В конце прошлого года на сайте Латвийского Национального архива были опубликованы "мешки ЧК" — документы Комитета государственной безопасности Латвийской ССР. Портал DELFI в сотрудничестве с журналистом Марисом Зандерсом продолжает цикл интервью с различными исследователями о содержимом "мешков".

О том, что такое "организации прикрытия", в чем был интерес КГБ к туристам, и являемся ли мы "народом стукачей", — беседа с доктором истории Инетой Липшей.

Прежде всего, объясни тему беседы. Что такое организации прикрытия КГБ?

Для начала надо сказать, что термин "организации прикрытия" мне не особо близок. Классически таковыми считаются учреждения, где офицеры КГБ работают не как офицеры КГБ, то есть у них какие-то нейтрально звучащие должности. Например, помощник директора, консультант и т.д.

Так что, многие сотрудники могут и не подозревать, что их коллега представляет интересы КГБ. Но сформировалась традиция называть организациями прикрытия КГБ, например, комитет "За возвращение на родину" или Латвийское и зарубежное Общество дружбы и культурных связей, Международный Рижский клуб моряков или Рижский отдел Всесоюзного акционерного общества "Интурист". Так или иначе, в конкретной традиции и контексте речь об организациях, которые занимаются иностранными туристами в советской Латвии.

Но снова хочу напомнить, что офицеры КГБ работали и в других организациях, например, в Латвийском Государственном университете. По иронии судьбы, Латвийский Государственный университет "организацией прикрытия" никто не называл…

То, что было хорошо известно предыдущим поколениям, сегодня уже не так. Поэтому нужно пояснить, что вообще означал зарубежный туризм в СССР. Допускаю, что кому-то трудно представить, что в Риге была одна-две гостиницы.

Первые туристы останавливались в гостинице "Рига". Они приезжали организованными группами, к которым прикреплялись гиды отделения. Инета Липша


Если выбрать, например, 1960 год, то тогда в Латвию прибыло чуть больше 2000 иностранных туристов. Напомню, что в 1955 году на уровне Москвы было принято решение, что в СССР вообще будут иностранные туристы как таковые…

Первые туристы останавливались в гостинице "Рига". Гостиницу обслуживало Рижское отделение "Интуриста". Они приезжали организованными группами, к которым прикреплялись гиды отделения. Постепенно возник т.н. "этнический туризм". Это были иностранные латыши, а эмигрантские круги, естественно, очень интересовали КГБ.

Кажется, первая небольшая группа латышей прибыла в 1961 году. В целом, если говорить о 1970-1980-х, удельный вес иностранных латышей среди туристов не достигал и 10%. Это число в большой степени связано со способностью КГБ обеспечить надзор за туристами.

Ты упомянула офицеров КГБ. В свое время информаторами КГБ могли бы швейцары, бармены, горничные. Есть мнение, что, если человек работал на этой должности, то он почти неизбежно был информатором или как-то был связан с ЧК.

Чтобы ответить, мне сперва надо кое-что сказать о развитии Рижского отделения "Интуриста". В 1960-1970-е оно находилось в гостинице "Рига", это была сравнительно небольшая организация. В 1979 году, когда гостей стала принимать тогдашняя гостиница "Латвия", объемы стали совсем другие. В связи с раскрытием картотеки КГБ, — если мы посмотрим списки сотрудников, например, в 1970, 1980, 1989 году, и сравним с картотекой КГБ, — оказывается, не все работники обслуживающего персонала гостиницы были информаторами.

Например, в 1980 году была Олимпиада в Москве. От "Интуриста" в Москву были направлены пятеро официантов гостиницы "Латвия". Из них один был агентом КГБ. В том же году две группы горничных (31 человек) отправили далеко на обучение. Ни одна из них не была агентом КГБ.

В 1989 году комплекс гостиницы "Латвия" празднует десятилетие. Дирекция награждает людей, очевидно, за какие-то заслуги. Есть два списка. В одном — 103 человека, самые разные профессии (горничные, бармены и т.д.). Среди них — только три агента. Двое из них стали агентами после 1989 года. Фактически — один агент на 103 сотрудника. И другой список — 60 человек, которые получили просто почетные грамоты. В этой группе агентов только двое.

Чтобы понять размеры организации, скажу, что в начале 1980-х там работало около 1000 человек. Нас больше интересуют те, кто работал именно с группами иностранных туристов — гиды и т.н. инструкторы по туризму. И мы видим, что, например, в 1980 году в административном управлении работали девять человек, среди которых — двое агентов. В отделе гидов-переводчиков — 28 человек, десять из них — агенты. В обслуживающем отделе — 20 человек, двое агентов.

