Когда я был маленьким: 26 реальных историй о том, как нельзя воспитывать детей
Foto: PantherMedia/Scanpix

Даже самые лучшие родители совершают ошибки. Когда мы были маленькими, взрослые порой нас обижали, считая, что мы скоро все забудем. Но мы выросли и не забыли. Истории читателей портала DELFI свидетельствуют: обиды, нанесенные самыми близкими людьми зачастую живут с нами долгие годы. Больнее всего было стерпеть жестокие слова или наоборот — полное равнодушие.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама

На наш призыв поделиться своими детскими переживаниями откликнулись многие. Правда, некоторые также писали, что родителей надо просто любить и уважать, а не копаться в их ошибках. Увы, жизнь показывает, что без искреннего прощения это порой невозможно.

Быть может, возвращение к прошлым обидам кому-то поможет наконец простить или попросить прощения, а кому-то — избежать серьезных ошибок в собственном родительстве…

Оригинал статьи на латышском языке здесь

Когда я был маленьким: 26 реальных историй о том, как нельзя воспитывать детей
Foto: PantherMedia/Scanpix

"Пишу вам, чтобы рассказать, чего не могу простить родителям. Хотя мне всего 23 года, трудно припомнить случай, когда меня обижали осознанно. Но знаю, что меня, как маленького ребенка, не выслушивали и не давали высказаться. И это повлияло уже на мою собственную семью, в которой растут два замечательных мальчика. Родители всегда считали, что я маленькая, поэтому "ничего не понимаю". Это лишило меня способности обсуждать вещи, которые меня ранят, которые неприемлемы. Ношу все в себе, так как в детстве мне приходилось поступать именно так.

Никто не спрашивал, что тебе нравится, а что нет. Меня не учили говорить, как это нужно на самом деле. Трудно быть ребенком, которому не верят. Этот опыт сейчас позволяет мне не говорить: "Ты еще маленький, ты не понимаешь!". Я знаю, что ребенок понимает! Вспоминая чувство беспомощности, я осознаю, как больно, когда тебя не слышат.

Ну да, еще папа со своими проблемами с алкоголем. Уже в сознательном возрасте пропало желание с ним общаться. Пускай он папа, но я предпочитаю не звонить и не ездить к нему. Это лучше, чем приехать… Иногда я приезжаю из чувства долга, но потом поспешно "сматываю удочки". Становится только хуже. Двух часов вполне достаточно, чтобы в ближайший месяц не смотреть в ту сторону. Грустно, но факт.

Еще одна вещь, которой не понимали не только родители, но и бабушки с дедушками, заключается в том, что не всегда я была виновата. Понимаю, что старший ребенок всегда страдает больше. Это история обо мне и моем двоюродном брате. В детстве мы много были вместе. Знаю, что в детстве я была непослушной девчонкой, но родителям следовало фильтровать, потому что не всегда во всем виноваты непоседы. Со временем у меня возникла антипатия к кузену, все его опекали, а меня дергали, потому что "он маленький", "надо везде брать с собой", "нельзя обижать", "почему ты опять его стукнула". А может, он ударил первым? Ответ всегда был один — "ты старше, можешь не давать сдачи". Для меня в детстве это было непонятно. Получалось, я должна смотреть, как меня бьют. Прошло много времени, пока он не попался на проделках против меня. Тогда они наконец стали задумываться, действительно ли виновата только я. Но, в основном, верили ему.

Как это на меня повлияло? Сейчас есть проблемы с общении с двоюродным братом. Стараюсь, но это трудно. За мои чувства отвечают также он и родители. Он передо мной извинился, но боль от этого не прошла".

Когда я был маленьким: 26 реальных историй о том, как нельзя воспитывать детей
Foto: PantherMedia/Scanpix

"Да, есть вещи, которые можно понять, но нельзя простить и забыть. Не забыть мне те 10-15 лет, когда я каждый день слышала мамины проклятья: "Ты НИКОГДА НИЧЕГО не доводишь до конца". Эти годы мне никто не вернет. Это говорилось, когда я закончила школу и искала первую постоянную работу. Я искала у матери поддержки, но вместо этого получала ощущение, что меня по голове бьют молотком или топором. Словом можно убить. Это точно.

В течение двух лет, когда я ходила на рабочие собеседования, у меня в ушах звучало — "ТЫ НИКОГДА НИЧЕГО…". То же самое, когда надо было писать дипломную. Я натворила в своей жизни много бед лишь потому, что мама, человек живший рядом, была уверена, что я никогда ничего не смогу.

Мама не знала, что делать со своими эмоциями и вываливала все на меня. Она не любила папу и не видела в нем ничего хорошего. Подчеркивалось только плохое и недостатки. Почему она не замечала (не говорила), что он также очень добрый и уравновешенный, не пьет, не курит, работает на двух-трех работах?

По мнению мамы, я была похожа на отца. И это было ужасно. "Опять как отец!", — так она говорила, когда я что-нибудь делала в возрасте примерно трех лет. То же самое, когда мне было 10, 12 и 15 лет. Когда злилась на отца, часто повторяла, что он плохой… Я старалась не делать "как отец", но снова слышала, что я "как отец".

