Про шоу-интеллигенцию, мировую прокси-войну и кризис имперских наций

Кто первый треснет изнутри? Алексей Герман о Довлатове, англосаксах, патриотах и "демократах" без штанов
Foto: kadrs no Skype

- Все ваши картины сняты в разных временных пластах: "Последний поезд" — вторая мировая, "Гарпастум" — первая мировая, "Бумажный солдат" — полет Гагарина в космос, "Под электрическими облаками" — вообще, взгляд из 2015 года в 2017, к слову, взгляд провидческий… По какому принципу вы выбираете время?

- Я не привязываюсь ко времени — привязываюсь к людям и событию, о котором в тот или иной момент кажется важным и интересным рассказать. Любое время — неоднозначно, в нем много чего намешано, особенно в России. Я даже поругался с одной известной журналисткой, которая упрекнула меня, что в "Бумажном солдате" я не определился с отношением ко времени.

Меньше всего люблю определяться с отношением ко времени. Для меня гораздо важнее другие моменты: ощущения интеллигенции в разные периоды, ее причастность и непричастность к происходящему, терзания "уехать — не уехать", "остаться — не остаться", отношения человека, семьи и страны, реакция людей на вызовы времени, неплакатная сторона любви к родине, разговоры о том, что было и как будет… Все вопросы, которые люди себе задают и над которыми размышляют.

- Важные герои ваших картин — представители интеллигенции, понятия чисто русского. В России это не просто образованность и интеллектуальный уровень. Какая у нее роль, на ваш взгляд?

- Сейчас почти никакой! Сами видели результаты выборов. В истории России ее значение редко возрастало. И уж точно не сейчас, когда интеллигенция — раздробленная, переругавшаяся, зачастую растерявшаяся, без серьезных авторитетов, способных скрепить страну. Многих разделила Украина. Многих фейсбук. С его появлением любое подобие вразумительного разговора чаще подменяется истерией…

Для России интеллигенция очень важна — это часть самосознания страны. До недавнего времени англосаксы примерно понимали, кто они такие и как хотят жить, французы — тоже. Русские никогда не понимали, кто они такие и зачем: то мы строим империю, то мы строим демократию… Увы, интеллигенция сегодня перешла в категорию шоу-бизнеса. Раньше был поэт Бродский, а сейчас — Быков, был Тарковский, а теперь его нет. Не тот вес и ресурс таланта. Конечно, многие уехали, многие боятся репрессий и не высовываются. Сто лет интенсивного уничтожения и выдавливания из страны все же дали некое генетическое обнищание нации.

Надеюсь, пройдет этот этап, выкристаллизуется какое-то количество мощных индивидуальностей, которые глубже постигают Вселенную, тогда значение интеллигенции снова вырастет.

- На ваш взгляд, сейчас есть люди, к которым прислушиваются в России?

- Фигур весом Астафьева и Солженицына — нет. При попытке перехода на другие ценности образовался дефицит мудрости. Репутация интеллигенции (как левого, так и правого толка) сегодня сильно испорчена бесконечным собаченьем демократов и государственников и большим количеством глупостей, исходящих от нее в интернете. Раньше основным было качество мысли, а теперь скорость.

Впрочем, то же мы видим во Франции, в Англии… Эра серьезных пертурбаций только начинаются — процесс займет десятилетия, не меньше. Сами видите, что вокруг творится! Идет глобальный кризис старых имперских наций, разрушение корневых европейских государств, перераспределение сфер влияния, смена миропорядка, кризис либеральной экономики. Посмотрите на того же Трампа: он выступал за либеральную форму со снижением налогов, но при этом ведет очень протекционистскую политику. Европа все более идеологизируется. Турция пытается вернуться к той Турции, какой она была. Китай крепнет…

- Ваш фильм "Под электрическими облаками", снятый еще до Крыма (2014), начинается со слов "Сейчас 2017 год. Прошло 100 лет после русской революции. И кажется, что все ждут большой войны. Глобализация не сделала мир единым…". Это ощущение до сих пор сохранилось?

- А мы уже живем в условиях третьей мировой. Просто это софт- и прокси-война, обернется ли она горячей или холодной — увидим. Так что четыре года назад я все правильно предсказал.

- Что же мы все не поделили?

- Тут есть ключевой момент — историческая память, вещь важная и сакральная. Она очень разделяет. Особенно сейчас, когда ценностная картина мира в России ретранслируется в прошлое, а на Западе фрагментируется. В итоге право истории, право крови, самоидентификация, сплочение нации — они будут везде нарастать. Особенно в Восточной Европе.

Delfi в Телеграме: Свежие новости Латвии для тех, у кого мало времени

Tags

Берлинский кинофестиваль "Серебрянный медведь" Александр Солженицын Божена Рынски Александр Сокуров Алексей Герман Андрей Кончаловский Владимир Путин Газпром Григорий Явлинский Дмитрий Быков Збигнев Бжезинский Иосиф Бродский Кирилл Серебренников Кремль Ксения Собчак Леонид Ярмольник Сергей Довлатов Украина
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.
Статьи по теме:
 

Comment Form