Семейные врачи требуют дополнительного финансирования для того, чтобы они могли сообщать о насилии над детьми. Говорят, государство должно оплачивать их время, потраченное на поход в полицию с заявлением. В противном случае — не обязаны. Об этом они в среду заявили на заседании комиссии по правам человека и социальным делам, куда их пригласили, чтобы обсудить проблему предотвращения насилия над детьми, сообщает Русское вещание LTV7.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама

Что-то идет не так. Это стало понятно еще в августе прошлого года. Тогда исследование показало: уменьшить число преступлений против детей не получается. Но неужели для того, чтобы действовать, нужно дождаться трагедии — наподобие той, что случилось в Добеле?

"Говорим мы очень много, но дело как-то не идет вперед. В этом году в январе было очень много трагедий. Ну когда еще делать выводы, другого времени нет. Придется действовать", — говорит глава Госинспекции по защите прав детей Илона Кронберга.

Основная проблема, как выяснилось, заключается в обмене информацией. Данные о пострадавших от насилия детях попросту "застревают". Система по обмену информацией есть, но ее почему-то игнорируют.

"Мне не хочется сейчас искать виноватых, но ясно, что данные не вводятся, то есть — то, что мы создали, не работает. Вопрос: это проблема технического характера? Нет, это не так. Коллеги подтвердят, что это вопрос отношения. Есть самоуправления, которые вообще не присоединились к этой системе, там ноль интереса к детям", — говорит представитель МВД Эвика Силиня.

В итоге оказалось, что корень проблемы, как обычно, в финансах. Больше всего жаловались семейные врачи. За сообщения в полицию о насилии над детьми они просят дополнительного финансирования.

"Написать заявление — это примерно врач должен потерять час своей работы. Если врач должен еще идти в дом и посещать семью — это еще ресурс времени. Если врач должен идти на разговор с полицией — это тоже рабочее время, которое должно оплачиваться. Если врач должен идти в суд — то это тоже кто-то должен оплачивать", — говорит представитель Латвийской ассоциации семейных врачей Солвита Олсена.

Бывший министр здравоохранения Ингрида Цирцене не удивлена. Было время, когда семейные врачи требовали дополнительной платы за внесение в карточку данных о весе и росте ребенка. "С того момента, как семейный врач подписывает договор с пациентом, он и ответственный за здоровье своего пациента. И если он считает, что это какая-то дополнительная услуга и требует за это деньги, то, может быть, нужно выбрать другую работу?" — считает Цирцене.

О том, что семейные врачи должны сообщать о своих подозрениях, активно начали обсуждать год назад. Когда в Вентспилсе от полученных травм умер годовалый мальчик. Выяснилось — семейный врач замечала телесные повреждения ребенка не раз. Вот только никому не сообщала.

"Политики в этом случае могут регулярно призывать и заставлять отчитываться о проделанной работе с надеждой, что что-то будет происходить быстрее. Других инструментов, к сожалению, нет", — говорит глава Комиссии по правам человека и общественным делам Инесе Лайзане.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form