Меня никогда не хвалили, но всегда подчеркивали, что я не сделала, как следует. Я была как отец и мне надо было измениться в соответствии с ожиданиями мамы, чтобы я стала хорошей. Примерно в 13 лет я поняла, что не стоит и пытаться. Мама все равно не заметит, что я сделала доброе дело. Зато брата она хвалила. По ее словам, брат был похож на деда (ее отца), он был умным парнем.

Даже сейчас я не понимаю, в чем мама усматривала мое ужасное сходство с отцом? Да, я хочу быть сама собой, а не его копией!

Однажды мне в гневе было сказано: "Эх, засунуть бы тебя обратно и переделать!". В 13 лет для меня это был тяжелый удар по чувству собственной ценности. Меня и так ругали в школе (которую я как ни странно стала прогуливать). Казалось, я получила оценку — "брак".

Мне наговорили много глупостей. Это я еще могу принять. Но это "ТЫ НИКОГДА НИЧЕГО" — нет.

Когда я был маленьким: 26 реальных историй о том, как нельзя воспитывать детей
Foto: Shutterstock

В подростковом возрасте мне часто говорили: "Даже не обещай, все равно не сделаешь!". В 16 лет я была уверена, что совершенно не гожусь для жизни, всерьез задумывалась о самоубийстве. Уже придумала, что и как делать. Примерно полгода в молодости провела, лежа на кровати и не делая НИЧЕГО. Я не прожила молодость — я провела ее в депрессии и комплексе неполноценности. Мои планы и взгляд на жизнь изменило счастливое стечение обстоятельств.

За то, что в своей жизни я все же могу чего-то добиться, мне стоит благодарить своего преподавателя из училища. Я отправилась в школу, где было общежитие. Учительница меня хвалила, на каждом ее уроке я напрашивалась на похвалу. Два с половиной года я "питалась" этими похвалами, постоянно удивляясь, что "Я ЖЕ ХОРОШАЯ!". Знаю, со стороны это выглядело странно, но тогда мне требовалось, чтобы меня хвалили снова и снова… По-моему, у меня две матери — мама и учительница.

Примерно в 17 лет я уже поняла, что моя мама меня не любит. Она меня просто кормит и обеспечивает. Брата она любит, меня — нет. На любовь у нее, наверное, не хватало времени и сил. Мы были многодетной семьей. К тому же, она была "вампиром" — жила за счет моей энергии. Отца она не любила, она была несчастна и не умела по-другому.

Мои братья и сестры меня винят, что плохо говорю о маме, но у них в семье были другие роли. Они слышали о себе другие слова. Я была старшей. Мне пришлось стать мусорником для родительских эмоций. Очень трудно начинать взрослую жизнь, если собственная мать верит и ждет, что мне опять не повезет.

Свою семью мне создать не удалось. Много лет ощущала, что я "ни на что не годное дерьмо". В молодости меня очень удивляло, если какой-то мужчина хотел со мной познакомиться — "Со мной? Не может быть!".

Жаль. Мама уже 13 лет как на том свете. Простить мне пока не удалось. Забыть — возможно ли? Раз в пять лет заставляю себя сходить на кладбище — есть другие дети, которые за ним присматривают. Может, в этом году схожу, может, удастся простить? Понимаю, было бы легче, если бы я смогла".

Когда я был маленьким: 26 реальных историй о том, как нельзя воспитывать детей
Foto: Shutterstock

"Не могу простить отца, что он так мало участвовал в нашей жизни, в жизни детей. Он пил и по много дней не бывал дома. Мама должна была справляться одна. На мой выпускной в 9-м классе он не попал, где-то "затусил с приятелем". Я очень переживал. Скандалов в семье не было, нас не били. В целом, была нормальная семья, но только теперь я понимаю, как мало он участвовал в нашем воспитании. Все было на маминых плечах. К тому же, она, в основном, и содержала семью. Не могу ему простить, что так мало помогал маме. Теперь во взрослом возрасте мне не хватает уважения к отцу, желания ему помогать по той же самой причине".

Когда я был маленьким: 26 реальных историй о том, как нельзя воспитывать детей
Foto: Scanpix

"Не могу простить, что не уважалось право на личную переписку, самоопределение в подростковые годы. Игнорировался факт, что надо было лечить рубцы от угрей на лице, которые остались на всю жизнь, и которые теперь надо лечить за большие деньги. Факт — было физическое насилие. Нас было трое. Мы просто так могли получить ремнем, розгой, чем-то еще. Нас били за невнимательность, за случайно сломанные вещи. Каждый раз вместо объяснения следовал удар. За физическое насилие никогда не извинялись, считалось, что мы все это заслужили.

Не могу простить, что родители не замечали сексуальное насилие против меня в школе. Родители до сих пор об этом не знают. Сейчас они критикуют меня за личные странности (я сама имею психологическое образование, проходила все теории, но такое не забывается).

Не могу простить, что в день, когда начались месячные (мы никогда не говорили об этом с мамой, никто мне ничего не рассказывал. Единственное — в школе на уроке здоровья выдавали прокладки), отец снова меня побил за какую-то невнимательность. День, когда у меня начались месячные, я запомнила на всю жизнь.

