О рижской школе Гюлена: это мягкий джихад, который выглядит очень симпатично


- Говоря о великом визире, вы имели ли в виду заклятого врага Эрдогана — Фетхуллаха Гюлена?

- Нет. Хотя его история очень интересна. Гюлен — духовный вождь. Он профессиональный проповедник такого же типа, каким в кальвинистской Швейцарии 16-го века был Цвингли — прошел все ступени с самого низа.

Надо отметить, что турецкий ислам — особый. Турки стали мусульманами на рубеже первого и второго тысячелетия — после вторжения в Персию. Ислам наслоился на древние тюркские шаманистские верования, а позже, когда турки пришли в Малую Азию, где до них жили хетты и греки, их крови перемешались с индоевропейскими, а вера позаимствовала элементы мистического христианства. Так образовались дервишские ордена — религиозные объединения мистического толка, которые в Османской империи объединяли военных-янычар и приближенных ко двору интеллектуалов, имевших огромное политическое влияние. Но правоверные арабы считали турок чем-то вроде мусульман-еретиков.

Когда в конце Первой мировой войны на месте Османской империи возникло Турецкое национальное государство, его лидер Мустафа Кемаль (Ататюрк) решительно порвал с религией, ввел французскую секулярную модель, строго-настрого запретив братства дервишей. Что неудивительно. Ислам — религия политическая, ведь если для христиан ключевое слово — "любовь", то для мусульман — "справедливость". В итоге любое социальное движение и недовольство на Востоке моментально одевается в религиозную одежду — мол, неправедник захватил власть и т.д.

Вопреки заветам Ататюрка, Гюлену удалось организовать одну исламскую организацию по образцу дервишских орденов — форму он взял похожую, но начинил специфическим содержанием, позаимствованным у иезуитов 18-го века — те пытались наладить образование, соединив в своих школах веру с передовой наукой своего времени. Учились в таких школах дети элиты — считалось, что если элита станет правоверно-католической, то и население подтянется. Гюлен тоже призвал людей религиозных и состоятельных жертвовать на такие школы — очень современные, отвечающие на последние вызовы окружающего мира. Кстати, в Риге тоже есть одна школа "Хизмета".

- Это какая?

- Это школа RIMS (Rīga International meridian school) в Кенгарагсе под Южным мостом. В неоготическом здании, построенном в свое время для рабочих фарфорового завода Кузнецова главным архитектором Риги Рaинхолдом Шмелингом. Директор школы Синан Цифтлер до этого образовал подобные учреждения в Монголии, Польше, Литве… Человек опытный.

Я уже больше 10 лет призываю к тому, чтобы в Латвии образование велось на трех языках — латышском, русском и английском. Это абсолютная необходимость для нашей страны, но по политическим причинам, во главе которых принцип "против кого дружить будем", эту систему не хотят принять. А вот люди Гюлена открыли именно такую школу — учат на трех языках, а потом потихоньку подтягивают четвертый — турецкий.

Ислам там вносится очень невзначай, на уровне ощущений. Попечители школы — мусульмане, кто-то из учителей, но далеко не большинство. Ничего не навязывается, никаких публичных намазов. Дети получают хорошее образование и привыкают жить рядом с мусульманами. Очень много традиций они усваивают на чисто бытовом уровне. Там есть кружки для мамочек, турецкую еду готовят по выходным. Стараются, чтобы все было высочайшего качества и ориентируются на элитарную публику.

Образование — не самое дешевое, но и не самое дорогое (4900 евро в год, — прим. Ред.). Преподаватели в основном местные. Ученики, преимущественно, из русскоязычных семей.

- Какая перспективная цель у таких школ?

- В исламе есть понятие "джихад" — священная война. Она ведется вовсе не обязательно с оружием в руках. Это вполне может быть такой "мягкий джихад". На фоне террористов ИГИЛ он выглядит совершенно симпатично. Недаром Гюлен и с Папой Римским встречался, и с другими высокопоставленными общественными и политическими деятелями.

- Эрдоган тоже выходец такой школы?

- Не знаю. Они с Гюленом долгое время были единомышленниками, но разошлись. По ряду экономических, социальных и политических причин в Турции никакого благоденствия нет. На этом фоне начались претензии, почему при исламском правлении в стране вершатся какие-то грязные делишки — коррупция, темные дела семьи Эрдогана и т.д. Не желая, чтобы его религиозное движение испачкалось в грязи, Гюлен был вынужден выступать против. Хотя, понятно, что править в белых перчатках невозможно, правила политики таковы, что либо ты такой же, либо станешь таким же, либо тебя вскоре вытолкнут вон.

Сейчас Эрдоган ставит на карту политическую лояльность своего бывшего соратника, что тоже странно. Не можем же мы призвать к суду Папу Римского за то, что он нарушает права женщин, называя аборты убийством. Также и Гюлен. Когда он говорит, что в Турции правят не по исламу, он не предатель родины, а просто излагает свои религиозные воззрения. При этом понятно, что Гюлен не стал бы руководить государственным переворотом — не его это дело.

Организаторы переворота явно исповедовали секулярность, что совершенно не в духе Гюлена. А вот армия на всем Ближнем Востоке армия традиционно находится в оппозиции к религиозным силам. Причины просты. Их генералитет обучался в американских учебных заведениях. К тому же военные — люди реалистичные, ведь они имеют дело с техникой и точными науками. Если они и принимают религиозность, то как обычай и этнографию. Да, они не будут на виду у людей есть в Рамадан, но втихаря — запросто.

Source

rus.DELFI.lv

Tags

Ангела Меркель Беженцы Беженцы в Латвии Владимир Путин джихад Леонс Тайванс переворот в Турции Рамзан Кадыров Реджеп Эрдоган Сергей Шойгу теракт в Ницце Фетхуллах Гюлен Франсуа Олланд Юлия Степаненко
Заметили ошибку?
Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter!

Comment Form