О свободе, нирване, собаке на поводке и торговце восточными коврами

Надо будить принцессу! Вайра Вике-Фрейберга про волшебную Латвию, Крокодила Гену и политиков-поросят
Foto: Kārlis Dambrāns, DELFI

На фото: вид из окна Вайры Вике-Фрейберги.

Милда все время у вас на виду. О чем думаете, когда смотрите на нее?

— Для меня она была особо важна, когда я только вернулась в Латвию. В то время еще было совершенно неясно, что меня тут ждет и насколько серьезно правительство относится к только созданному Институту Латвии, у которого не было ни бюджета, ни установок. Надо было все начинать с нуля, причем в ситуации противостояния со стороны МИДа и конкретно Биркавса.

Поселилась я тогда у родственников приемного отца на Яуниела и бегала оттуда в Академию наук, где у меня было место с крохотным столиком в приемной академика Андриса Буйкиса. В таких условиях мы с Андрисом и Имантом Зиедонисом работали. Я носилась по Риге за разными бумагами, натерла мозоли, не реже трех раз в день пробегая мимо Милды, думала: как крепко она стоит и держит свои звезды, вот и мне надо выдержать.

Вы чувствуете себя совершенно свободным человеком?

— Сравнительно. Полностью мы будем свободны лишь тогда, когда достигнем Нирваны. Но это не нам решать, когда мы ее заработаем.

Каковы ваши будни сейчас?

— Насыщенные. У меня очень плотный календарь. Человеку моего возраста можно было бы и поспокойнее, но я взяла этот темп с тех пор, как оставила президентство. Правда, в этот Новый год решили отдохнуть в теплых странах, поплавать в море. Давно там не были.

Конституция не требует от меня никакой активности, могла бы спать на печи и сосать палец, или вести себя, как восточный торговец коврами в ожидании клиентов. Но у меня есть моральные обязательства… Например, как я могу не прийти на праздничное заседание 4 мая, если там собирается весь дипломатический корпус? Если я в Латвии, это мой долг.

- Во сколько начинается ваш рабочий день?

- Знаете, когда я только получила бакалавра и работала в страховой фирме — переводила с испанского на английский документы для клиентов из Южной Америки — мне надо было всякий раз, приходя на работу, вкладывать регистрационную карточку в аппарат и отмечать время: во сколько начала, когда вышла на обед, когда ушла — клик-клак, клик-клак… Мне этот принцип ужасно не нравился. Дело не в рутинной работе (к ней я привыкла с детства), но сама мысль, что кто-то меня держит как собаку на поводке и следит за каждым шагом, расстраивала. В этом чувствовалось недоверие.

Впоследствии я даже поспорила с Еврокомиссией, когда они стали вводить свои бюрократические регулы для ученых, которые получают гранты от Европейского исследовательского совета. Они тоже хотели все фиксировать: 8.55 — явился, 20.32 — покинул лабораторию… Я доказывала,что о работе ученых надо судить по их достижениям. Когда я читала лекции своим студентам, департамент не следил, прихожу я за три часа или за 15 минут. Главное, чтобы все было сделано… Мне так нравится, поэтому по окончании президентуры сама составляю свой календарь. Когда мы с Имантом уезжаем за город, стараемся спать, как того хочет природный ритм.

Как отметили свой юбилей?

- Грандиозно! Мне подарили множество цветов и комнатных растений, в том числе великолепные азалии, которые теперь у меня в зимнем саду. Я пригласила на вечер в Доме латышского общества всех, с кем я была связана раньше. Инесе Галанте специально приехала из Германии, чтобы спеть для нас под аккомпанемент Андрея Осокина, посол Роланд Лаппуке пел под гитару на латышском и французском языках, певец Валдис Муктупавелс играл на волынке, пели два хора с Марией Наумовой и Раймондом Тигулисом, музицировали Илга Рейзниеце с группой Iļģi. Группа Prāta vētra была в тот момент на концерте в России, поэтому мне они отправили теплое видеопоздравление. Все сказали, что было душевно и не официозно.

Были ли в вашей жизни дни рождения, когда ничего не хотелось праздновать?

— В детстве я особо и не праздновала. В Марокко у французов, вообще, не было такого культа дня рождения, все торты и свечки — это скорее англо-саксонская традиция. Моя мама, например, могла мне связать свитерок или сшить новую юбочку — что-то очень практичное. Лишь раз я получила то, что действительно можно было назвать настоящим подарком ко дню рождения. Я долго просила колоду карт. В Германии няня моего братика научила меня пасьянсам, и мне очень хотелось их раскладывать. Родители считали, что "легкий люксус", который мне ни к чему. Лишь к 15 годам они все же подарили мне эту "экстру", но я обнаружила, что из трех пасьянсов, в памяти сохранился лишь один.

Сейчас тоже практикуете?

— Тот самый, единственный! Надо будет как-нибудь освоить что-то посложней…

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!

Tags

Билл Клинтон Вайра Вике-Фрейберга Жак Ширак Кабинет министров Памятник Свободы
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form