Эмоциональные унижения сопровождали меня и в детстве, и сейчас. Несбывшиеся мечты и алкоголизм отца, его детские травмы, созависимость матери…

Понимаю, что в какой-то степени сама создаю такие отношение. У меня очень низкий уровень самосознания. Сама с этим справиться практически не могу. Думаю, психологически здоровую жизнь я построить не в состоянии".

Когда я был маленьким: 26 реальных историй о том, как нельзя воспитывать детей
Foto: eflon / CC

"Мне было три года, когда умерла настоящая мама. Папу я вообще не видела. Меня отвезли в детский дом. Через какое-то время меня забрали приемные родители, у которых было уже двое своих детей.

Все детство приемная мать меня не любила. Всегда высмеивала мои действия и школьные дела, кружки, мероприятия. По ее словам, я "выпендривалась" перед другими, была выскочкой. Мне никогда нельзя было сидеть на мамином диване. Родным детям это разрешалось. Почему? Не знаю. Мне всегда надо было сидеть на полу. Только в присутствии гостей мне дозволялось сидеть в гостиной на диване. Мне никогда не разрешали смотреть телевизор, а родным детям разрешали. Почему? Она говорила, что я не заслужила.

Когда я была маленькая, я писалась в кровать. Мне самой приходилось ее отмывать. Мама заставляла меня самой стирать школьную одежду. Говорила, я должна научиться делать это сама. Но родным детям одежду стирали.

На Рождество она дарила настоящим детям куклы и игрушечные машины. Но я писалась в кровать, поэтому мне подарили простынь и мыло. Это унижение я никогда ей не прощу.

Сейчас мне 25 лет. У меня есть дочка. Я одинокая мама. Не знаю, что должно случиться, чтобы я заставила ее сидеть на полу и никогда не разрешила бы войти в мою комнату. Я буду гордиться и радоваться всем ее успехам, вместо того, чтобы высмеивать.

К приемной матери у меня нет уважения. Это лишь небольшая часть моего детства, лишь самые яркие моменты. Так я могла бы писать бесконечно".

Когда я был маленьким: 26 реальных историй о том, как нельзя воспитывать детей
Foto: PantherMedia/Scanpix

"Здравствуйте! Решила откликнуться на призыв поделиться опытом, почему не могу простить родителям. Чтобы начать дискуссию и заставить задуматься. Я сама недавно вышла замуж и являюсь мамой маленького мальчика. Каждый день я ощущаю благодарность за то, что мой муж не похож на отца, и моему сыну никогда не придется пережить тот ужас, который пережила я.

Свою мать могу винить лишь в том, что она не развелась. Хотя мой отец стал более спокойным по характеру, ничто не сотрет раны, которые я получила в детстве.

Первые детские воспоминания у меня связаны с громкой музыкой, которую слушал отец, когда пил вечерами. Пил он много. Часто это продолжалось всю ночь. Я прятала голову под подушку и плакала от изнеможения, хотелось спать, но это было невозможно.

На меня очень повлияло отношение отца к матери. Оскорбительные слова, вспышки физического насилия — все это повлияло на мою самооценку. Я не могла воспринимать себя как красивую, достаточно хорошую, ценную. Мой идеал женщины — моя мать — была униженной, неухоженной женщиной, которая несмотря ни на что была бесконечно доброй, мудрой и умелой в бытовых делах. Я никогда не прощу тот случай, когда он сломал ей нос, выбил и растоптал зубные протезы. Никогда не прощу те бесконечные ситуации, когда бил ее до синяков.

В подпитии отец среди бела дня сам себя удовлетворял, смотря порнофильмы. Ему было плевать, что мы с братом видим. Меня никогда не оставит злость и отвращение из-за его поступков.

Отец всегда думал только о себе — особенно в материальном плане. Мать через суд добилась, чтобы он без развода платил алименты, но он их не платил. Вместо этого с 15-летнего возраста я регулярно слышала истерические вопли о том, что я паразитка, потому что не работаю. Физическое насилие и грубые, унизительные фразы — для меня это было повседневностью.

Когда мне было 17 лет, отец во время очередного беспричинного прилива злости специально опрокинул на меня кастрюлю с кипятком, когда я сидела на кухне и чистила картошку. Я получила тяжелые ожоги ладони правой руки, левой груди и бедра.

В школу я обычно добиралась автостопом и никогда не могла себе позволить обед, но среднюю школу я окончила с очень хорошими оценками. Бабушка недавно продала землю и подарила мне двести латов на начало учебы, пока не получу стипендию, и вещи для общежития. Отец злился, что мне подарили эти деньги.

Пошла учиться, попала в бюджетную группу, первый год у меня была стипендия по успеваемости. Затем стала параллельно работать. Когда закончила вуз и устроилась в респектабельную международную фирму, однажды приехала в матери. Отец сидел на кухне пьяный. Он произнес фразу, которую я никогда не забуду: "Сука, сука, сука. Я все равно умнее тебя".

С любимым человеком мы поженились по-тихому, рассудили, что не хотим устраивать "балаган". Кроме свидетелей, я пригласила только маму и брата, а он — свою мать и отчима со сводным братом. К сожалению, за день до свадьбы мать сказала, что будет вместе с отцом, что он купил новый костюм, что подарит деньги в конверте… Я не сумела нормально сказать, что не хочу видеть отца на свадьбе. В результате я вышла замуж без присутствия мамы. Это было больно, но одновременно я ощутила удовлетворение, потому что сумела поставить границу — это моя семья, это мой муж, здесь не будет ужасов, которые я пережила в детстве.

