношениях между НАТО и Россией по-прежнему остается достаточно напряженной…

Почему?

Мы видим, что уже продолжительное время происходит модернизация российских военных сил и усиление их присутствия вблизи границ со странами Балтии. Процесс начался еще до 2014 года, просто на него тогда не заострялось внимание. В 2009-м и 2013-м году на территории России проходили крупные учения. Недавно российская сторона сообщила об отправке новой дивизии в район недалеко от границ. Мы видим, что в Украине, несмотря на заключенное Минское соглашение, дальнейший ход событий может развиваться как по оптимистичному, так и по негативному сценарию. Мы видим, что возникали элементы напряжения между Россией и страной-членом НАТО Турцией… Очень много дополняющих друг друга элементов. Мы живем в новой реальности. Я не хочу уточнять, в какой именно, чтобы не дарить вам ярких заголовков. Но эта новая реальность существует.

Госсекретарь США Джон Керри в своем программном заявлении на сегодняшней конференции подчеркнул, что США никогда не признает аннексию Крыма. Ранее представители Госдепа США, в том числе в интервью Delfi, в качестве обязательного условия для возобновления переговоров с Россией называли выполнение Минских соглашений. Получается, что Вашингтон расширил спектр требований, и теперь ждет от Москвы не только перемирие на территории Восточной Украине, но и возврат Крыма?

Здесь два момента. Ни одна страна-участница Евросоюза и ни одна страна-участница НАТО не признала аннексию Крыма. Четко сказано, что мы не признаем аннексию, поскольку это произошло незаконно, с нарушением международных соглашений. На уровне ЕС проявлением этой политики непризнания является запрет гражданам Евросоюза вступать в какие-либо сделки или деловое сотрудничество с Крымом, который, в нашем понимании, является оккупированной частью Украины. То же самое относится и к НАТО. Но есть еще второй блок — Минское соглашение. Оно касается только ситуации в Восточной Украине. И по той информации, что мы получаем, полностью перемирия там по-прежнему нет.

Виден тупик.

Да. Но не НАТО и не Евросоюз оккупировали Крым.

Это значит, что улучшение отношений между Западом и Россией просто теоретически невозможно?

Это значит, что процесс будет очень-очень длительным. Аннексия Крыма — это не проблема НАТО и России. Это вопрос, который затронул систему многих международных организаций. Не будем забывать, например, о резолюции ООН, которая была принята в 2014 году и которую поддержало многие государств мира (Резолюцию Генеральной Ассамблеи ООН о территориальной целостности Украины поддержали 100 из 193 стран-участниц ООН — прим. Delfi).

Вопрос о вступлении в НАТО Украины и Грузии стоит в повестке дня?

НАТО всегда заявляло о принципе "открытых дверей". Но сейчас мы не говорим о возможности в обозримом будущем участия Грузии или Украины в НАТО. Конечно, был саммит в Бухаресте, где отмечалось, что если эти страны будут готовы, и все члены НАТО будут согласны, то когда-то подобное может произойти. Но сегодня в самом НАТО нет единства по этому вопросу. При этом, я считаю, что мы никоим образом не должны послать Киеву и Тбилиси неправильный сигнал и исключить такую возможность в целом. Тот факт, что к НАТО присоединяется Черногория, — это наглядное подтверждение, что политика "открытых дверей" действует. Но страны-кандидаты должны сами готовиться, проводить реформы. И это касается не только политики обороны. Это также вопросы обеспечения безопасности информации, предотвращения коррупции, реформ судебной системы и госуправления. Это все интересует НАТО. И здесь обеим странам еще надо многое сделать.

Кандидат в президенты США Дональд Трамп неоднократно обвинял Европу в том, что ее вклад в военный блок НАТО является недостаточным. Понимаю, что глава МИДа Латвии не имеет права комментировать ход предвыборной гонки в чужом государстве, но объясните хотя бы, какую роль в политике НАТО играет личность американского президента?

Конечно, США играют очень большую роль в НАТО. И хотя министр действительно никогда не должен комментировать выборы в другой стране, но нам в Латвии очень важно понять: независимо от того, кто станет будущим президентом США и какая партия будет доминировать в Конгрессе, наши союзники на абсолютно легитимных основаниях ждут от нас, что страны Европы в нынешних обстоятельствах риска начнут тратить на свою безопасность намного больше. Тем более, что эти риски исходят не только с восточной, но и с южной стороны.

Другими словами, от Европы требуют пересмотреть нынешнюю ставку отчислений на безопасность?

Многие страны сейчас тратят на нужды обороны 1,9001% от ВВП. Латвия выделят только 1,4%, и 2%-й рубеж мы достигнем только к 2018-му. Так что сначала надо выполнить это обязательство. Но нам действительно нужно прекратить жить в иллюзиях, что присутствие США и их желание защищать нас от терроризма является чем-то само собой разумеющимся. Нет! Это не так. Не важно, кто победит на выборах в США. Важно, что мы должны выполнить свое домашнее задание.

США не хотят больше платить за всех?

США будут делать все, что в их силах для выполнения своих обязательств. Но США абсолютно легитимно ожидают, что все союзники будут платить за свою безопасность адекватно, а не со скидками.

Нынешнюю ставку отчислений могут пересмотреть?

Давайте не будем забывать, что у Латвии помимо обязательства делать 2-й процентный взнос в НАТО, есть еще восточная граница. И туда надо срочно инвестировать. Это не только вопрос о соседях, но и вопрос о миграции, вопрос о нашей внутренней безопасности. Те, кто думают, что в какой-то момент мы сможем расслабиться и опять легкомысленно относиться к своей безопасности, сильно ошибаются.

И все же возвращаюсь к вопросу. Так на уровне НАТО есть дискуссии, что 2% — это мало?

Таких дискуссий сейчас нет. Но есть дискуссии, что всем странам надо, как можно быстрее, достичь 2%-й рубеж. Однако я не исключаю, что такие дискуссии могут возникнуть. Возможно, не во всем НАТО, но для тех стран, которые находятся в зоне риска.

Tags

Афганистан Вашингтон Джон Керри Дональд Трамп Евросоюз Крым НАТО ООН Тбилиси Эдгар Ринкевич

Comment Form