Это вопрос интерпретации — считать ли это число большим. Предположим, горничная или бармен могли не быть информаторами, но ясно, что они хорошо понимали, в каком месте и стране они работают. То есть они были лояльными. Тогда кого, по-твоему, считали нужным завербовать именно для агентурной работы?

Видимо, чтобы надзирающая система хорошо работала, хватало нескольких человек на ключевых позициях, например, чтобы сотрудник КГБ мог попасть в интересующий его номер гостиницы. Инета Липша


Тут две темы. Одна — гиды, которые должны были в любом случае после каждой экскурсии с иностранными туристами писать отчет. Гиды могли не знать, кто конкретно их читает. Думаю, они знали, но это, как говорится, было не их дело. Отчеты могли быть более или менее подробными, но, в принципе, это была основа отчетов, которые руководство Рижского отделения "Интуриста" отправляло дальше в КГБ, ЦК, Совет министров…

Вторая тема — горничные, портье, бармены и другие работники. В картотеке мы видим, что в этой группе — несколько агентов. Видимо, чтобы надзирающая система хорошо работала, хватало нескольких человек на ключевых позициях, например, чтобы сотрудник КГБ мог попасть в интересующий его номер гостиницы.

Использовал ли КГБ более активные методы, не только надзор? Не смейся, но это как в шпионских фильмах — скомпрометировать представителя капитализма, предложить сотрудничать, подослать к нему прекрасный пол и прочее в таком духе.

В документах, которые я читала, таких сведений нет. Но я общалась, например, в человеком, который в свое время работал в Рижском отделении "Интуриста" на руководящей должности. Он о таких случаях рассказывал. Это подтверждает, что историкам важно работать не только с документами, но и с людьми, современниками, фиксировать устные свидетельства.

Кстати, молодому поколению может показаться интересным, куда вообще в те времена возили туристов? В Сигулду?

На одном заседании в начале 1960-х член ЦК сказал, что иностранные туристы — это "арена классовой борьбы". Инета Липша


Список мест, доступных иностранным туристам, менялся с течением времени. Ясно, что цель экскурсионных программ в известной степени была обеспечить, чтобы у них было меньше своего свободного времени.

Одним из самых популярных мест были рыбацкие колхозы, "Адажи", где им могли рассказать о "достижениях социалистического строительства". Поддержание образа СССР было очевидной задачей. На одном заседании в начале 1960-х член ЦК сказал, что иностранные туристы — это "арена классовой борьбы".

Советская сторона считалась с тем, что турист может спросить: "Все здания, которые мы видели в Риге, построены до Второй мировой войны. Как же так? Неужели социалистическая Латвия ничего не построила?". Нужно было обеспечить контрпропаганду. Правда, бывало, что у туристов просто отнимали фотопленку, так как они снимали то, что "не надо".

Если говорить о зарубежных латышах, какое у тебя создалось впечатление о целях КГБ? Следить, чтобы они меньше контактировали с местными? Выяснить, кто из них может быть полезен советскому режиму?

Этот вопрос больше исследовала Эва Эглая-Кристсоне. Насколько я могу судить, КГБ было важно получить материал для анализа — что говорят зарубежные латыши, с кем общаются. Когда приезжали иностранные группы, проводились "вечера дружбы". Или же для латышей организовывали мероприятия в Союзе писателей. Для того, чтобы контролировать ситуацию, хватало одного-двух информаторов КГБ. Конечно, не все, кто встречался с приезжими, были информаторами.

С детства и отрочества вспоминаю такую установку — "не телефонный разговор". Было мнение, что разговоры прослушиваются. Возможно, преувеличение. А как с гостиницами?

В гостиницах были помещения с прослушивающими устройствами. Не все, разумеется. КГБ было очень важно, чтобы интересующих туристов размещали именно там. Не могу сказать, сколько было таких комнат. Например, в 1985 году глава КГБ Латвии Станислав Зукулис в Центральном Комитете жаловался, что следует снизить число этнических туристов (зарубежных латышей) в Риге, так как КГБ не хватает ресурсов, чтобы за ними следить.

Среди организаций прикрытия не все были агентами. Нередко это были т.н. "российские латыши", приехавшие после войны. Инета Липша

Мы видим, что в середине 1960-х туристов около 2000, а в 1970 году — наполовину больше. Мы не знаем причин. Возможно, ЧК пыталось уменьшить поток из-за нехватки ресурсов. Если говорить о структуре "Интуриста", мы больше надеемся узнать из базы "Дельта", обобщенных донесений агентов.