Я рассказывала мужу о своем детстве, и он поклялся не подпускать моего отца к нашей семье. Я плакала из-за случайно пролитого супа, остро реагировала в других ситуациях, но он всегда спокойно и искренне заверял, что никогда не сделает ничего дурного мне и нашим детям, что я могу оставить все ужасы в прошлом.

Я более нервозная и депрессивная, чем большинство окружающих. Но мне как-то удалось выкарабкаться. Я не простила и не собираюсь. Могу лишь быть самокритичной и пытаться не поступать, как мой отец, не допускать, чтобы какой-либо мужчина делал такое со мной и моими детьми".

Когда я был маленьким: 26 реальных историй о том, как нельзя воспитывать детей
Foto: Tobyotter / CC

"Могу поделиться своим опытом. Приходилось много думать о моих чувствах к родителям. Несколько лет велась работа на терапии.

Вывод — ничто не оставило таких ран, как то, что они не были рядом. Вспоминая прошлое, с позиции жизненного опыта, вижу, что ни один удар или осуждение не вызвали такую боль, как то, что родителей не было рядом. Даже сломанный нос не болел так сильно, как то, что в день рождения я смотрел на двери в надежде, что папа придет. Не пришел.

Мама очень старалась обеспечить семью материально. Работала на нескольких работах. Но у меня не было нужды в новой одежде или вещах. Кажется, не было вещи, которая меня обрадовала бы. Но я очень хорошо помню ожидание. Ожидание, что мама придет домой. Как я расстилал кровать, накрывал на стол и ждал. Все было приготовлено, чтобы, когда мама придет, осталось как можно больше времени, чтобы побыть вдвоем. Чтобы мама не могла сказать, что ей надо что-то делать. Все было уже сделано. Были случаи, когда я засыпал за столом или в маминой кровати.

Но в результате есть и положительные стороны. Известно много историй о сыновьях, которых воспитали матери-одиночки, которые не в состоянии о себе позаботиться. Я могу и рубашку заштопать, и приготовить вкусно поесть, и справляюсь с другими домашними делами.

Сейчас я стараюсь в воспитании детей, во-первых, найти баланс между общением вместе и тем, чтобы позволить ребенку быть самому. Не делать за него, а делать вместе. Позволить ребенку набить свои синяки, оберегая его от серьезных травм.

Во-вторых, понять истинные желания ребенка. Желания детей, выраженные устно, зачастую являются вершиной айсберга. Если ребенок говорит, что хочет кататься на лыжах, стоит подумать — может, он просто хочет больше побыть с родителями".

Когда я был маленьким: 26 реальных историй о том, как нельзя воспитывать детей
Foto: Lara604 / CC

"Хочу поделиться своим опытом. С самого детства мне всегда нравилось рисовать и создавать фигуры из пластилина или глины. Я рисовал каждый свободный момент — даже на уроках, пока учительница что-то рассказывала. В выходные я делал некоторые наброски с утра до вечера. Со временем у меня сформировался свой уникальный стиль. Все техники рисования я освоил как самоучка.

После основной школы я хотел поступить в Рижскую среднюю школу дизайна и искусства, чтобы продолжить развивать свой талант. Я еще не знал, кем хочу стать, что точно знал, в каком направлении идти. К сожалению, не поступил. Мой отец сказал: "Я категорически против! Профшколы — это низкий уровень, там учатся только отщепенцы. Надо остаться в этой школе и закончить 12 классов". Чем старше я становлюсь, тем лучше понимаю, что как раз в тот момент я стоял на перекрестке и знал, куда мне надо. Но сила была не на моей стороне. Отец в семье имел больше прав.

Так я остался в той же школе. Мне там больше не нравилось. Теплые чувства к школе, которые были до 9-го класса, резко изменились. Я ощущал, что это не мое место. Протестуя против решения отца, я стал плохо учиться. В середине 11-го класса, перед Рождеством, меня отчислили из-за неуспеваемости. Отношения с отцом тоже становились все прохладнее.

Мне повезло: как только меня выбросили из 11-го класса, меня взяли в другую школу в середине 2-го курса. Так я получил диплом повара. Когда начал работать, параллельно учился в вечерней школе. Стал жить отдельно от родителей. Излишне добавлять, что на рисование и лепку уже не находилось столько времени.

Сейчас мне уже 30 лет. У меня хорошая работа, связанная с финансами и обслуживанием клиентов. Здесь я строю свою карьеру. Я не отбросил свой талант полностью — рисование для меня остается небольшим хобби. Иногда кто-нибудь просит что-то нарисовать. Были и более крупные заказы, например, плакат с моим коллективом в виде карикатуры. Из двух таких плакатов сделали календарь, который был вручен как подарок всем моим коллегам. Недавно мой отец увидел этот календарь и сказал, что рисунки очень красивые. Когда я сказал, что это мои работы, он ответил: "Я не знал, что ты так хорошо рисуешь. Знал, что рисуешь, но не знал, что так здорово". Я посмотрел на него и понял, что он и не подозревает, какую рану только что задел…

Иногда я думаю, кем бы я был сейчас, если бы тогда начал учиться там, где хотел. Рисование было бы моим основным занятием. Я мог бы стать веб-дизайнером или иллюстратором. Может, я работал бы в крупной компании, скорее всего, за границей. Возможно, входил бы в число художников, которые создают новые образы, например, для фильмов, игр или книг… Или комиксов. К сожалению, в Латвии все это ценится недостаточно.

