У россиян нет запроса на открытость и цивилизованность, зато есть запрос на сильную державу и изоляцию

Запроса на духовность у россиян тоже нет. Интервью с режиссером Верой Кричевской
Foto: Kadrs no filmas

- Вы считаете, что России нужно именно европейское развитие, а не "своя особенная стать", о которой последнее время много говорит, например, некогда апологет западных ценностей режиссер Андрей Кончаловский?

- Я плохой спикер на эту тему, потому что я — носитель западных ценностей и живу в данный момент не в России, хоть бываю там и работаю постоянно. Про "особенную стать" понимаю мало и не имею права говорить про то, какой путь лучше. Будем говорить честно, в данный момент мне совершенно очевидно, что у россиян нет запроса на открытость, цивилизованность и толерантность. Есть запрос на сильную державу, мощную армию, изоляцию…

- А на духовность, о которой сейчас много говорится, есть запрос?

- Я считаю, что запроса на духовность в России нет... В какой-то момент я поняла, что все усилия сторонников европейских ценностей напрасны, потому что нет интересующихся и бенефициаров у западного пути. С этим ничего не поделать.

Запроса на духовность у россиян тоже нет. Интервью с режиссером Верой Кричевской
Foto: Kadrs no filmas

- Ваш фильм называется "Слишком свободный человек". Что значила свобода в понимании Немцова? Разве можно быть совершенно свободным?

- Совершенно — невозможно. В любом случае у тебя есть некие обязательства и ответственность перед кем-то. Если рассуждать философски, свободный человек всегда имеет свободу выбора, в том числе, обязательств и ответственности. И все же свобода должна строиться на соблюдении законов — это ограничения свободы или нет?

Мы с Мишей названием фильма подчеркивали то, что Борис в любой ситуации оставался самим собой: не подстраивался под конъюнктуру, не шел на сговор с совестью, не обманывал себя… Да, он не был достаточно хитрым, не был политиком, в нынешнем понимании этого слова (где-то смолчать, где-то пойти на компромисс, где-то договориться), был неуправляем и говорил, что думал. Но он был честен перед собой.

- Вы — одна из самых свободолюбивых персон русскоязычного ТВ. Когда Наталья Синдеева сняла с эфира выпуск "Поэта и гражданина", вы моментально положили на стол заявление об увольнении… Что для вас свобода?

- В первую очередь это свобода выбора, возможность самой выбирать свою жизнь: что делать, что читать, кого любить, куда ходить, где и с кем жить… Я не могу работать из-под палки, делать то, что мне не нравится и в чем не вижу смысла. Я очень договороспособный человек, но совершенно не терплю, когда кто-то пытается корректировать мою работу, в зависимости от политической конъюнктуры. История с "Дождем" была глупой ошибкой Наташи Синдеевой, которую она потом признала. Сейчас у нас все хорошо, к пятилетию "Дождя" мы сняли пятисерийный сериал, в котором разобрали ту историю.

- В 90-е вы формировали новое российское ТВ: были одним из основателей телеканала "Дождь", ваши программы трижды получали высшую телепремию "ТЭФИ". На ваш взгляд, какую роль телевизор сегодня играет во воздействии на умы? Его влияние растет или уменьшается?

- Конечно, уменьшается, но привычка людей старшего поколения смотреть телевизор никуда не уходит — они привязаны к нему. И пока эти люди живы-здоровы, телевизор (даже уйдя в интернет) будет играть важнейшую пропагандистскую роль в обществе ближайшие много лет. Мне же самой сегодня противно что-либо знать про телевизор. Уже много лет в моем доме нет такого предмета. Конечно, иногда приходится заглядывать по работе, но в целом мне это противно и неинтересно. Это ужасно, что у меня нет другой профессии.

Delfi в Телеграме: Свежие новости Латвии для тех, у кого мало времени

Tags

Борис Ельцин Борис Немцов Михаил Ходорковский Шустер
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.
Статьи по теме:
 

Comment Form