Наше здравоохранение похоже на автомобиль с нетрезвым водителем, который заносит туда-сюда

Марис Ревалдс
Foto: LETA

- Почему в соседней Эстонии корыто не разбилось?

- Главное — там высокое доверие к власти. У них уже в 90-х годах хватало политической воли на структурные реформы: ввести общее страхование, сократить и оптимизировать сеть учреждений. Эти реформы были болезненными, собрали много протестов, но результат налицо — их медицинская система работает, врачи доступны населению, медики не бегут из страны. Там и денег на здравоохранение выделяется больше, и расходуются они более разумно. У нас только кризис вынудил политиков зашевелиться и что-то переструктурировать, но не до конца.

- Что мы сделали не так или не сделали вообще?

- Не победили "конверты", скорее даже легализовали их, выдав "индульгенции", как священники в Средневековье. Мы поздно начали реформы и не довели их до конца. Сегодня, когда численность больничных коек во всем мире стремительно уменьшается, нет нужды держать человека в больнице. Многие операции можно провести амбулаторно — техника позволяет. По этим показателям Латвия до сих пор смотрится не очень. Особенно статистику портят психиатрические больные — их очень слабо лечат амбулаторно.

Главная боль — реформа системы финансирования медицины. Тут нас все время метало в разные стороны. В 90-х начали с германской системы: за каждую манипуляцию медикам начисляли определенное число пунктов, каждому из которых соответствовал денежный эквивалент. Например, анализ — пять пунктов, операция — тысяча. Больничные кассы, которых тогда было много, покрывали пункты деньгами. Что сделали врачи? Занялись приписками пунктов — мол, они не только провели операцию, но перед ней еще осмотр, еще анализы и т.д. Ценность пунктов упала, приходилось все больше приписывать — система сломалась.

Была еще система "держания Фондов" во вторичной помощи, от которой отказались, а потом опять частично ввели… Было у нас пять-шесть лет госагентство обязательного страхования по имени V.O.V.A.A. (Valsts obligātās veselības apdrošināšanas aģentūra)— к настоящему страхованию эта "Вова" никакого отношения не имела.

- А как вы оцениваете предложение Цирцене, лечить за госсчет только тех, кто платит налоги здесь?

- Не без минусов, но мне она нравится. Ведь глобально нашему государству больше всего портит жизнь то, что оно не собирает всех налогов. Вместо того чтобы навести порядок в сборе, наши министры все время изобретают новые. У нас только официальный уровень теневой экономики — 23%, а в Эстонии и Литве — 14-15%. Настоящая картина, думаю, еще хуже. В итоге инвесторам не нравятся такие "серые" страны. Неплательщики составляют нечестную конкуренцию плательщикам, которых скребут со всех сторон.

Еще одна категория "неплательщиков" — наши люди, которые живут и работают за границей, платят налоги там, а лечиться приезжают сюда. За счет местных. Новая министр Чакша сейчас взялась за решение этой проблемы — надеюсь, ей удастся.

- А пока…

- Пока наша система здравоохранения походит на автомобиль с нетрезвым водителем, который заносит туда-сюда. Или на собаку, которую все время тыкают носом в лужу на паркете, а она тут же гадит в другом углу. Суть ведь не в названии реформ, а в принципе, как нашими невеликими деньгами распоряжается государство — по-умному или по-дурному. У нас — по-дурному. Раз денег мало, как могла образоваться каста привилегированных врачей, которые зарабатывают даже больше западных коллег?!

- А у нас такие есть?

- Конечно!

- Кто?

- Не скажу. Все их прекрасно знают, но вслух не произносят.

- Но если у этих светил забрать часть денег, они же уедут?

- Не думаю. Если им слегка уменьшить доходы, останется не так уж мало. Ведь в то же время на другом конце линейки цены на медуслуги вообще никакие! Врачи не хотят за такие деньги работать вообще. Во времена Цирцене была жуткая ситуация с гинекологами — я видел карту, на которой были обозначены целые регионы, где нет ни одного гинеколога, работающего с госквотами. Цирцене умножила тарифы на три — гинекологи тут же появились и заключили договоры с государством. Похожая ситуация сейчас с детскими зубными врачами — они не хотят лечить зубы по таким низким ценам.

У типичного латвийского врача работы больше часов, чем часов в сутках. Работает в нескольких местах: ставка в одной из больниц, посреди дня бежит в свою практику, да еще какие-то часы в крупном частном секторе подрабатывает.

Мы уже не говорим об этом безобразии, а кричим! Честным медикам не на что семью кормить, не на что обмениваться услугами с представителями других профессий. Ведь адвокат берет за услуги по 50-100 евро в час, любая лекция по повышению квалификации — 300-400 евро, простой строитель-ремонтник — сами знаете сколько…

Для примера: за амбулаторные консультации такие специалисты, как неврологи, кардиологи, эндокринологи, получают за эпизод (то есть первичный осмотр, направление на обследование и постановку диагноза, что занимает около двух визитов) максимум 11 евро, причем часть из них причитается медсестре и учреждению.

- Что в такой ситуации делают врачи?

- У них два варианта. Или сидеть и заниматься наглым приписками услуг или работать честно за гроши. Кто пойдет на такие цены? Или совсем молодые специалисты, которым нужен опыт, или врачи, чьи услуги никоим образом нельзя продать на свободном рынке (не совсем умные или в сильно преклонном возрасте), или врачи-миссионеры, готовые терпеть любые лишения во имя клятвы Гиппократа, или врачи-женщины, которым муж позволяет не думать о деньгах — для них работа — что-то вроде хобби. На таких и держится наша госмедицина! Но таких все меньше — молодые спецы голосуют ногами. Их выкупают на корню, еще в вузах.

Например, я перед своими докторами стою на коленях: давайте так, большую часть времени вы работаете у меня частным врачом и получаете достойную оплату, но будьте добры, возьмите чуть-чуть "государственников" — получите индульгенцию на небесах.

- По большому счету, зачем вам, представителю частной медицины, нужны пациенты, которые не могут платить?

- Хороший вопрос. Думаю, если бы на моем месте сидел человек с чисто экономическим образованием, он бы на коленях не стоял — послал бы систему к чертовой матери. Все же в госсистеме работает много моих коллег-врачей, нельзя позволить всему рухнуть. Да и я тоже когда-то дал клятву. Надеюсь, что когда-то это безобразие закончится, и наши пациенты придут к нам не с протянутой рукой. Думаю, мы стоим на пороге революции — революционная ситуация созрела: верхи не могут управлять по-старому, а низы не хотят жить по-старому.

Delfi в Телеграме: Свежие новости Латвии для тех, у кого мало времени

Tags

"Замок света" Гунтис Белевич Ингрида Цирцене Марис Ревалдс Рижский университет им. Страдыня
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.
Статьи по теме:
 

Comment Form