Я люблю своего отца, какими бы ни были наши отношения. Каждый из нас допускает в жизни ошибки, иногда даже неосознанно. Сами того не зная, мы можем сильно повлиять на жизнь другого человека. Но на плохом опыте тоже можно учиться. Не скажу, что не могу простить отцу. Скорее, больше не принимаю это во внимание и живу дальше. Теперь я сам принимаю решения в своей жизни, отец на них больше не влияет".

Когда я был маленьким: 26 реальных историй о том, как нельзя воспитывать детей
Foto: stock.xchng

"С тех пор, как у меня есть свои дети и семья, я поняла, что моя жизнь была сущим адом, если говорить о родителях. Начну с того, что мама меня родила поздно — в 45 лет. Я не была желанным ребенком (узнала об этом позже от мамы). Были свои проблемы, уже с рождения я лежала в санаториях и больницах до пяти лет. Мама жила в Риге. У меня есть старший брат (разница — 16 лет).

Мне хорошо запомнилось, как я в пять лет встретилась с мамой, она привезла меня домой (дом ей из-за меня пришлось купить в Курземе. Доктор сказал, там воздух лучше). От Риги до Кандавы и обратно путь неблизкий. Мама работала и там, и там. Мне приходилось учиться в школе-интернате. Маму я видела по выходным. Я не сказала, что отец погиб, еще когда я была у мамы в животе.

Потом начались проблемы в школе. Мама бывала только на родительских собраниях. Надо мной в школе издевались и классный руководитель, и дети. Внутренне я очень переживала, но никто об этом не знал. Я все держала в себе, поэтому у меня начались проблемы со здоровьем: иногда писалась в кровать, но скрывала, чтобы меня не стыдили и не ругали. В глубине сердца, когда было плохо, скучала по маме, но ее не было рядом. В те времена не было телефонов, нельзя было позвонить, поговорить. В школе я проказничала. Лишь сейчас понимаю, что все это было, чтобы таким образом привлечь внимание мамы, но это было напрасно. Бывало, что я приезжала домой, а мамы не было. Я сидела в темноте и смотрела в окно, когда она придет. Ложилась спать, чтобы время быстрее пролетело. Делала дома плохие вещи — воровала у мамы, брата, но все ради привлечения внимания.

Когда я была маленькая и когда бабушка еще была жива, она была единственным человеком, которому я могла довериться и сказать, как себя чувствую. Но однажды доверие было утрачено насовсем. Я узнала, что она все пересказывает маме. Это было больно. Поэтому я никому больше не доверяю. Такой человек должен быть для меня очень важным, чтобы я могла ему довериться. Опасаюсь, что меня опять ранят.

Сейчас мне 27 лет, вспоминать все так тяжело и трудно… Однажды мама даже рассказала, что любит брата намного больше, чем меня. Кстати, это можно заметить и сейчас, когда мы вместе. Когда я была маленькая, мы с братом редко виделись. Тогда мама должна была заботиться о брате, о бабушке и дедушке, о себе, о доме в Кандаве. Все было на ее плечах. Я понимаю, как ей было трудно. НО она до сих пор не знает, как я чувствовала себя, когда переживала, что не было любви и теплоты родителей. В глубине сердца я не могу ей простить.

У меня есть своя семья. Муж, которого, к сожалению, не люблю. Двое детей — дочь (9 лет) и сын (4 года).

С дочкой совсем другая тяжелая история. Она очень напоминает меня в детстве. Она внутренне очень эмоциональна. Мне больно видеть, если ей трудно в школе, если кто-то издевается, особенно часто это случалось в первые два года.

Дочка для меня стала сюрпризом. Я никому не сказала, что забеременела. Мне было 17 лет. Жила с мамой, от всех скрывала. Мама узнала только в тот вечер, когда начались роды. Я хотела оставить ребенка в больнице, там ко мне пришли психологи. В итоге я его сохранила. Мама была так рада, что у меня родилась девочка. Пару лет назад она призналась, что очень-очень любит этого ребенка и готова за нее жизнь отдать. Это действительно чувствуется. Моя дочь для нее важна, но она опять-таки важнее, чем я!

От мамы все время слышу лишь упреки в том, что я делаю не так, неправильно воспитываю. Ни разу не слышала от нее, что она меня любит, не почувствовала любви и тепла. Она считает — если я говорю, что все в порядке, значит, так оно и есть. Я даже один раз призналась, каково мне сейчас, когда у меня проблемы в браке, когда я не люблю мужа. Вместо того, чтобы меня успокоить, она стала обвинять, мол, она говорила, что так и будет.

