Генпрокурор: на открытие мешков КГБ до сих пор никто не жаловался
Foto: LETA

К выявлению факта сознательного сотрудничества с КГБ суд привлекает вербовщиков и начальников отделов КГБ, живущих сегодня в Латвии. Но доказать реальную работу "агента" удается крайне редко. Об этом рассказал генпрокурор Латвии Эрик Калнмейерс, который пришел на радио LR-4, чтобы ответить ведущей передачи "Действующие лица" Валентины Артеменко и журналисту портала Delfi Кристины Худенко.

По словам генпрокурора, любой человек, чья фамилия оказалась в открытых к публичному доступу с 20 декабря "мешках ЧК", может оспорить факт своей работы на КГБ. Для этого надо обратиться в прокуратуру с заявлением об определении факта сотрудничества с КГБ. "У нас есть специализированная многоотраслевая прокуратура, в которой проводится проверка — мы смотрим, можно ли подтвердить факт сознательного сотрудничества. Его устанавливает суд", — пояснил Калнмейерс.

Он рассказал, что в некоторых случаях и по некоторым лицам прокуратура может допросить бывших сотрудников КГБ — начальников соответствующих отделов или указанных в карточках вербовщиков — если они живы и находятся в Латвии. А такие, оказывается, есть. "А вот рабочих дел, которые содержат письменные сообщения и подписанные документы о сотрудничестве, у нас в распоряжении нет, — подтвердил Карнмейерс. — Есть лишь картотека, журналы учета и база информационных сообщений "Альфа", которая еще разрабатывается. Исходя из этого по определенным лицам можно сказать, что сотрудничество было, но в большинстве случаев — нет".

На сегодня, по его словам, было рассмотрено около 300 дел людей, которые узнали о наличии своей карточки в "мешках КГБ" до их открытия (например, когда подавали документы на процесс натурализации или претендовали на госдолжность, - прим. ред.). Сознательное сотрудничество установили чуть больше, чем в 10 случаях.

"Опубликованные карточки и последовавшие высказывания людей, которые попали в эти "мешки", позволяют мне сделать выводы о том, что не все там было так, как должно было быть по инструкции самого же КГБ, — считает Калнмейерс. — Там очень много сомнительных моментов на тему, кто мог находиться в картотеке, а кто — нет".

Что будет тем, чей факт сознательного сотрудничества все же был или будет доказан? "Ничего, — утверждает генпрокурор. — Если они сами признались или суд констатировал, это не влечет за собой никаких наказаний, кроме ограничений, предусмотренных законом: они не могут быть избраны депутатами парламента, работать в правоохранительных органах и т.д".

Он сообщил, что каждый желающий отмести от себя любые подозрения, имеет право это сделать. Но с момента открытия мешков еще ни одного заявления не поступало. Также он уточнил, что суды по таким делам — публичный процесс, незакрытый.

О чем еще рассказал Эрик Калнмейерс - читать здесь.

Source

Tags

Генпрокуратура КГБ Эрикс Калнмейерс
Заметили ошибку?
Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter!

Категорически запрещено использовать материалы, опубликованные на DELFI, на других интернет-порталах и в средствах массовой информации, а также распространять, переводить, копировать, репродуцировать или использовать материалы DELFI иным способом без письменного разрешения. Если разрешение получено, нужно указать DELFI в качестве источника опубликованного материала.

Comment Form