Легче проводить аналогии Путина с Эрдоганом и Трампом, чем со Сталиным

Александр Эткинд
Foto: Kristina Hudenko


- Вашей первой специальностью значится "психолог". Большинство советских людей знали о существовании только психиатров, и то, предпочитали не иметь с ними дела…

- Психология в советское время была важным делом. Брежнев говорил, что он не является ни экономистом, ни инженером, а является психологом в своем роде, специалистом по кадрам. Факультеты психологии в Советском Союзе были организованы лет на десять раньше, чем факультеты социологии. Психология, конечно, была другой, но ведь и жизнь была другой. Что касается персональных психологов, то их роль тогда чаще исполняли соседи по коммуналке, коллеги…

- Что сделал советский строй с человеческой психологией — чем отличается homo soveticus и передаются ли эти особенности "по наследству"?

- Сегодня его отличает, прежде всего, возраст: люди, у которых есть память о советском периоде, старше тех, у кого ее нет. Поколения, разделенные большими историческими переменами, всегда различаются между собой. Сегодня старшие люди советского поколения наверняка беднее молодых людей, разница в возрасте оказалась и классовой разницей. Но именно потому, что я когда-то получил образование психолога, я не верю в психологические различия между этими группами.

Многие говорят о генах и кодах, в отношении политического поведения, это все чушь. Если говорить о генетической памяти, то получается что-то вроде теории Лысенко (советский агроном, создатель псевдонаучных теорий, — прим. Ред), который считал, что приобретенные признаки наследуются, и пытался это доказать на примерах сельскохозяйственных культур — яровых (тех, что высаживают весной на лето) и озимых (тех, что перезимовывают на полях). По его наблюдениям, если семена подвергнуть яровизации (воздействию низких температур), то они станут сильнее и передадут это свойство "по наследству". Он утверждал, что так вырабатывается новая порода, которая всегда будет сильнее и продуктивнее, потому что когда-то их предков посадили на зиму.

Так и советских людей подвергали "яровизации" — кого-то сажали на зиму, кого-то отправляли в Сибирь, кто-то служил в советской армии. Может, и постсоветское поколение надо снова подвергнуть яровизации? Сегодня эта идея снова стала популярной, потому что ее связывают с фамилией одной из самых активных ее сторонниц (намек на депутата российской Госдумы Ирину Яровую, — прим. ред.). Наука давно уверилась в том, что приобретенные признаки не передаются из поколения в поколение. А если бы это и происходило, зачем нужна была бы новая яровизация? Неужели сталинского террора не хватило бы на много поколений вперед?

Мы имеем дело не с генетическим, а культурным наследованием. Поэтому и сегодня какие-то идеи, навыки, особенности передаются школьными и университетскими программами (увы, они изменились гораздо меньше, чем изменилась жизнь вокруг), с культурной средой. Условно, если человек живет в том же городе, в котором жили его советские родители, дедушка, бабушка, и в этом городе мало что изменилось с тех пор (не переделана канализация, не разбиты сады и т.д.), то эта среда будет влиять и на потомков.

- Тем не менее на постсоветском пространстве все чаще слышна ностальгия по Советскому Союзу. Многие прослеживают аналогии с теми временами, вплоть до сталинских…

- Да, многие прослеживают. Российская политическая риторика — речи, статьи, сочинения политологов — полна аналогий между путинизмом и сталинизмом, между современной Россией и Советским Союзом времен Сталина. Причем к этим аналогиям прибегают и критики нынешнего российского режима, и его сторонники. Тут есть странный консенсус, думаю, совсем не случайный. Я эту идею никак не разделяю. Мне кажется, что современный режим совсем другой, чем сталинский; но ради самосохранения он имитирует советский режим, не имея на это никаких оснований.

Есть два очевидных параметра различий. В сталинском Советском Союзе не было коррупции, или она была минимальна. Но коррупция, финансовые хищения и гигантское социальное неравенство — определяющие характеристики нынешнего режима. И второе отличие. В сталинском Советском Союзе было массовое политическое насилие, которого мы пока не видим в современной России.

В общем, путинизм — новое изобретение. Его лидеры ближе к Эрдогану или к Трампу, чем к Сталину. Тем не менее путинский режим очень любит прямые аналогии и утверждения сходства между собой и Советским Союзом. В Москве эти аналогии звучат постоянно, и не только там. Например, они видны, если посетить рижский Музей оккупации. Даже в вашем новом Музее моторов очевидна глубокая и искренняя ностальгия по СССР.

- В чем она выражается?

- Скажем, большую часть коллекции оснащенного по последнему слову техники Музея моторов занимает экспозиция советских авто. Включая тех, на которых ездили и принимали парады советские деятели. Там есть специальная аппаратура, благодаря которой мои дети могли виртуально встроиться, скажем, в прием парада советским маршалом. И вот мой 8-летний сын, который по-русски не очень говорит, отдает честь, а на экране вокруг него едут советские танки. Он радуется, не очень понимая, о чем это все. А вот его родители, бабушки, экскурсоводы понимают отлично.

Музей моторов
Foto: https://www.facebook.com/photo.php?fbid=1130458840353605&set=p.1130458840353605&type=3&theater

На фото: Moses Etkind принимает виртуальный парад советских времен.

Я вырос в Советском Союзе, и у меня непротиворечивые воспоминания о том времени. 70-е годы, когда я был в школе и студентом, вспоминаю как серые и отвратительные. Эти воспоминания — важный стержень моей жизни и работы. Но я вижу все больше и больше, как молодые и старые люди начинают вспоминать советское прошлое, мягко говоря, с интересом, симпатией, желанием восстановить и подражать ему. Думаю, что тоска по политическому прошлому имеет свои причины в отвращении к настоящему. Я имею в виду политическое настоящее.