Очень часто приходит мысль, что больше не хочу жить в этом мире. Нет никого, с кем можно говорить, кто мог бы обнять, дать семейное тепло и любовь. Да, у меня есть дети, но я вижу, что внутренне мне этого недостаточно.

Стараюсь, чтобы мои дети не страдали, как я. Дочка очень любит меня и бабушку. Когда она хочет к бабушке, я разрешаю ей поехать. Сначала я этого не делала и видела, что она внутренне переживает. Я так не хотела…

С мальчиком все иначе. У него есть отец, которого он видит по выходным (на неделе он работает вне Риги). У него есть мама. Всего хватает.

А еще мой муж не любит, даже ненавидит мою дочку. По выходным она вынуждена жить у бабушки, чтобы с ним не встречаться. Вижу, что снова похожая ситуация, как было у меня с братом. Мы были разделены, как и мои дети. Пока муж меня содержит и я не могу себе позволить жить с детьми одна, приходится терпеть. Это меня эмоционально разрушает. Иногда кажется, что не хочу больше жить.

Вот моя история. Спасибо, что выслушали. Я впервые рассказала кому-то о своем горе".

Когда я был маленьким: 26 реальных историй о том, как нельзя воспитывать детей
Foto: Shutterstock

"Здравствуйте! Я уже какое-то время думаю о значении этих слов. Пожалуй, нельзя сказать, что я не могу простить. Я простила. Они мои родители, они обо мне заботились. Я сказала бы — есть вещи, которые не получается выбросить из головы.

Когда мой младший братик был маленький, он чуть не умер. Подавился и почти задохнулся. Мама с трудом его спасла. Слава Богу, у меня отличный брат. Только плохо, что после этого случая он стал для мамы зеницей ока. Его вдвое больше обнимали, ласкали, называли ласковыми словами. Мне всего этого не хватало. Я не могу вспомнить ни одного ласкового слова, адресованного мне. Не помню, когда меня в последний раз обнимали перед сном. Однажды я сказала маме, что в детстве меня меньше любили. Мамины слова "но он же чуть не умер!"вызывают такую боль, что вряд ли я еще раз рискну спросить, а что я значу в ее жизни? Наверное, почти ничего. Не знаю, может, я виновата, что мне во всех отношениях чего-то не хватает, мне никак не насытиться "бабочками в животе". Вот и теперь — есть семья, но я очень хотела бы еще когда-нибудь влюбиться, чтобы получить максимум ощущений при начале любви.

Папе очень нравилось смотреть телевизор. Папа у меня был отличный (к сожалению, он уже на небесах из-за неизлечимой болезни). Он водил в походы, иногда играл с нами в настольные игры. Но телевизор занимал большую часть его времени. Когда мы хотели что-то ему сказать (неважно — идею, вопрос и т.д.), мы слышали в ответ — "ТИХО!!! Мне не слышно!". У меня есть подозрения, что из-за этого я боялась высказываться в школе и вузе, когда это требовалось.

Мамина работа была связана с выделением людям пособий. Я верю, что люди, общение могли так надоесть, что вечером хотелось покоя. И мы, дети, старались ей его обеспечивать. Лично я жертвовала своим временем бесед мамы и дочки, качественно важным временем.

Может, можно было больше вместе заниматься домашними делами, вовлекать нас в социальную жизнь — детские мероприятия и т.д.

Чувствую, что с моими детьми, своими внуками, мама ведет себя иначе. Возможно, теперь в жизни не столько забот, получается посмотреть на ситуацию со стороны, понять, что нужно детям.

Не буду ни в чем обвинять родителей. Я и сама теперь мама и совершаю ошибки. Но я пытаюсь замечать свои ошибки, маленькими шагами от них избавляться, обдумывать свое поведение. Знаю, что автоматически унаследовала родительскую модель воспитания, ведь дети учатся у своих родителей.

Если родитель садится и обдумывает свои поступки, допущенные ошибки, думаю, это уже огромный шаг вперед. Быть может, такое обдумывание хоть немного меняет действия".

bērni
Foto: PantherMedia/Scanpix

"Мне 48 лет, но это осталось в памяти. Мне было пять-шесть, может, семь лет. Мне нужно было выучить на память стишок. Мама стирала белье в ванной. Я зачитала ей выученное стихотворение. Когда со второй попытки не смогла прочитать без ошибок, получила что-то вроде вербального удара кнутом — "Какой у меня глупый ребенок!". Зато папа взял меня на колени, успокоил, и мы вместе, строчка за строчкой, выучили стишок.

Когда мама ловила меня за какие-то проделки, меня заставляли красивым почерком переписать в тетради несколько страниц, например, что я взяла что-то без разрешения".

"Мне трудно простить родителей за то, что в детстве не спрашивали, как я себя чувствую, что меня беспокоит. Особенно в подростковом возрасте. Трудно простить папе, что почти каждый день вгонял нас в страх своим поведением, эгоизмом, дурным отношением к маме. Папа часто незаслуженно обвинял маму, не помогал в сельских работах. Мы, дети, видели и слышали ссоры. Очень-очень редко мы куда-нибудь ездили как семья. Даже на праздники мы не сидели за столом вместе".

