Украина: увы, кто-то гибнет, а кто-то обогащается

Без "укропов" и "колорадов". Почему невъездная в Россию журналист помогает жителям Донбасса
Foto: Фото из личного архива

На фото: Зима 2014/2015 года, бомбоубежище в Донецке

Разумеется, Оксана не могла остаться безучастной и к ситуации на своей родине — Украине.

"Впервые я поехала в Киев в июле прошлого года, по приглашению миссии ООН в Украине — с лекцией "Почему важно говорить правду" для оппозиционных журналистов, которые покинули Крым. Я честно говорила, что считаю серьезной проблемой дегуманизацию противоположной стороны — использование ярлыков, уничижительных названий, которые облегчают страшную задачу — убийства. Когда вы друг друга называете "укропами", "ватниками", "колорадами" и"лугандонами" — вы перестаете видеть человека. "Колорада" легче сжечь, а "укропа" — выдернуть".

Уже тогда Оксана столкнулась с политикой двойной морали: "Например, украинское "Новое время" предложило мне сделать два материала — наблюдения за последней неделей Майдана и репортаж из финских магазинов, где, по их информации, создались длинные очереди недовольных санкциями россиян, а финнам не нравится, что раскупают их товары. Но я выяснила, что такой проблемы нет, о чем честно написала. Этот материал украинское издание публиковать не стало".

Чтобы понять, что происходит на востоке Украины, Оксана отправилась туда осенью прошлого года. "Получила тогда гонорар за голландский перевод книги "Они шли за мной по улице"… Решила использовать эти деньги, чтобы понять, что происходит в Украине".

"Меня поразила уникальная ситуация в родном Запорожье, где силы Майдана и Антимайдана находились в состоянии постоянных переговоров и, несмотря на резкие расхождения во взглядах, умудрялись сохранять мир. Думаю, если бы все политики Украины действовали также, не случилось бы ситуаций, подобных одесской. Увы, во многих местах там действуют политики, которым выгоден неугасающий конфликт, ведь кто-то гибнет, а кто-то обогащается".

Оксана связалась с группой людей (имеющих разные политические взгляды), которые организовывали помощь мирным жителям Донбасса, в том числе вывозили из Славянска детей и женщин, договариваясь о гуманитарных коридорах с украинскими военными и ополченцами. Они же помогли Оксане попасть в Донецк.

"Если мой финский паспорт негражданина на украинском блок-посте не вызвал вопросов, то за правозащитника с российским паспортом пришлось побороться — поздно ночью я звонила знакомым депутатам Европарламента, просила связаться с генералом СБУ, которому я объясняла, что не все россияне — враги. В итоге, нас пропустили. Мое наблюдение: с российским паспортом работать на украинской стороне практически невозможно. При том, что в самопровозглашенных республиках до определенного времени были журналисты с украинскими паспортами".

В Донецке Оксана обратилась за аккредитацией в пресс-центр ДНР."Они проверили по интернету, что я пишу, что Путину я, мягко говоря, не симпатизирую, но аккредитацию дали и связали со штабом обмена военнопленными, а те предложили осмотреть их тюрьмы с украинскими пленными. Я спросила, почему не позвали Lifenews или Russia Today, а они ответили: вы всегда писали правду, надеемся, что и сейчас будете. Я стояла во дворе комплекса СБУ Донецка, а министр обороны ДНР Кононов спрашивал, почему меня так интересует судьба пленных. Я говорила ему о женевских конвенциях, нормах ведения войны и гуманности, когда он вдруг предложил: хотите мы вам солдата отдадим? И мне вывели 22-летнего сержанта разведроты, который полгода сидел в плену — я его передала украинской стороне, представители которой приехали в Донецк".

Все свои поездки на Донбасс Оксана совмещала с гуманитарной миссией — общалась с врачами. Выяснила, что последнее время в больницах очень много операций на глаза, в связи с минно-осколочными ранениями, в том числе — у детей, вывоз которых в ту или иную сторону старалась организовать.

"Помню, запорожский чиновник передал мне втихую медицинские документы беженцев из Луганска — папы с тяжелой стадией сахарного диабета (сказалась невозможность получить инсулин) и ребенка с пороком сердца и проблемой с легкими, у которого в Украине у него нет шансов выжить. Он просил, чтобы я связалась с московским доктором Глинкой. Понимаю, что это не патриотично, сказал чиновник, но ведь ребенок умрет. И обратная ситуация: мы так и не успели договориться об эвакуации из Горловки 16-летней раненой девочки — несговорчивой оказалась украинская сторона блок-поста. Настю ждали медики в Харькове, а потом — в Германии, но ребенок умер. У меня до сих пор депрессия не проходит".

По мнению Оксаны, сегодня главные герои Украины — гражданские волонтеры, которые, невзирая на все препоны государства, спасают мирных людей. "Большинство из них никогда не были активной частью гражданского общества или сотрудниками правозащитных организаций –это врачи, учителя, а зачастую и сами беженцы, жители с разных концов Украины, которые самоорганизовались в эффективную сеть поставки гуманитарной помощи как беженцам с востока, так и людям из мест активных боевых действий или забытых всеми местечек вблизи линии соприкосновения. И сделали это не благодаря государству, а вопреки.

Никогда не бывает конфликт черно-белым, как его пытаются сейчас представить. Я видела как чудесных людей с обеих сторон, так и бесчеловечных. Увы, мои украинские коллеги, которые пытаются писать правду, тоже попадают под каток репрессий. Скажем, не выдержал и переехал в Нью-Йорк запорожский журналист Виталий Дзюба, который вел ТВ-стрим, например, показал попытку захвата администрации Запорожстали подразделением Правого сектора в масках с оружием — из сюжета было ясно, кому война приносит страдания, а кто пытается под шумок реструктурировать чужую собственность".

Конечно, людям в Европе трудно понять все тонкости ситуации на Украине, но их реакция далеко не однозначная. "Еще в декабре прошлого года депутаты Бундестага подняли вопрос о том, что такое добровольческие националистические формирования на Украине, — рассказала Оксана. — Ответственные за будущее Европы политики понимают, к чему это может привести. В гуманитарной деятельности мне помогают американцы, немцы, португальцы, финны, голландцы, шведы,французы… Многие из них могут влиять на общественное мнение в своих странах".

По сведениям Оксаны, на Донбассе сейчас царит атмосфера страха, напоминающая Чечню 2005 года, как Кадыров начинал брать правление в свои руки.

"В Славянске огромное число условно осужденных украинскими судами "за потворничество террористам". Сегодня в этом городе расквартированы и батальоны, включая (одно время) и "Торнадо", который, якобы, был расформирован, потому что количество их "безобразий" в отношении мирных жителей зашкаливало, а на самом деле бойцов отправили в Славянск. Еще летом люди были от них в ужасе, а потом их снова куда-то перевели. Недавно мой знакомый написал мне с митинга посвященного Дню независимости Украины Славянска, куда, по его словам, согнали весь город, пригрозив уволить с работы. То есть вполне себе совковые методы. Чтобы такого не происходило, нужна политическая воля, но я ее не вижу…".

Delfi в Телеграме: Свежие новости Латвии для тех, у кого мало времени

Tags

Анна Политковская Беженцы Беслан Владимир Путин Донбасс Донецк Чечня
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.
Статьи по теме:
 

Comment Form