Чему учат в школе. Химия: один седой волос в минуту
Foto: LETA

Чему учат в современных латвийских школах? Как изменилась работа учителя? Какие проблемы перед ним стоят? Как смотрят на учебу в школе современные латвийские школьники? Портал Delfi публикует серию статей, подготовленных для сайта Imhoclub Оксаной Мигуновой. Вторая статья в серии посвящена химии.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама

Цикл статей "Учат в школе" опубликован на сайте IMHOCLUB.lv, где по-прежнему можно задать вопрос героям материалов. Автор проекта — Оксана Мигунова.

Взрывчатка из интернета

Вячеслав Коротин считает, что химия не должна быть чисто прикладным предметом, как того требует современный стандарт образования в Латвии. И объясняет — почему.

Помню, что где-то в седьмом, что ли, классе, мне на день рождения подарили деньги: купи, мол, что хочешь себе. И я купил на все деньги набор "Юный химик". Оказалось до жути интересно делать то, о чем в школе только говорили и писали. Но, конечно, возможности этого набора были очень ограниченными — захотелось большего…



Так что в химию меня привела пиротехника. Хотелось что-нибудь взрывать. Это, наверное, в генах любого мальчишки. И чистая случайность, что у меня остались целыми оба глаза и все пальцы. Столько всякого происходило, когда я, молодой и глупый, пытался что-то смешать! Правда, потом я понял, что есть в химии более спокойные и при этом более интересные вещи.

Современные мальчишки, конечно, тоже "химичат" и норовят что-нибудь взорвать. Но, мне кажется, гораздо реже, чем в моем детстве.

Во-первых, потому что можно купить готовые хлопушки — какие хочешь. А во-вторых, сейчас и с реактивами стало значительно строже. Ровно напротив 40-й школы во времена моего детства находился магазин химических реактивов, где я покупал любые вещества совершенно свободно. Любые! Соляную или серную кислоту — концентрированные — можно было купить в любом хозяйственном магазине. Что я тоже делал.

Я вообще не смотрел на опасность того или иного вещества. Просто покупал, что мне нужно было. Зато тогда не было интернета, и рецептуры взрывчаток неоткуда было взять.

Впрочем, и сейчас в интернете не найти правильных рецептур. Обычно авторы лукаво опускают некоторые детали, а в результате тот самый яд или ту самую взрывчатку никак не получить. Что правильно, конечно.

Это как у Жюль Верна в "Таинственном острове": вроде бы подробно описано, что надо сделать, чтобы получить нитроглицерин — но в действительности, следуя этому рецепту, нитроглицерин вы не получите никогда!

Путь в учителя

После школы я собирался идти в физкультурный институт и стать тренером. Я серьезно занимался фехтованием, был даже в юношеской сборной Латвии по шпаге. Но мама сказала, что сначала, пожалуйста, повесь мне на стенку какой-нибудь серьезный диплом, а потом делай что хочешь.

И я отправился на химфак, потому что химия у меня всегда шла очень хорошо. На шее у мамы сидеть не хотелось, и я пошел на вечернее отделение. А параллельно стал работать в химической лаборатории училища имени Алксниса. И там увидел, что курсанты химию совсем не знают. Ну или почти совсем.

И я с юношеским максимализмом подумал, что, значит, у этих курсантов в школе были плохие учителя — и не стать ли мне лучшим? А еще попалась на глаза в журнале "Юность" повесть Юрия Полякова "Работа над ошибками"… До жути захотелось стать учителем…

После университета начал преподавать сначала в родной 79-й школе (ныне Пушкинский лицей), а через два года Леонид Григорьевич Бурлаков — учитель физики — переманил меня в 40-ю. Сейчас я преподаю в обеих школах. Леонид Григорьевич — еще одна причина, почему я решил стать учителем. Очень хотелось быть похожим на него.

Что предписывает стандарт

Современный латвийский образовательный стандарт по химии предписывает преподносить химию как наукообразное домоводство — то есть надо нагрузить ученика огромным количеством якобы практической информации, которая полезна для жизни. Бытовая химия — что там значит какой значок на бутылке, какие химические производства есть в Латвии. Это все совершенно неинтересно.

Я бы вернул прежний стандарт по химии — преподавание предмета как науки, а не как прикладного домоводства. Ведь если вы понимаете химию, если вы ее изучили как науку, то умение прикладывать ее к жизни, к быту — придет само. Мне не надо разбираться в значках на бутылке — достаточно прочитать состав.

Школа не может нагрузить ученика знаниями на всю оставшуюся жизнь. Все, что ему не нужно, он забудет сразу после школы. И это правильно. Школа должна сформировать систему мышления. Это как с любым другим предметом. Та же школьная математика, которая нужна в жизни, заканчивается на пропорциях в шестом классе. Все остальное вам не пригодится "в быту".

Но это не значит, что остальная математика человеку не нужна. Она нужна, чтобы научить его думать. Как и химия, история и другие предметы. Чтобы он умел ставить задачу, искать пути решения, выбирать самые рациональные из них и решать аккуратно и без ошибок. Поэтому лично я работаю по принципу "делай что должно — и будь что будет". Tо есть преподаю химию как науку.