"Не то, чтобы я не могла простить. Но очень ярко помню те моменты, когда родители громко ссорились. Я была так напугана, что пряталась в углу, истерически рыдала и молила Бога, чтобы они перестали. Каждая их ссора вызывала у меня большой страх и чувство угрозы. Теперь, когда сама стала матерью, начала понимать своих родителей. Иногда очень трудно сдерживать эмоции, но надо учиться ради детей".

bērns
Foto: PantherMedia/Scanpix

"Совершенно согласен с китайцами в том, что хорошие дети вырастают рядом с палкой от метлы. Теперь, в 62 года, четко вспоминая все такие уроки, я признаю, что ни один удар не был просто так. Я это заслужил! Хотя тогда мне казалось совершенно иначе, теперь говорю родителям большое СПАСИБО!".

"Я уже очень "древняя", но знаю, что сложнее всего забыть (не имею ввиду — простить) то, что родители были только на бумаге, а на сердце у них была лишь одна мысль: "Я тебя родил, чтобы ты обо мне заботилась!". Эти слова вызывают такую боль… Думаю, есть дети, которые знают, что я имею ввиду. Удачи нам всем. Пусть будет как можно меньше детей, которым приходится слышать такое!".

"Мои родители бросали меня дома одну уже с раннего детства. Не давали есть. По ночам я выходила на улицу, потому что меня всегда оставляли одну дома. Их не было даже ночью. С пятилетнего возраста я регулярно выходила из квартиры и громко звала — "Мама, где ты?". Это было ужасно. Меня оставляли одну на дни, иногда на недели. Однажды я услышала, как мамина сестра говорит маме: "Ты же ребенка не кормишь!". Тогда мамина сестра стала меня кормить. Мир ее праху! В подростковые годы мама заставляла меня проходить в школе унизительную процедуру: я должна была собирать у учителей подписи о том, что я бедная, и тогда мне на "Огрском трикотаже" бесплатно выдадут свитер за пять рублей. Это для меня было ТАКОЕ унижение! До сих пор помню этот тонкий синий трикотажный свитер…".

"Если моя мать умрет, я на похороны не пойду. Зато я регулярно ношу цветы на могилу маминой сестры. Она не бросила меня, кормила, подарила куклу, сшила моей кукле передничек. Это было в том далеком детстве, когда я была сиротой при живых родителях. Отец никогда не поздравил меня ни с одним праздником. Он оставил меня на произвол судьбы. Этого родителям я простить не могу".

"До сих пор переживаю из-за вечной маминой критики. Что бы я ни делала, какими бы ни были результаты, всегда звучало одно — "Так мало? Почему не лучше? Посмотри, как Янис/Иева/сестра/брат справляется!". Очень больно, что она копалась в моей личной жизни (она по-прежнему довольно нахально интересуется тем, что происходит в моей постели). "У тебя нет вкуса в одежде!". "Ты такая неловкая!" "Ты слишком толстая, мужика не найдешь!". Еще очень больно, что мама в школьные годы никогда меня не защищала и мне не верила. Что бы ни случилось, виновата была я. Учительница пришла домой, нарассказывала сказок, какая я плохая, как я прогуливаю (это потому, что надо мной издевались — обливали водой, прятали мои вещи, испортили сумку, толкали и дергали, не говоря уже о красочных фразах). Вместо того, чтобы нормально со мной поговорить, меня выругали, что я не хожу на уроки.

В школьные годы мне пришлось неделю жить у соседей, так как мама была в больнице. Единственное, что она сказала после возвращения — "Я узнала, что моя дочка — грязная свинья!". Не знаю, чего соседка обо мне наговорила.

Все детство я была "грязной свиньей" и "ленивой заразой". Лишь потому, что не умела готовить есть в семь-восемь лет (ведь меня никто не учил). Мне не хватало сил в этом возрасте самой стирать одежду руками (стиральной машины не было). Меня почти ничему не учили о бытовых вещах. Я всему училась сама. Получалось, как получалось. Поэтому следовала вечная критика и высмеивание. Мало того, что мне в начальной школе приходилось обслуживать себя, нужно было еще ухаживать за младшими, на что я, конечно, не была способна.

Отец о нас вообще не заботился. Позже они развелись. Конечно, сейчас у нас с мамой очень прохладные отношения. Я вовсе не собираюсь заботиться о ней в старости. Единственная польза от испорченного детства и юношества — я научилась быть самостоятельной, могу сама о себе позаботиться".

"Я по-прежнему (40) остаюсь нежеланным ребенком. Когда-то я помешал карьере трактористки! Бедняжка осталась без прав. Только она забыла, что скоро состарится. И что тогда?".

"Мои родители были пьяницы и очень рано умерли. С 13 лет я жила самостоятельно. Каждый день все вспоминаю, чтобы не допустить ошибок родителей. По-моему, у меня получается. С родителями я знала лишь голод, алкоголь и постоянные избиения моей мамы, вечное унижение в школе, ведь у меня никогда ничего не было… Теперь все наоборот. Я стремлюсь к лучшему и у меня выходит, так как я этого хочу. Какими бы ни были родители, если ты сам хочешь лучшего, то к этому и надо стремиться".

"Я выросла в образцовой семье, как всем кажется со стороны. Родители не пили, работали, заботились, любили своих детей, но идеальными их назвать не могу. Мама больше верит чужим людям, чем собственным детям. Хотелось бы знать, почему это так".