Хочу напомнить: среди организаций прикрытия (например, в Латвийском зарубежном Обществе дружбы и культурных связей,) не все были агентами. Нередко это были т.н. "российские латыши", приехавшие после войны. Некоторые, с опытом в тамошнем ЧК. Например, Петерис Валескалнс, который в определенный период оккупации считался "министром иностранных дел" Латвийской ССР. Людей с таким опытом и убеждениями не нужно было вербовать.

Отмечу, что, просматривая картотеку, мы, конечно, видим случаи, которые касаются 1960-х годов. Но вербовка набирает обороты именно в 1970-1980-е.

Возвращаясь к слежке за иностранными туристами, насколько я помню, были и заведения общественного питания не в гостиницах, скажем, "Дзирнавниекс", "Сените" и т.д. КГБ вербовал их работников?

Ну да, например, в конце 1960-х открылись "13 стульев" в Вецриге. Иностранцы действительно могли туда забрести. Но надо помнить, что был не только КГБ и его агенты.
У милиции были свои оперативные "контакты". Они могли следить, чтобы не происходили экономические преступления — начиная со спекуляций иностранной валютой и заканчивая кражами и мошенничеством.

Если посмотреть в картотеке, да, вы видим, скажем, двух барменов. Один был из "Юрас перле" в Юрмале. Но снова — было множество людей, которым не нужно было быть агентами, чтобы они, так сказать, сходили и сообщили. Нам надо расширить представление о том, чем вообще является информирование, и кто им занимался. Ведь вопрос в жалобах, которые активно поступали в разные инстанции.

Немного прерву тебя. Вопрос о барах и ресторанах не случаен. Сегодня звучит тезис, что та часть КГБ и агентов, которые боролись с т.н. "экономическими преступлениями", подлежит меньшему осуждению чем те, кто боролся на "идеологическом фронте". Думаю, оба фронта могут пересекаться. Скажем, иностранный латыш привозит доллары или джинсы родственнику для дальнейшей продажи. Кто он? Экономический преступник или идеологический враг, который популяризирует "загнивающий Запад"?

Вопрос, как мы интерпретируем пострадавшую сторону. Если от запрещенного обмена валюты пострадало советское государство, которое сегодня у нас не в почете, то, конечно, тезис о "хорошем ОБХСС" (отдел по борьбе с хищениями социалистической собственности) неубедителен.

Но вернемся к тезису, что тогда существовала целая культура жалоб. Жалоба в советское время нередко была абсолютно действенным инструментом, и этот инструмент применялся очень по-разному, в том числе для обвинений против других, чтобы поставить подножку и т.д. Но этот инструмент использовали и, если можно так сказать, нормальные люди, которые жаловались на несправедливость. Там все переплетается.

Расскажу пример. Парень из Талси, сын баптистского пастора, пишет жалобы в высшие инстанции о том, что, несмотря на хорошие оценки, ему не дают учиться в Латвийском университете. Университет отрицает, что дело в его религиозных убеждениях. Но интересно, что во всем этом процессе выясняется: классный руководитель, видимо, из лучших побуждений, в характеристике не указал, что педсовет решил не рекомендовать парня для учебы в университете. А кто-то пожаловался, что это решение педсовета пытались скрыть.

Совершенно недостаточно смотреть только на агентов КГБ. В то же время мне не нравится представление, будто мы — эдакий "народ стукачей". Инета Липша

Люди в 1950-е писали жалобы, чтобы добиться возвращения высланных родственников. Есть случай, что такое обращение связано с возвращением на родину семьи председателя бывшего Банка Латвии. А ЧК интересуется, как городское руководство могло бы рассмотреть данный вопрос. Руководство пишет: нет, мы считаем, что возвращение этих людей нежелательно. Понимаешь?

Совершенно недостаточно смотреть только на агентов КГБ. В то же время мне не нравится представление, будто мы — эдакий "народ стукачей". Число агентов КГБ не дает оснований это утверждать.

На самом деле, вопрос в том, как авторитарный и тоталитарный строй способствует тому, чтобы человек "писал" в партийные или другие "высшие" учреждения.

Перевод DELFI. Оригинал здесь

Source

rus.DELFI.lv

Tags

Delfi TV с Янисом Домбурсом Аэропорт "Рига" Банк Латвии КГБ Латвия мешки ЧК Рига СССР Талси
Заметили ошибку?
Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter!

Категорически запрещено использовать материалы, опубликованные на DELFI, на других интернет-порталах и в средствах массовой информации, а также распространять, переводить, копировать, репродуцировать или использовать материалы DELFI иным способом без письменного разрешения. Если разрешение получено, нужно указать DELFI в качестве источника опубликованного материала.

Comment Form