В конце прошлого года на сайте Латвийского Национального архива были опубликованы "мешки ЧК" — документы Комитета государственной безопасности Латвийской ССР. Портал DELFI в сотрудничестве с журналистом Марисом Зандерсом продолжает цикл интервью с различными исследователями о содержимом "мешков".

О том, что известно об антисоветской деятельности в Латвии из базы данных КГБ "Дельта", — в беседе с историком Янисом Керуссом.

О "мешках ЧК" говорится много, хотя, с фактологической точки зрения, не всегда правильно. О базе данных "Дельта" — гораздо меньше. Что это такое?

База данных автоматической контрразведывательной системы "Дельта" включает в себя, ссылаясь на Индулиса Залите, более 8000 разных докладов. Это то, что сохранилось от очень объемной информации КГБ. Эти данные предполагалось систематизировать, создать обширную базу.


Если мне не изменяет память, всего могло быть около тридцати лент с информацией. В начале 1990-х благодаря Центру документирования последствий тоталитаризма восстановили две. Так что, у нас сравнительно мало данных.

Это информация, которая накапливалась в КГБ с 1970-х годов. В целом, это сведения 1970-1980-х годов, немного о конце 1960-х.

Например, есть информация об Эдуарде Берклавсе еще с 1959 года. Из личных дел агентов взяты доклады, также доклады местного КГБ других советских республик, некоторые — от спецчастей КГБ СССР, доклады об оперативной деятельности КГБ, например, наружном наблюдении, прослушке телефонов, контроле корреспонденции.

Погоди, возникает логичный вопрос — а что с остальными лентами?

Просто большинство было уничтожено. Эти две ленты после перенятия КГБ технически удалось восстановить.

То есть латвийским специалистам удалось восстановить данные двух лент, которые были специально повреждены, а остальные пропали безвозвратно?

Так я это понимаю.

Когда вообще на уровне КГБ или партии приняли решение оцифровать информацию?

Если правильно помню, в начале 1970-х.

То есть было решено, что хранить данные на бумаге недостаточно, и процесс пошел.

Да. Там очень много категорий — 18 тематических, у каждой еще квалификации. Например, тематическая категория, которая интересна мне самому, — "Осознанная антисоветская агитация и пропаганда советских граждан". Факты и явления, свидетельствующие об осознанном идеологическом вредительстве советских граждан. И в этой категории есть больше сотни разных квалификаций, например, "пересказ радиопередач врага", "разжигание массовых беспорядков" и т.д.


Чтобы внести ясность — когда говорят, что в базе собраны доклады агентов, надо понять — что это? Обобщения, пересказ, выполненный их кураторами из КГБ? Насколько это близко к тому, что рассказывал агент?

Материалы взяты из личных дел агентов. То есть, агент рассказывает своему куратору, что он видел, слышал. Это записывается.

Есть мнение, что для оценки сотрудничества человека с КГБ картотеки недостаточно. Мол, надо дождаться публикации "Дельты", и тогда будет видно, кто и что сообщал.

В случае публикации, конечно, можно будет сделать много выводов. Но надо понимать, что информация очень неполная. Например, она во многом основана на докладах доверенных лиц КГБ. А этих доверенных лиц в картотеке нет.

Вспоминаю случай, когда данные из базы не совпадали со словами членов семьи, кто к кому ходил — агент к наблюдаемому человеку или наоборот. Янис Керусс

Иногда информация — на уровне сплетен. Агент что-то слышал, затем пересказал. Еще и интерпретация сотрудника КГБ. Еще такая проблема: люди порой осознанно вводили представителя КГБ в заблуждение. Скажем, т.н. "профилактируемые". Это те, кто, по мнению КГБ, вел антисоветскую деятельность. Их вызывали, могли быть ситуации, когда люди осознанно говорили пустяки.

Это не значит, что информация фальшивая. Но хорошо бы ее проверять, беседуя с современниками. Вспоминаю случай, когда данные из базы не совпадали со словами членов семьи, кто к кому ходил — агент к наблюдаемому человеку или наоборот.

Вопрос, чего ждет общество от публикации базы в мае. Мы уже пережили дебаты после публикации картотеки. Люди, которые там есть, уверяют, что ничего толкового они не сообщали, никому не вредили. Можно верить, можно не верить. Данные из базы помогли бы подтвердить или опровергнуть эти утверждения. Но из твоих слов следует, что в случае публикации нас, возможно, ждет разочарование. Например, агент из картотеки может там вообще не фигурировать.

Это так. Поэтому есть опасения, как заинтересованные лица будут использовать эту информацию. С другой стороны, база данных — очень интересный исторический источник. Ее надо опубликовать, чем скорее, тем лучше.


А что ты посоветуешь, будучи историком? Как нам читать базу, что искать?