"Мой отец пил, не разрешал есть купленные сыр и колбасу, пока он вечером не сделает себе бутерброды на работу, и чтобы поесть у телевизора. На следующий день мы должны были делить на четверых то, что он оставил. Каждый раз по пьяни скандалил, нападал на маму с кулаками. Я молилась и спрашивала, почему со мной такое происходит? Почему он все время чем-то недоволен? Молилась, чтобы он бросил пить… Пьет он по-прежнему, отношение с ним никакие. В гости не езжу. Семейных выездов не было, дни рождения устраивала мама, к школе тоже готовились с мамой. Тяжелые сумки с рынка носили мы — маленькие дети. А отец, пошатываясь, плелся рядом. В школу ходили пешком, чтобы сэкономить деньги, а отец мог себе позволить ездить на такси. Я вообще НИЧЕГО хорошего со стороны отца не помню. Грустно".

bērni
Foto: PantherMedia/Scanpix

"Мои родители слишком большое значение придавали оценкам в школе, пороли за каждую двойку и тройку. Долго не могла им это простить, потребовались года, чтобы эта обида прошла. Своим же детям сейчас говорю, чтобы старались учиться хорошо, но истерик по поводу оценок не закатываю. Хорошие оценки в школе не дают гарантий успешности и счастливой жизни в будущем".

"Обижена на родителей за то, что в детстве не отдали меня на уроки фортепиано. У меня есть слух, мне очень хотелось заниматься музыкой, но мама почему-то всегда говорила: "Какой в этом смысл? Ты же походишь и забросишь. Да и это денег стоит". Жаль, что родители в меня не верили".

"Мои родители совершили столько ошибок, что я устал бы их перечислять. Иногда охватывает жуткая злость, когда вспоминаю. Но не устраивать же сцены, когда прошлое уже не исправить. Успокаивает только то, что я понимаю — они сами являются результатом не лучшего воспитания. Люди воспитывают детей, опираясь на свой опыт. Если и есть смысл становиться лучше, то только ради детей. Но для этого необходимо проделать огромную работу над собой: понять свои обиды и не передать их дальше, заполнить пробелы любовью и теплотой".

"У меня день рождения 23 числа, а родители получали зарплату 25-го. Почти каждый год мне говорили: "Дочка, прости, подожди пожалуйста, через пару дней отпразднуем". И праздновали, но это был уже другой день, а не мой. Родителей уже давно нет, и обиды все прошли, но вот помнится же, черт возьми".

"Когда я учился в третьем классе, у нас объявили олимпиаду по правилам дорожного движения среди всех рижских школ. Так уж вышло, что я лучше всех знал эти правила. Мне доверили сформировать команду от нашей школы. Я набрал ребят, и мы целую неделю штудировали правила, разыгрывали сценки и прочее. И когда к намеченному дню (это была суббота) все уже было готово, моя мама сказала мне, что у бабушки какое-то мероприятие и мы едем к ней на целый день. В понедельник, когда я пришел в школу, весь класс с презрением смотрел на меня, а учитель вообще при всех сказала, мол "малышок уехал к бабушке на пирожки". Только в этот момент я осознал, насколько обижен на родителей".

Когда я был маленьким: 26 реальных историй о том, как нельзя воспитывать детей
Foto: Marc Eliot / cc

О том, как пережить, забыть и простить детские обиды, рассказывает семейный психотерапевт Инара Варпа:

"Каждый родитель воспитывает своих детей из лучших побуждений. И, конечно, в соответствии с тем, как понимает воспитание. Но это не всегда то лучшее, что нужно ребенку.

Зачастую это повторение собственного воспитания в детях — меня били и я бью. Или наоборот — меня воспитывали в строгости, а я своим детям "дам волю".

То, что во взрослом возрасте кажется неправильным, если говорить об ошибках родителей, иногда связано с нашими собственными трудностями и отношением. Мы связываем это с воспитанием, но нигде не сказано, что ответ именно в этом. Например, если я трусливый и нерешительный, это не значит, что причина в строгости отца. Может, это только удобное оправдание, привычный способ не решать проблему.

Прежде всего каждый должен понять свои трудности и потребности, а также осознать свою связь с родителями. И ожидания — что именно должно случиться, чтобы получить облегчение и внутренний мир. Какие перемены желательны?

На этом пути есть три этапа:

 — "исповедь", то есть высказывание всего трудного, болезненного, всех обид,
- эмпатия и понимание — как это могло случиться, как это было,
- прощение или примирение.

Важнее первые два этапа — открыть вентиль и попытаться понять обстоятельства и причины. С этим можно жить дальше, даже если нельзя простить.

Иногда гораздо большая проблема — застревание в прошлом, консервирование болезненных воспоминаний, а не сама обида или память о ней.

Тогда наконец надо решить, не пришло ли время взять на себя ответственность за свою жизнь, накопленный опыт и все хорошее и, казалось бы, плохое. Мы так и не узнаем, что с нами было бы, если бы родители вели себя иначе. Поэтому давайте решать то, что можно решить. Скорее всего, результат будет зависеть от наших усилий.
Если не получается самостоятельно, надо искать помощников с опытом и знаниями".

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form