- Похожие на советские приемы прослеживаются и в современной политике Латвии: периодически ставится вопрос о прикрытии вещания "рупоров Кремля" — центральных российских телеканалов (чем не цензура?), строим стену на границе (чем не железный занавес?), коалиционные политики работают в тесной связке со спецслужбами, как только кто-то нежелательный пытается проникнуть во власть, ему не дают допуска к гостайне (чем не зловещее КГБ?)…

- Мне кажется, что это проблемы разного рода. Их не стоит нанизывать на одну "советскую" нитку, а лучше решать по отдельности. Стену строят не от России, а от наплыва мигрантов, необязательно даже от русских. Хотя есть теория, что Россия стимулирует заполнение Европы мигрантами с Ближнего Востока и Средней Азии. Тут надо разбираться специалистам по миграции. Что касается цензуры и телеканала Russia Today…

- Под "центральными российскими каналами" я подразумевала не его. По последним исследованиям, Russia Today у нас смотрят не более 1,5% зрителей. Закрывать же периодически хотят первый и второй российские каналы, у которых в Латвии огромная аудитория, в том числе и латышская.

- Цифры очень важны, а их знают только эксперты. И все же отвечу на примере Russia Today, потому что по всему миру идут дискуссии именно о нем, и его как раз довольно легко снять с эфира. Сам я не сторонник запретов и глушений. Некоторые страны это делают, а некоторые — нет. В одних подобная цензура противоречила бы Конституции, в других — нет. Посмотрите, как обсуждают эту тему в непостсоветских Австралии или Италии!

С центральными российскими каналами примерно та же история, но технически тут все сложнее. Не глушилки же ставить, как это делал СССР! Кстати, в Музее оккупации представлены радиоприемники "Спидола", сделанные в советской Латвии времен моего детства; в них умельцы вживляли дополнительный транзистор, и они побеждали глушилки и ловили запретные волны. Так мои родители на фоне ужасных завываний узнавали правду о мире.

Третий ваш пример. Связка власти со спецслужбами в решении вопросов безопасности, миграции, свободы информации вполне закономерна; в конце концов, зачем еще нужны спецслужбы, ведь они очень дорого стоят? Не менее важна во всем этом и роль гражданских экспертов. Конечно, существует вероятность возникновения порочного круга коррупции. Но никого, кроме экспертов, к этим темам привлечь нельзя. Гражданские эксперты, в отличие от офицеров в штатском, отвечают своей репутацией. Коррупции экспертов можно противодействовать, повышая им оплату за услуги. А чем больше гостайн, тем больше офицеров и тем больше коррупции.

- Если подытожить, то сколько в нас осталось советского, "совкового"?

- Вы живете в стране, где российский гражданин имеет право купить вид на жительство за 250 тысяч евро — сумму, которая в условиях сурового российского неравенства для многих неподъемна. По-моему, было бы любопытно провести социологическое исследование иностранцев, которые владеют домами и квартирами в Юрмале и Риге. Например, у меня — российского, британского и европейского профессора, — таких денег нет. Поэтому я каждое лето снимаю здесь дачу и вижу вокруг на пляже множество людей характерно советского вида. Кто они? Думаю, это следователи, чиновники, силовики и сырьевики, для которых российские нефтедоллары и газорубли превращаются в весомые зарплаты. Это и есть средний класс Москвы и окрестностей. Потому что люди классом выше, сотрудники Газпрома и пр., лето проводят, скорее, где-то в районе Ниццы. Но это все мои домыслы, основанные на наблюдениях — было бы любопытно знать факты.

Латышам волноваться надо не о бедных "совках", а об этих обеспеченных людях. Я не призываю к люстрации, но более тонкие регуляторы, чем налог, вам предстоит выработать. И такие регуляторы будут учитывать и образование человека, и его профессию, и характер политической деятельности. Такова, кстати, практика иммиграции в США и многих европейских странах: там учитывают и "особые достижения", и многое другое.

Вы беспокоитесь о пережитках советскости в людях, которые тут живут давно, может быть родились или приехали в позднесоветское время. И при этом создаете возможности для самых проблемных групп постсоветской России приехать сюда и наслаждаться жизнью — конвертировать блага, полученные из кормушек нынешнего режима. Впрочем, вы в этом не одиноки, тоже делает и, например, Великобритания, только там это дороже. А мне все это кажется проблемой более серьезной, чем стена на границе и забота о культурной генетике. Если ваше общество не считает российский режим мирным и справедливым, почему ваше государство приобщается к его нечистым доходам? Это моральный аргумент, но есть и прагматический. Вам нужны эксперты, а не коррупционеры.

- Тем не менее современная общественно-политическая жизнь нашей страны до сих пор строится на постоянном апеллировании к советскому времени. Те же наши "красные даты" — празднование Дня Победы 9 мая и шествие легионеров 16 марта — когда у одного памятника происходит единение русского народа, а у другого — латышского, но единством народа Латвии даже не пахнет. Как их соединить? Есть ли шанс?

- Думаю, шанс есть. Он называется общением, диалогом. Это нечто подобное тому, что произошло сегодня в Латвийской национальной библиотеке. На такие дискуссии надо приглашать и латвийских, и российских интеллектуалов, тех, кто живет и не живет в России. Кто-то не пойдет на такие диалоги, а кто-то пойдет, но чем больше будет таких дискуссий с прямыми трансляциями, в том числе и в Россию, тем лучше. Думаю, такие дебаты в Латвии стали бы популярными среди разных слоев.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!

Tags

Алексей Венедиктов Андрис Вилкс Владимир Путин День победы Дональд Трамп Музей оккупации Реджеп Эрдоган
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form