Моника Радовска родилась в Латвии уже после распада СССР, то есть она автоматически должна получить гражданство Латвии. Соответствует ситуации и статус ее мамы, которая всю жизнь прожила здесь и является негражданином Латвии. Зато папа Моники исчез из жизни семьи еще 12 лет назад, после чего родители 15-летней девочки развелись, а отца официально лишили всех прав на ребенка.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
Тем не менее без его заявления Управление натурализации отказывается предоставить девочке полагающийся ей по закону статус гражданина. Ситуация сложилась абсурдная: как можно требовать согласие человека, который к ребенку давно не имеет отношения?

"Мы несколько лет ходили по инстанциям, пытались доказать свою правоту, а потом надоело, решили обратиться к адвокату, к прессе", — поделилась с "Телеграфом" мама Моники Ольга Радовска. По ее словам, в диалоге с УН возник тупик: отца у Моники нет ни практически, ни теоретически, ведь супруги давно разведены, а отец лишен родительских прав.

Но чиновникам это кажется малозначительным. Они признают, что девочке полагается гражданство, она ведь родилась уже после распада СССР. Но для того чтобы его получить, Моника должна предоставить заявления от обоих родителей. Этого требует закон. А еще закон требует, чтобы как папа, так и мама либо были негражданами Латвии, либо не имели подданства вообще никакой страны. Гражданин Беларуси, коим является отец Моники, никак не вписывается в наши законы.

В последние пять лет перед началом процедуры папа и мама должны были прожить в Латвии. Если же один из супругов умер или имя одного из них внесено в свидетельство о рождении по просьбе второго (то есть, если папа, например, вообще отсутствовал с рождения ребенка), тут уж хватит заявления от одного родителя.

У девочки, правда, есть еще одна возможность получить гражданство — если она училась в латышской школе, то ей должны его предоставить без всяких экзаменов и без заявлений от обоих родителей. Но, по словам Ольги Радовски, семье и тут дали от ворот поворот.

"Видимо, проблема была в том, что Моника училась еще и в Польской школе, а не только в латышской", — предполагает адвокат. Однако мама девочки проблему видит в другом. "Дело в том, что старший брат Моники, мой сын, тоже учился в польской школе до того, как попал в латышскую. И он тоже не смог предоставить заявление от отца. Будете смеяться, но ему гражданство дали. Думаю, тут вся проблема в несовершенстве закона, который можно трактовать и так, и эдак".

"Действительно, таких ситуаций много. Иногда один из родителей уже многие годы пребывает за границей, а иногда и вовсе под забором, а второй родитель при этом не может решить проблему в одиночку. Но поймите, это еще надо доказать, что он под забором, мы ведь не можем слепо верить в то, что нам говорят. Кстати, в каждом конкретном случае — свои нюансы, и у нас в стране нет ни одного ребенка, для которого гражданство было бы закрыто совсем. Мать, кстати, сама могла бы сдать на гражданство, тогда бы и дочка получила его автоматически"., — заявила глава Управления натурализации Эйжения Алдермане

Delfi в Телеграме: Свежие новости Латвии для тех, у кого мало времени
Delfi временно отключил комментарии для того, чтобы ограничить кампанию по дезинформации.
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form