Могу рассказать, как исследую сам. Я смотрю не столько на то, что конкретный человек сообщал о другом конкретном человеке… Я смотрю на общность информации через статистический анализ. Например, есть 52 сообщения об использовании "символики буржуазной Латвии" в 1970-1980-е годы.

Мы видим, что использование символики (обычно — флага ЛР) активно появляется, начиная с 1984 года, и на этапе между 1984 и 1986 годом эти флаги последовательно вывешивались в один день. Меня это немного удивляет, — 15 мая.

Зато в 1987 году флаги вывешивались только 18 ноября. То есть, мы можем делать какие-то выводы о проявлениях исторической памяти латвийского общества в этот период. На одном этапе мы, возможно, видим "хорошие времена Улманиса" как часть исторической памяти, которую старшее поколение передает более молодым.

Можно ли сказать, что база данных больше подходит не для прояснения роли конкретных агентов, а для исследования каких-то сюжетов, скажем, феномена политических анекдотов в годы оккупации?

Анекдотов — не слишком. Индулис Залите писал, что на них большого внимания не обращали. Только 0,84% сообщений касались анекдотов.

Мы, например, узнаем, как расшифровывается слово "КЛУБ" — "Как лучше убить Брежнева". Ответ заключается в том, чтобы прочесть слово наоборот — "БУЛК" — "Брежнева убить лучше кирпичом". Янис Керусс

В 1970-1980-е анекдоты не были чем-то ужасным. Гораздо серьезнее считалось распространение листовок, передача знакомым "антигосударственной литературы" и т.д. Правда, некоторые анекдоты приводятся. Мы, например, узнаем, как расшифровывается слово "КЛУБ" — "Как лучше убить Брежнева". Ответ заключается в том, чтобы прочесть слово наоборот — "БУЛК" — "Брежнева убить лучше кирпичом".

Я бы сказал, люди, пострадавшие от репрессий, карьера которых в советские годы была испорчена, могут в базе исследовать, кто им в этом "помог". Это возможно. Правда, без гарантий. Как мы уже говорили, всех докладов в базе нет.

Как я понимаю, в случае публикации базу будет непросто использовать. Наши службы анонимизировали, "закрасили" много имен и фамилий.

В основном, закрашены лица, о которых сообщалось, и вообще упоминаемые лица. Конечно, это осложняет исследования. Например, я прочитал документы из спецчасти КГБ Балтийского военного округа.


Кажется, это был 1971 год. Там сказано, что группа латышской интеллигенции, видные писатели "обрабатывают" молодежь в националистическом духе. Имена членов группы закрашены. Лишь благодаря публикации Индулиса Залите и Алдиса Бергманиса мы можем узнать, что этими людьми были, например, Марис Чаклайс, Витаут Люденс, Имант Аузиньш, Визма Белшевица.

Надо сказать, конкретный пример показывает, что, работая с информацией базы, надо считаться с преувеличениями, когда виделось то, чего на самом деле не было.

В 1977 году было 16 000 случаев, когда жители распространяли "антисоветскую информацию". В 1985 году речь идет о 9000 случаев. Янис Керусс

Есть доклады о том, что тот или иной человек пытался шпионить. Возникает вопрос, не исходит ли эта интерпретация от самого агента? Если говорить о "закрашивании", я задавал этот вопрос. И пока неясно, когда же будет опубликована база, и в какой мере имена будут закрашены.

Ты говорил, профессионально тебя больше интересует "антисоветская деятельность". По-моему, в контексте мешков ЧК мы мало говорим о людях, которые вели себя противоположным образом, которые своим примером опровергают утверждения, мол, "такие были времена", "тогда все сотрудничали". Насколько была распространена антисоветская деятельность, судя по материалам "Дельты"?

Активность возросла в начале 1980-х. В исторической литературе сказано, как это происходило в СССР в целом. В 1977 году было 16 000 случаев, когда жители распространяли "антисоветскую информацию". В 1985 году речь идет о 9000 случаев. То есть, в масштабах СССР активность вроде уменьшилась. Ознакомившись с 500 докладов "Дельты", я склоняюсь к выводу, что в Латвии в начале 1980-х активность постепенно начинает расти.


В начале 1980-х появилась такая особенность как панки. И мы можем прочитать, что, например, молодой человек, работник дворца культуры ВЭФ, 18 ноября 1982 года пойман у памятника Свободы. Затем он пойман 21 ноября на Лесном кладбище, а в начале декабря — на "сборище панков". Постепенно в людях проявлялась смелость, но это не была творческая интеллигенция. Это была молодежь, "обычные" люди.

В период 1985-1987 года, возможно, в связи с перестройкой, активность снова увеличилась. Интересно, что в таких делах "Дельты" есть указания на начатые оперативные дела. Растет число "профилактируемых" жителей. Мы видим, что были разные способы "профилактики". Этим занимался и КГБ, и общественные организации, например, комсомол.

