Операция "Ребрендинг". Зачем "Согласию" понадобились новые лица?
Foto: LETA

В преддверии парламентских выборов "Согласие" спешно вовлекает в свои ряды известных общественных деятелей. Для чего популярная русскоязычная партия проводит ребрендинг, и какие с этим связаны новые возможности и риски?

Ставка на общественников

В начале прошлой недели председатель "Согласия", мэр Риги Нил Ушаков объявил, что на октябрьских выборах в Сейм кандидатом на пост премьер-министра будет выдвинут Вячеслав Домбровский. Известный экономист и глава центра аналитических исследований Certus до этого несколько лет активно занимался политикой – состоял в двух партиях ("Партия реформ Затлерса" и "Единство"), руководил министерствами образования и экономики. Ушаков представил Домбровского как университетского друга, с которым он познакомился 23 года назад, подчеркнув, что кандидатуру экономиста одобрил также глава фракции "Согласия", зампред партии Янис Урбанович.

Вчера стало известно, что в списках кандидатов появятся еще два новых имени: Константин Чекушин и Маргарита Драгиле. На пресс-конференции партии оба представлены как активисты движения против постепенного перехода школ нацменьшинств на латышский язык обучения. Впрочем, 38-летний инженер-программист Чекушин скорее известен как организатор интеллектуальных игр "Что? Где? Когда?", а 33-летняя педагог Драгиле - благодаря активному участию в латвийской версии проекта "Бессмертный полк".

Все трое были приглашены в качестве экспертов на недавний конгресс "Согласия", где, по информации Delfi, их политическое будущее активно обсуждалось в кулуарах.

Новые возможности

Приглашение популярных общественников позволяет "Согласию" решить сразу несколько проблем. Первая из них - дефицит кадров. Кроме того, приход Чекушина и Драгиле явочным порядком включает "Согласие" в борьбу против языковой реформы Шадурскиса, от чего партия до этого момента формально дистанцировалась. Оба активиста принимали участие в пикетах против реформы, выступали на Конгрессе родителей, попавшем в поле зрения правоохранительных органов, выражали позицию родителей детей нацменьшинств в СМИ. При этом оба олицетворяют собой молодое поколение русскоязычных латвийских граждан и имеют широкие социальные связи, которые традиционно играют большую роль в предвыборной кампании (только латвийский клуб знатоков "Что? Где? Когда?" охватывает несколько тысяч потенциальных избирателей – от самих участников команд до их родственников, включая родителей знатоков из школьных команд).

В свою очередь, вступление в партию Вячеслава Домбровского облегчает возможные переговоры о вхождении "Согласия" в коалицию. Домбровский имеет хорошие связи и авторитет среди основных партий – как ныне правящих, так и новых либеральных проектов, которые надеются вскоре попасть в правительство.

Новые риски

Поиск идеологии. Желание лидеров "Согласия" стать "единственной в Латвии европейской социал-демократической партией" заставит их искать ответы на многие неудобные вопросы, а именно: отношение к беженцам и приезду иностранной рабочей силы (европейские социал-демократы должны выступать за политику "открытых дверей"); защита прав сексменьшинств и строительство мечетей (соцдемы должны бороться со всеми видами дискриминации, в том числе по признакам религии, расы и сексуальной ориентации); налоговая реформа (социал-демократия подразумевает как защиту малоимущих слоев населения, так и высокие налоги для обладателей доходов выше среднего) и т.д. Уход от ответа на эти вопросы не останется незамеченным и чреват разочарованием той части электората, которая ждет от "согласистов" четкой идеологической позиции. Оттолкнуть часть избирателей может и нарочитое увлечение Ушакова заокеанскими идеями (партию консультирует американские пиарщики, весной прошлого года мэр Риги встречался с американским сенатором Джоном Маккейном, и, по неофициальной информации, перед выборами может нанести еще один визит в США).

Структурные реформы. Появление кандидата в премьеры "со стороны" потребует изменений в организационной структуре, поскольку была нарушена многолетняя монополия на власть внутри партии, установленная Нилом Ушаковым. Это обстоятельство должно вызывать смешанные чувства сопартийцев – от горячей поддержки до полного отторжения и даже противодействия новому лидеру списка. Также не известны амбиции самого Домбровского и то, на каких условиях он вошел в партию, точнее, что же было обещано успешному экономисту на тот случай, если "Согласие" по итогам выборов вновь останется в парламентской оппозиции. Особенно с учетом того, что Домбровский бегло говорит по-английски и имеет в своем CV высокие позиции в латвийской системе госуправления.

Отношения с РСЛ. Главным спарринг-партнером "Согласия" на этих выборах будет Русский союз Латвии. Это должно взбодрить "согласистов": последние годы ЗаПЧЕЛ, а потом РСЛ были для них заведомо слабыми противниками, сейчас – из-за школьной реформы и обострения этнического вопроса в латвийской политике – конкуренция на русском поле становится более жесткой. Замеры общественного мнения показывают, что "Согласие" теряет поддержку избирателей. До конца июня Конституционный суд должен объявить, может ли Татьяна Жданок баллотироваться в парламент. Если она на выборы не идет, то РСЛ должен будет выбрать новый "локомотив" для своего списка. Самый неудобный для Ушакова и Домбровского вариант – это появление в качестве первого номера Андрея Мамыкина, избранного в 2014 году в Европарламент от "Согласия". Закон разрешает Мамыкину участвовать в парламентских выборах, не складывая мандата. Известно, что РСЛ делало подобное предложение евродепутату, но он до сих пор о своем решении не объявлял. Как заявила порталу Delfi сама Татьяна Жданок, партия назовет имена лидеров своего списка до конца этого месяца.

Source

rus.DELFI.lv

Tags

Русский союз Латвии "Согласие" Андрей Мамыкин Вячеслав Домбровский Европарламент Нил Ушаков Сейм Татьяна Жданок
Заметили ошибку?
Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter!

Comment Form