Про народ. 'Он заложник своей истории, и татаро-монгольское иго не прошло даром'

- В начале интервью вы сказали, что в голове у вас была фраза Пушкина "Народ безмолвствует". Так какую роль во всем этом, на ваш взгляд, сыграли и играют россияне? Похоже, народ как-то не видит альтернативы.

- Прежде всего, он обработан. Путин прекрасно отдает себе отчет в том, какой электорат ему нужен, и он неустанно его создает. Поэтому у народа уже нет права выбора. Думаю, как минимум два электоральных цикла он будет голосовать бессознательно. Изменения, если и возможны, то не эволюционные, а революционные. Потому все и зачищается до блеска.

Вот рижане смотрят телеканал "Дождь", который тут есть в каждом пакете, и думают, какая демократия в России. Но там-то этот канал не смотрит почти никто — он только по подписке и в интернете. Вы можете представить себе рижанина, который заплатит за телеканал и будет смотреть его с перебоями на ноутбуке? А наш несчастный фестиваль "Артдокфест"! На эту искорку брошены все силы судебной системы, чтобы уничтожить и закатать в асфальт. Непорядок, мол. Тут начнет тлеть — неизвестно куда перебросится.

В этом году мы были вынуждены перенести конкурсную часть из России в Латвию, потому что получали бесконечные палки в колеса — то проблемы с прокатными удостоверениями на российские фильмы, то проблемы с таможенным допуском на иностранные фильмы. Режиссеры некоторых фильмов боялись за судьбу своих героев после показа в России, а другие по принципиальным соображениям не хотят ехать в Россию. И никогда не исключен вариант, что проданный под завязку зал в последний момент откажет в показе по каким-нибудь техническим причинам. В итоге из 20 картин до показа доходят хорошо если 8-9.

- Зато в Латвии до аншлагов очень далеко!

- Понятно, что количество зрителей в Риге — в десятки и сотни раз меньше. В России люди идут на наш фестиваль не только, как в кино, но и чтобы заявить о своей позиции и оказаться в компании близких по духу. В Латвии нет такой потребности. Поэтому после конкурса здесь мы приложим все усилия, чтобы показать максимум картин в России. В стране, где власть боится фестиваля, который покрывает максимум тысяч двадцать зрителей из 145-миллионного народа.

- Если вернуться к этому 145-миллионному народу. В интервью вам на телеканале "Настоящее время" актер Алексей Серебряков размышлял на тему, почему в России сегодня "качество человеческого материала чрезвычайно низкое", а позже в интервью Юрию Дудю обозначил национальной идеей России силу, наглость и хамство… Какая уж тут демократия! Вы тоже так думаете?

- Я на этот вопрос ответил пять лет назад своим фильмом "Труба" (масштабное роуд-муви вдоль газопровода "Западная Сибирь — Западная Европа" рассказывает о людях, живущих на той самой трубе в России и в Европе, прим. Ред.) — он как раз о том, что нас объединяет с Европой, а что разделяет. И ментальные обстоятельства в этом очень существенны. Согласитесь, что разница между латышом и донским казаком, поляком и жителем Урала — очевидна. Также есть понимание, что Европа делится по границе веры: православные — они сильно другие, чем католики. Это существенные культурные и этические различия.

Как ни крути, а русский народ — заложник своей истории. Несколько столетий татаро-монгольского ига не прошли даром, как и многое другое. Это все в крови и сказывается. Как пример: я никогда не учил собаку носить мне тапки, а она носит… Мне, например, комфортнее в Европе, потому что мои предки жили и подпитывались другой культурой. Но при этом я считаю себя россиянином, и в футболе болею за российскую команду, несмотря на то, что за нее болеет и Путин.

- К слову, про футбол. Западные СМИ наперебой пишут о том, как приехавшие на чемпионат мира болельщики очарованы русским гостеприимством, открытостью и желанием помочь.

- Не могу про это сказать, потому что в это время не был в России. Но открытость — это не аргумент. К примеру, латыши — не особо открыты, но у меня очень комфортные отношения со многими. И я в такую комфортность верю больше, чем в открытость человека в купе, который впервые тебя видит, но предлагает выпить с ним бутылку и съесть полкурицы.

Source

rus.DELFI.lv

Tags

Борис Ельцин Виталий Манский Владимир Путин Михаил Горбачев
Заметили ошибку?
Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter!

Категорически запрещено использовать материалы, опубликованные на DELFI, на других интернет-порталах и в средствах массовой информации, а также распространять, переводить, копировать, репродуцировать или использовать материалы DELFI иным способом без письменного разрешения. Если разрешение получено, нужно указать DELFI в качестве источника опубликованного материала.

Comment Form