Настоящим откровением стали факты, приведенные вчера на пресс-конференции, посвященной 65-й годовщине со дня ликвидации концлагеря Саласпилс. Их в Латвийском государственном архиве раскопал молодой историк Влад Богов.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама

Документы, которые вчера в Доме Москвы Влад Богов показал журналистам, до сих пор никогда не публиковались.

- Я, в частности, добрался до папки с материалами, которые в свое время собрала следственная комиссия, изучавшая злодеяния нацистов, совершенные на территории Латвии. В ней находились и порядка 200 фотографий, сделанных членами комиссии во время рейдов по местам массовых преступлений. На некоторых из них запечатлено, что осталось после концлагеря, который, заметая свои кровавые следы, в последних числах сентября 1944-го ликвидировали сами оккупанты.

…На экране появляются уникальные фотографии. На одной — общий вид руин концлагеря, на другой — сохранившийся барак, на третьей — вывеска на входе в концлагерь (на немецком, латышском и русском): "Вход категорически запрещен"…

В папке оказались и другие документы. В частности, из переписки местных коллаборационистов со своими начальниками из главной ставки Третьего рейха открылось, что постоянно в лагере находилось 6- 12 тысяч узников. В марте 1943 года немцы привезли в лагерь наиболее крупную партию узников, одних только детей в ней было 1100 человек.

Спустя два-три месяца малолетних пленников распределяли по так называемым детдомам. Один из них находился в Риге на ул. Э. Бирзниека-Упиша, 4. Но больше всего их было в Юрмале. Детей везли в Майори, Дубулты и другие точки города-курорта. Здесь их отдавали в рабство хозяевам местных хуторов. Причем не бесплатно: за одного малолетнего раба полагалось платить 15 немецких марок в месяц.

- Если покупатель был недоволен живым товаром, то он мог его обменять на другой, — сказал журналистам Влад Богов.

Все рассказанное историком до глубины души задело Елену Грибун, лидера Общества малолетних узников, проживающих в Латвии, ведь она тоже из того самого кровавого мартовского "призыва" 1943 года.

- Мне было семь лет, когда меня вместе с мамой, бабушкой и двумя сестрами, старшей и младшей, привезли в Саласпилс, — едва сдерживая слезы от нахлынувших воспоминаний, рассказала Елена Георгиевна. — Мы жили мы под Себежем, что в Псковской области. Папа был председателем колхоза. Когда началась война, он ушел в партизаны. В Саласпилс нас упекли за возможное пособничество тем, кто сражался с оккупантами. В лагере я находилась до 10 июля 1943-го. После этого меня отдали в рабство: пасла коров, работала в поле. И так до окончания войны…

Нынче на учете общественной организации "Память для будущего", которой руководит Грибун, состоит 1421 бывший малолетний узник Саласпилса. Их ряды тают на глазах. Ушла в мир иной и младшая сестра самой Елены Георгиевны.

Влад Богов рассказал, что обнаруженные им в архиве материалы в скором будущем лягут в основу документальной книги, посвященной нацистскому террору в Латвии. Это и станет его подарком предстоящему юбилею — 65-летию Победы.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form