При этом, разумеется, "на выходе" государство получает то, что предписывает современный стандарт образования. Кстати сказать, экзамены сейчас примерно такие же, как и в советское время. Даже, может, и посложнее будут.

Лучший учебник создали латыши!

Учу по учебникам, которые в свое время были признаны лучшими в Советском Союзе. Авторы — Рудзитис и Фельдман. Наши латыши создали лучший учебник по химии — и он сейчас, конечно, переиздается. Изданные вне Латвии учебники, как вы знаете, использовать запрещено. Но с химией Латвии повезло!

Увлечение предметом возможно и без опытов, и даже без лабораторных работ. Это как в математике: никаких взрывов нет, но некоторым ребятам дано понять, что это просто красиво! То же самое и с химией. И теории достаточно, чтобы почувствовать, что химия красива как наука, изящна и элегантна.

Среди моих воспитанников было четыре призера международных олимпиад по химии, один из них — двукратный. И из всех четверых только один "химичил" дома на кухне. И другим ученикам, чьи успехи по химии, может быть, скромнее, — например, призерам латвийских или городских олимпиад, — тоже достаточно было теории, чтобы полюбить эту прекрасную науку. То есть опыты и взрывы — это все хорошо. Но это не главное.

Тем не менее эксперименты нужны, и они имеют разное значение и назначение. Например, это может быть постановка вопроса: посмотрите, что произошло, и подумайте — почему.

Иногда химический опыт служит иллюстрацией факта, озвученного мной. Или заданием, когда, например, раздается несколько стаканов с веществами и нужно определить, где какое. А для этого, в свою очередь, вспомнить качественные реакции на разные классы веществ и правильно их провести.

Лабораторные работы полезны еще и для того, чтобы убедиться: химия — это предмет, который использует ту самую математику. Что она имеет практическое применение.

Необходимо все тщательно рассчитать, взвесить, правильно приготовить растворы и провести реакцию. Оказывается, то, что на бумажке или на доске занимает две строчки, в реальности требует гораздо большего времени, чем написать уравнение ручкой или мелом. Порой школьный эксперимент (сейчас он называется "исследовательской работой") длится три-четыре недели.

Что плохо — в последнее время и учителя, и ученики во время опытов обязаны заполнять кучу бумаг. Выдают какие-то бланки, в которых нужно заполнять графы, которые вообще не имеют отношения к данному эксперименту. У меня такое впечатление, что Министерство образования хочет добиться того, чтобы все работы учащихся было легко проверять. Причем не учителю, а людям, которые ничего не смыслят в предмете.

Один седой волос в минуту

Некоторое время назад был период, когда Евросоюз хорошо снабжал деньгами естественные науки. И нам очень здорово помогли в плане реактивов и оборудования! С тех пор, как говорится, накоплено. Но все это кончается. И в первую очередь, как ни странно, не хватает горючего для спиртовок.

Легче, наверное, тротил купить, чем достать этанол. Его просто никто не продает. А ведь он нужен не только для сжигания в спиртовках — нужно и получение эфиров из спиртов и кислот ученикам показывать. А уже давно поставляют смесь этанола-пропанола, которая коптит, когда ее сжигают в спиртовке…

В последние год-два денег уже стало не хватать и на закупку реактивов. Другая проблема — сама организация лаборатории и всего процесса. Я категорически считаю, что невозможно полноценно проводить лабораторные работы в целом классе. Их следует проводить в группах не более 15-16 человек, под присмотром нескольких лаборантов.

А сегодня лаборант в школе "присутствует" на 20% ставки, а то и отсутствует вообще. В лучшем случае это пенсионер, бывший учитель физики (химии), которому можно смело поручить подготовку лабораторной работы по физике, но ни разу по химии. И наоборот.

Химические опыты должны проводиться стоя за высоким столом. Чтобы столешница, извините, находилась выше области паха. Когда нам делали лабораторию, я умолял: сделайте высокие столы! Нет, не сделали. Химик вообще не может работать сидя! Потому что так он не успеет отскочить в случае чего. А кроме того, такая поза дисциплинирует и мобилизует. Наконец, это просто удобно!

Тридцать охламонов же, проводящих лабораторные работы, сидя за партами — это сплошные седые волосы. По одному за каждую минуту урока. Понимаете, они зачастую считают, что смерть бывает только в кино или у соседей. Они запросто могут пошутить и подтолкнуть под локоть своего соседа, который наливает в этот момент в пробирку кислоту! Они не знают разницы между пацанской шуткой и реальной опасностью. И сделать с ними ничего за это нельзя.

Учитель вообще сейчас не может, например, выгнать ученика из класса. Даже с лабораторной работы. Считается, что двенадцатиклассник, оказавшись один в коридоре, сразу начинает подвергаться страшной опасности.

