AFI
Foto: Dainis Īvāns

Дайнис Иванс, в прошлом — один из лидеров Народного фронта, а ныне депутат Рижской думы, социал–демократ и руководитель группы по сотрудничеству Латвии и России, ответил на вопросы читателей DELFI в эфире радио MIX FM 102.7.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
- Дайнис, вы не считаете, что перед русскими, которым была обещано (вами в том числе) гражданство, необходимо извинится? Считаете ли вы, что при таком отношении к части жителей своей страны со стороны правящей элиты никакой интеграции быть не может? Я бы не хотел обсуждать "уникальную ситуацию латышского народа". Я спрашивал, не считаете ли вы что латышам надо извиниться (и не имел ввиду конкретно вас, хотя считаю, что и вы ответственны за теперешнюю ситуацию)? Jur

- Десять лет назад именно голосование о законе гражданства под нажимом радикальной партии и послужило причиной моего ухода из парламента. Я был единственным, кто не проголосовал. Я очень хорошо помнил времена баррикад и наши обещания. В то время мы могли это делать, потому что гражданство Латвии — был вопрос выбора, и тот, кто выбирал гражданство, рисковал чем-то. Люди были готовы рисковать. Позже все было иначе. После признания независимости менялось отношение политических сил, появилась вторая волна политиков, которые играли на свой электорат.

- Дайнис, скажите а Иванс это исконно латышская фамилия? Адвокат

- Да, это исконно латышская фамилия. Мои корни очень глубокие. Так, в церковных книгах я нашел первые заметки о моей фамилии: в 1742 году, когда крестьянам давали фамилии, впервые моим родственникам дали фамилию Иванс.

- Дайнис, в газете " Комсомольская правда" в свое время было опубликовано интервью с вами , озаглавленное: "Ни о каком выходе из Союза не идет речь". Вопрос: изменились ли с тех пор для вас значения слов "честность", " лицемерие", "ложь"? Собкор

- Я не знаю, как ответить на этот вопрос. Это было совсем другое время. Мы даже не мечтали о том, что можем выйти из той империи. Это все казалось безнадежным. В первой программе народного фронта Латвии шла речь о преобразовании федерации. Уже через год программа поменялась, потому что поняли, что независимость Латвии возможна.

Я мечтал о свободной Латвии еще с мальчишеских лет, но не верил, что это возможно. Тогда я назвал это "политикой повышенных требований".

- Г-н Иванс, видите ли вы сегодня Латвию такой как надеялись увидеть в период баррикад? (да/нет). Если нет — что не так и кто по вашему виноват? Какова ваша доля ответственности в этом? Что лично вы сделали в после баррикадный период чтобы предотвратить коррупцию и бардак, царящие в нашей стране, и какую долю ответственности вы берете за эту ситуацию на себя и своих товарищей, поднявших народ на борьбу за независимость? Svarlivij

- Конечно, я не живу в идеальной Латвии. Может быть, десять лет назад, когда мы начали этот поход к переменам, то мечтали о совсем другой Латвии. Думаю, что мы ничего бы не начали, если перед нами не было мечты о будущем. Она помогла сделать невероятное. Казалось, что старая власть так сильна, что не в силах человека что-то менять. Менять могут только идеалисты, потому что они самые большие прагматики.

Теперь, когда Латвия стала независимым государством, нам очень многого не хватает. Лично я разочарован в коррумпированности, лицемерии и в моральных качествах. Об экономических моментах говорить не буду, так как это уже последствия.

Сейчас, через 10 лет, я чувствую перемены к лучшему. Если до этого, у нас постоянно было противостояние каких-то разных сил, государств, империй, то теперь мы боремся внутри себя. Только образование, личная закалка могут что-то менять. В этом отношении я все-таки смотрю оптимистично на будущее Латвии. Я вижу новое поколение, которое отличается от нас.

Знаете, я могу брать на себя ответственность. Мы можем произносить высокопарные речи о том, что мы все за все ответственны, но в тоже время мы все личности. После Верховного Совета, когда я ушел из политики и работал как журналист, я очень много писал статей, которые не шли на пользу моей карьере. Полагаю, я сделал все, что мог, говоря с людьми о проблемах, которые у нас существуют.

- В чем ваша правда, где ваша правда, с кем теперь, через 11 лет, ваша правда? Liepa

- Моя правда со мной. Я всегда поступаю так, как считаю нужным. Я не принадлежу к людям, которые могут сказать, что это вот черное, а это белое. Жизнь очень красочное явление. Есть много промежуточных стадий, разных нюансов, и мы должны их соблюдать. Я думаю, что человек должен быть категоричным, так как со многим, что происходит в жизни, нужно смиряться.

Я сам недавно выпустил книгу на латышском языке, в которой есть замечательная мысль "Шар похож на судьбу человека. Мы не можем менять судьбу, но можем менять высоту своего полета".

- Дайнис, какие книги вы прочитали за последнее время? Q-cumber

- Я увлекаюсь русской прозой, которая мне кажется очень интересной. Я прочел много романов Пелевина, Марининой и Акунина. Если есть возможность, то читаю классику, которая сегодня более доступна. Например, 2-3 года назад я прочел "Имя Розы" Умебрто Эко на русском и на латышском языке. Обычно выбираю литературу по рекомендациям друзей. А из последних произведений, на меня произвела впечатление книга Джона Крекера "Первобытность".

К сожалению, гость передачи "С позиции власти" не смог ответить на все вопросы читателей DELFI — на это не хватило времени.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form