Чему учат в школе: английский. Говорить или владеть?
Foto: Publicitātes foto

Чему учат в современных латвийских школах? Как изменилась работа учителя? Какие проблемы перед ним стоят? Как смотрят на учебу в школе современные латвийские школьники? Портал Delfi публикует серию статей, подготовленных для сайта Imhoclub Оксаной Мигуновой. Третья статья в серии посвящена английскому языку.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама

О том, как преподают английский язык в Латвии, рассказывает учитель английского, директор Рижской 80-й школы Анна Владова.

Цикл статей "Учат в школе" опубликован на сайте IMHOCLUB.lv, где по-прежнему можно задать вопрос героям материалов. Автор проекта — Оксана Мигунова.

Об экзаменах

В целом в Латвии с преподаванием иностранных языков, и в частности английского, дела обстоят неплохо. По крайней мере глобальных провалов я не вижу. При том что по результатам централизованных экзаменов, я считаю, судить ничего нельзя. Дело в том, что они не всегда объективны. Хотя бы потому, что у ребенка в этот день может быть плохое настроение, он может не выспаться, плохо позавтракать. И потом, есть дети, которые великолепно учатся, свободно владеют материалом, а на зачетах и экзаменах не могут сосредоточиться. Это нормальная психологическая картина.



Многие выпускники сдают международный экзамен IELTS, потому что нацелены на учебу или работу за границей. (Отъезд молодежи, это, конечно, наша общая боль. Но не будем сейчас об этом.) Я хочу сказать, что школьный экзамен по английскому языку и экзамен IELTS — две разные вещи. У меня были дети, которые в школе экзамен сдавали на "B", "C", а IELTS — на 6 на 7 баллов (что, вообще-то, соответствовало бы наивысшей школьной оценке — "A").

Это очень разные экзамены как по содержанию, так и, что важно, по мотивации сдающих. Это от школьного экзамена не отвертеться, а IELTS детям нужен самим. Идти его сдавать — это решение, мотивированное желанием учиться дальше на этом языке или получить работу. К IELTS обычно готовятся, причем одного месяца для этого недостаточно.

В целом в нашей школе, например, нет цели подготовить ребенка к школьному экзамену. Наша задача — дать ему возможность овладеть языком.

С первого класса

Я горячо одобряю решение Министерства образования ввести урок английского языка с первого класса в обязательном порядке. Другое дело, сколько именно часов уделяется предмету. В одном уроке в неделю, как полагается по стандарту, — проку мало.

Сейчас каждая школа имеет право выбрать свое количество часов в неделю, если только она выбирает свою собственную программу, а не пользуется стандартной моделью. У нас, например, своя программа, которая предполагает четыре урока иностранного языка в неделю. И с первого класса — еще до постановлений министерства. Я считаю, что если уж изучать язык, так изучать!

Естественно, в первом классе язык преподается в основном через игру. Я всегда говорю, что если учитель после урока в первом классе не вышел с мокрой спиной, значит он плохо поработал. Это маленькие дети, им же не скажешь: открывайте учебник, параграф первый! Нет! Идет бесконечная игра. И мокрая спина в этом случае — нормально.

О мотивации

Вообще на уроке работает учитель, а не учебник. От учителя зависит многое — но не скажу, что на сто процентов, потому что есть еще ребенок, его родители, домашняя среда и так далее…

Мотивация у учеников очень разная. Есть такие, которые говорят, что им вообще не нужен английский. Здесь дело не в том, что им не интересен конкретный предмет или не нравится учитель. Беда в отсутствии мотивации к учебе вообще, ко всем предметам. И к сожалению, количество таких немотивированных учеников растет из года в год.

Понимание, чем они хотят заниматься в будущем, приходит к современным детям в лучшем случае в 11—12-м классе. И не так редко случается, что даже и в двенадцатом классе они не очень понимают, что будут делать дальше. Это ведь еще и проблема в масштабе страны: с оттоком людей дети не видят себя здесь, у них нет примеров для подражания перед глазами…

У кого "не идет"

Неязыковые дети бывают, это не миф. Но тут важно не путать. Одно дело, если ребенок — ярко выраженный "технарь". Вот его интересуют математика, химия и физика, а английский ему нужен лишь в той мере, чтобы получать информацию по любимым предметам. Он его и будет учить именно в этом объеме. Тут скорее вопрос мотивации и отношения к предмету.

Но есть и небольшой процент детей, у которых язык не идет по другой причине. Очень тяжело приходится тем, у кого неразвитый музыкальный слух. Но это тоже не фатально — слух можно развить.

Хочу сказать, что наши дети сейчас находятся в выгодном положении. В их окружении присутствует очень много иностранного языка. Хочешь — английский, хочешь — немецкий. Фильмы в кинотеатрах, телевизионные каналы, интернет опять же… Они имеют возможность слушать иностранную речь, и это очень хорошо…

Говорить или владеть?

Латвийский стандарт обучения говорит, что каждый ребенок должен освоить английский язык в соответствующем объеме, но в нем не называется метод, с помощью которого это будет достигнуто.

В каждой школе есть кафедра иностранного языка, и администрация школы вырабатывает для этой кафедры систему. Дальше работают методисты и учителя. Безусловно, успешность выработанной системы преподавания зависит от того, являются ли все учителя этой школы единомышленниками.

Глобально все методики изучения иностранного языка можно разделить на две группы. Одна — так называемая переводческая, когда мы изучаем иностранный язык на базе родного. Вторая — коммуникативная. Обе имеют право на жизнь. Например, я знала очень классного специалиста, работающего именно по первой методике — с опорой на родной язык. У него были шикарные результаты: дети говорили! Но лично я не люблю эту методику и не использую ее.