Задумайтесь и ужаснитесь

Как ни странно, химия страдает из-за изменений в преподавании русского языка. Когда мы учились, мы часто писали диктанты и изложения и выполняли большие письменные домашние задания. Таким образом грамотность вгонялась в спинной мозг. Но кроме того, диктанты и изложения учили слушать, слышать и запоминать информацию, а еще — понимать услышанное и выделять главное.

Попробуй без этого написать изложение! В перестройку все эти диктанты и изложения были признаны тупым и нудным занятием, и на уроках русского языка перешли к творческим работам. Теперь, когда я что-то диктую в классе, то уже через два-три слова меня прерывают: "Повторите, мы не успели!" И вот скажите, что изложения и диктанты не нужны!

Повторяю, задумайтесь и ужаснитесь: БОЛЬШИНСТВО НЫНЕШНИХ ДЕТЕЙ НЕ СПОСОБНЫ ВОСПРИНЯТЬ НА СЛУХ И ЗАПОМНИТЬ БОЛЕЕ ТРEХ СЛОВ ПОДРЯД!

Или категорически не хотят лишний раз напрячься. Хоть чуть-чуть. Дети даже не умеют воспринимать текст. Знают буквы, слова, но не понимают смысла предложения.

Например, в задаче говорится: выделяются соль, вода и углекислый газ. Надо найти объем газа. Девушка уверяет, что она не понимает, какое из перечисленных веществ "газ"… То есть изначальная проблема именно в изменении подхода к изучению родного языка.

Здоровье нации

Если один-два человека из всего выпуска идут учиться на химический факультет, это уже хорошо. Но многие выпускники сдают экзамен по химии, потому что собираются поступать на медицинский. При этом не могу сказать, что у всех, кто это делает, химия идет хорошо или они хотя бы старательно занимаются.

Иногда я думаю: куда ты лезешь? Ты у меня контрольную еле на пятерку пишешь, а еще собираешься экзамен сдавать… Но идет — и как-то сдает экзамен на "удовлетворительно", и зачастую даже поступает в мединститут. И тогда мне становится страшно за будущее здоровье нации…

Причем вы же понимаете, что мне важно не то, что он не помнит все свойства веществ. А то, что человек неорганизован, ленив, не умеет делать несколько логических шагов подряд.

С аккуратностью, кстати, сейчас тоже большая проблема: 15 детей, решая один и тот же пример, нажимая на кнопки калькулятора, получают 15 разных ответов. Но химия — тот предмет, который не прощает таких ошибок в реальности, поэтому я не прощаю арифметических ошибок на контрольных. Потому что задача моделирует реальную жизненную ситуацию, и в ней ты либо взорвался, либо кого-то отравил. Числа нужно уважать. Вычисления тоже!

Инфантилизм у современного поколения цветет и пахнет. Что у девятиклассников, что у двенадцатиклассников. С умением искать информацию вообще беда. Любимая у детей отмазка — а я не понял, я не разобрался! Типа — "чур, я в домике".

Приходится постоянно напоминать, что в учебнике имеется оглавление, что, если не знаешь, как ПОЛУЧИТЬ некое вещество, то нужно заглянуть в подтему именно "ПОЛУЧЕНИЕ этого вещества", что если не знаешь, как написать уравнение реакции для решения задачи, то в конце концов есть интернет, который выдаст искомое уравнение мгновенно.

Оценка домашних работ происходит по принципу брался — не брался. О том, чтобы сделал правильно, вопрос вообще не стоит. Две трети учеников даже не берутся за домашние задания.

Трудиться, думать, напрягаться

Увлеченных химией ребят сейчас стало гораздо меньше, чем раньше. Как и вообще мотивированных учиться. Но это, я считаю, результат государственной политики. Причем начиная еще со времен Горбачева. Эта новая доктрина говорит, что ребенок должен быть счастлив и доволен, что он не должен напрягаться, а должен заниматься сплошным "творчеством". Но для того, чтобы чего-то достичь, надо напрягаться! И такой уход в творчество, и образование по интересам калечат поколение за поколением.

Если чисто гипотетически представить, что существует такая школа, в которой любой ребенок смог бы легко разобраться с любым предметом, то на такую школу нужно было бы сбросить бомбу.

Человек не должен привыкать к тому, что все в жизни будет легко и просто. Так не бывает. Наоборот — нужно привыкать к тому, что нужно трудиться, думать, напрягаться. И самое главное, что это — интересно!

Досье. Вячеслав Коротин

В 1980 году окончил 79-ю школу, поступил на вечернее отделение химфака Латвийского университета, параллельно работал в лаборатории химии и ГСМ училища имени Алксниса. С 1987 года — учитель химии. Начинал в родной 79-й школе, с 1989 года — в 40-й. Награжден двумя "золотыми ручками" (награда Рижской думы лучшим учителям года), двумя премиями фонда Атиса Кронвальда, медалью фонда "Draudzīgais aicinājums". Автор четырех фантастических романов. Хобби — кулинария.

Delfi в Телеграме: Свежие новости Латвии для тех, у кого мало времени
Delfi временно отключил комментарии для того, чтобы ограничить кампанию по дезинформации.
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form