Изучая документы, создается впечатление, что ситуация в 1985-1987 году была в чем-то похожа на конец 1950-х, когда после 20-го съезда партии и осуждения сталинизма, волнений в Венгрии в обществе началось брожение, многие не знали, где граница между дозволенным и недозволенным.

Авария случилась 26 апреля, и уже 30 апреля Чернобыль фигурирует в одном из сообщений — какой-то елгавчанин с коллегами слушают западные радиостанции, где говорят о катастрофе. Янис Керусс

Между прочим, видно, что в конце 1950-х в Латвии и всем СССР росло число идеологически мотивированных уголовных дел. В Латвии последние уголовные дела были в 1986 году, но, как я уже сказал, о брожении в обществе больше всего говорит рост числа оперативных дел и "профилактики".

Напомню, что произошла авария на Чернобыльской АЭС. Я сам видел не менее 30 донесений на эту тему. Авария случилась 26 апреля, уже 30 апреля Чернобыль фигурирует в одном из сообщений — какой-то елгавчанин с коллегами слушают западные радиостанции, где говорят о катастрофе.

Можно ли по базе данных судить о том, что КГБ на определенных этапах давал указания, каким темам в обществе уделять особое внимание? Ты упомянул о Чернобыле. Я в качестве примера могу привести эмиграцию евреев из СССР и движение "отказников".

Можно догадываться. "Отказники" действительно входили в круг усиленного внимания КГБ. Есть интересная история физика Аркадия Цинобера, который в 1975 году подал прошение позволить ему выехать из СССР. До 1978 года ему не позволяли, следили за ним очень тщательно. Цинобер организовывал неформальные еврейские кружки истории в домашних условиях, где собирались 30-40 человек.


В интервью 2004 года он, вспоминая те времена, признал, что ему было известно о том, что среди членов кружка есть агенты КГБ. Но ему было все равно, так как в кружке он не занимался никакой антисоветской деятельностью, там говорили об истории, о культуре…

Так казалось ему самому, не КГБ.

Ну да, в сообщениях видим, что он считается экстремистом.

Во все времена были независимо мыслящие, смелые индивиды. Есть ли в базе сведения, кого КГБ считал организованными группами? Конечно, термин "группа" расплывчат. Уже в 1950-е в Москве были underground-группы художников, хотя их участники не осознавали себя как группу. Есть мнение, что об организованных группах можно говорить после 1968 года, после вторжения в Чехословакию. Это группы правозащитников. Как это выглядит в контексте Латвии? Если не считать "Хельсинки-86", о которой люди что-то слышали.

Имеется специальная квалификация — "деятельность антисоветских групп". Более сотни донесений. Конечно, речь шла о "Хельсинки-86", но такими группами считались и разные группы баптистов.

Реакция властей была очень интересная. С начала 1980-х до 1986 года было примерно 18 уголовных дел. Гинт Земленис об этом уже писал. Но были и другие меры со стороны КГБ.
Например, в 1975 году группу баптистов в Сигулде, которая отправлялась в Валку-Валгу на встречу с братьями по вере, пытались любыми средствами задержать, привлекали железнодорожную милицию.

КГБ обращал внимание на то, как часто один человек встречается с другим. Иногда это были домыслы, и никакой группы не существовало. Янис Керусс

Если по "антисоветским" и другим историям с антисоветской информацией оперативных дел было немного, то в случае таких групп дела были фактически на всех.

Как, по-твоему, в КГБ понимали критерии группы? В случае религиозных групп не могло быть особых сомнений. Там была определенная структура, объединяющий мотив. Но, скажем, люди собираются в мастерской художника, чтобы выпивать и "между прочим" говорить "антигосударственные" вещи.

КГБ обращал внимание на то, как часто один человек встречается с другим. Иногда это были домыслы, и никакой группы не существовало. Что касается домыслов, в базе есть интересная информация о том, как КГБ собирал сведения. Например, есть сообщение об иностранных дипломатах, которые прибывают в Ригу из Москвы на самолете. При снижении они якобы очень внимательно изучают Даугавгриву. На следующий день они едут на Мангальсалу, гуляют вокруг порта, затем возвращаются в гостиницу. Далее сообщается, что они склоняются над картой и что-то там внимательно изучают. Какой ужас, не правда ли?

Перевод DELFI. Оригинал здесь

Source

rus.DELFI.lv

Tags

Архивы КГБ АЭС ВЭФ КГБ мешки ЧК СССР Чернобыль
Заметили ошибку?
Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter!

Категорически запрещено использовать материалы, опубликованные на DELFI, на других интернет-порталах и в средствах массовой информации, а также распространять, переводить, копировать, репродуцировать или использовать материалы DELFI иным способом без письменного разрешения. Если разрешение получено, нужно указать DELFI в качестве источника опубликованного материала.

Comment Form