На самом деле можно использовать любую методику. Лишь бы она работала и учитель понимал, что делает. Если есть системный подход. Вообще, системность — чуть ли не главное в изучении иностранного языка (заметим, что отсутствие хаоса в образовании — это вообще базис).

Учитель должен понимать, чего он хочет добиться в итоге. Например, я хочу, чтобы ученики разговаривали на английском языке, чтобы они пользовались им, чтобы они в нем жили, а в конечном счете — думали на английском.

Хочу подчеркнуть, что владеть языком и разговаривать на нем — это большая разница! Общаться на английском на уровне разговора в магазине во время туристической поездки — это навык, это могут все. Поэтому наш подход таков, что в классе учитель вообще не использует родной язык. Начиная с первого класса.

Учебник должен быть приятен

Сегодня выбор на рынке учебников английского языка огромен. Конечно, хочется все и сразу, но есть при этом понимание, что на какой-то минимум (а даже не только минимум, но и немножко больше) нам хватает средств. Мы в своей школе несколько раз переходили с одних учебников на другие, пока, наконец, не выработали свою систему.

Учебник в начальной школе должен быть приятен детям. Красивые иллюстрации, сочные краски. Учебник должен радовать глаз, а не только помогать учителю. Но скажу честно, хорошему методисту вообще все равно, по каким учебникам работать. Главное — не учебник.

Тем не менее мы выбираем учебники с точки зрения системности и с точки зрения, подходит ли он под уровень наших детей. Мы никогда не используем один учебник, у нас одновременно в работе три-четыре.

Кроме собственно учебника и рабочей тетради у нас есть "Oxford Wordpower Dictionary" — что-то вроде словаря с картинками, мы его проходим с первого по пятый или по четвертый класс. Еще обязательно есть пособия из серии "Round Up" — а-ля тренировка грамматики. В более старших классах обязательно подключаем художественную литературу на английском языке.

Естественно, мы обеспечиваем всех учеников учебниками и рабочими тетрадями. Родителям не надо ничего покупать. И требования в этом смысле едины для всех школ Латвии.

Кадры в декрете

У нас, у школ, сегодня одна общая боль: дефицит мотивации у учеников и отсутствие качественных специалистов.

Если мы говорим об инязе (сейчас он называется факультетом современных языков), то там не готовят учителей. Там готовят филологов. Учителей готовят в других местах: в Рижской академии педагогики и управления образованием (PRIVA). И кажется, в Латвийском университете есть такое направление. Но получается, что найти специалиста, который в совершенстве владеет английским (в том числе красивым, правильным произношением) и при этом является хорошим учителем — большая проблема.

Да, по-английски говорят все. Но говорить по-английски и владеть им — это, повторяю, разные вещи. Учителю надо думать на английском, а кроме того — уметь обучать ему, уметь работать в коллективе и понимать систему образования в своем предмете.

Скажу честно, сегодня меня не устраивает качество выпускников педагогических отделений. Мы готовы помогать, переучивать, и мы это делаем. Но проблема в том, что мотивированная молодежь просто не идет в школы. Неконкуретноспособная профессия! Если язык это профессия, то он может пойти куда угодно. Мы в же Евросоюзе!

В этом году я столкнулась с этой проблемой особенно сильно — у меня четыре учительницы английского ушли в декрет. Практически одновременно. Это, конечно, замечательно, но мы обыскались преподавателей! Слава богу, подключили наши связи и нашли, выкрутились.

О носителях языка

Носитель языка в школе — это, конечно, хорошо. Чем больше ребенок видит, как люди говорят на английском — тем лучше. Все равно у каждого свой акцент, свой выговор. Но как директор школы я знаю, что пригласить носителя языка в школу сложно. Это сопряжено, скажем так, с определенными финансовыми трудностями… И не только.

Когда я приглашаю "нашего" учителя, я прошу его написать мотивационное письмо по-английски, иногда я перехожу на английский во время собеседования. Надо же оценить уровень владения языком.

Если же я "выписываю" носителя языка, я, конечно, могу надеяться, что у него окажется хорошее владение языком (хотя тоже могут оказаться варианты диалекта), но я совершенно не в курсе его, скажем так, учительского поведения. Прикольно, конечно, когда учитель сидит на парте с ногами. Но для меня это неприемлемо. Так что работать с носителями — тут есть нюансы.

И о родителях

Родители, конечно, хотят всего и сразу. В частности, они хотят, чтобы дети знали язык. В основном они доверяют в этом вопросе школе, но некоторые, и таких становится все больше, стараются вникнуть в учебный процесс, в методику преподавателя. Здесь я иногда даже вынуждена со всем уважением напоминать им, что это все-таки наше дело…

Но в целом заинтересованность в английском языке зашкаливает. И это здорово!

Досье. Анна Владова

Дочь знаменитого директора 40-й рижской средней школы Галины Ефремовой. Начала свою преподавательскую карьеру в 40-й школе как учитель английского языка и методист. С 2000 года работает директором 80-й школы, с 2013 года — депутат Рижской думы от "Центра согласия", заместитель председателя комитета по образованию, спорту и культуре. Входит в Консультативный совет по вопросам образования нацменьшинств при Министерстве образования.

Delfi в Телеграме: Свежие новости Латвии для тех, у кого мало времени
Delfi временно отключил комментарии для того, чтобы ограничить кампанию по дезинформации.
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form