Политик — не мусорник для ваших обид и неудач. Илзе Винькеле о непростой жизни министра во времена Covid-19
Foto: F64

"Первые месяцы выдались такими, что для мечтаний и фантазий не осталось места — я засыпала с чувством страха и с ним же просыпалась. Телефон все время был в руке, мы ждали первого случая заражения. Такими же были ощущения, когда пришлось ждать информации о первом смертельном случае от Covid", — поделилась в интервью Латвийскому телевидению впечатлениями от начала ситуации с распространением коронавируса министр здравоохранения Илзе Винькеле.

Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама

Первые моменты кризиса Covid-19 оказались очень тяжелыми. "Жизнь политиков такова, что ты даже заплакать не имеешь права. Потому что тогда тебя сразу сочтут каким-то ненормальным, слабым, слишком эмоциональным. И мне это кажется столь странным… Иногда становится очень нехорошо от всех этих комментариев. Когда твоей реакцией становится "Ну что это такое?"", — рассказала Винькеле.

"Да, я считаю, что политикам нужно уметь выдержать долю критики и оценочных суждений, которая намного выше, чем можно ожидать в другой профессии. Но все же политик — это не мусорник, в который люди имеют право бросать все свои жизненные неудачи и обиды. Это не значит, что можно обзываться и глубоко лично задевать", — уверена министр.

При этом она отметила, что в сложные моменты находила поддержку у коллег из Министерства здравоохранения. "Я очень горда, что могу работать с такой командой, которая у нас есть. Это люди, с которыми, если можно так сказать, "готова идти в разведку". С ними можно идти и в бой. И, к счастью, эти моменты упадка никогда не случаются у всех одновременно. Если у одного опускаются руки, остальные поддерживают его за локоть. Создают опору — и можно идти дальше. Но усталость накапливается… Батарейка уже подсела, если честно", — рассказала Винькеле.

Над политиками в условиях чрезвычайной ситуации довлеет большое чувство ответственности. "И то, что часть этого явления (Covid-19, — прим. ред.), в отношении которого нужно принимать действия, до сих пор неизвестна и недостаточно изучена. И это очень тяжело", — призвала латвийцев к пониманию Винькеле.

"Также меня волнует, как долго мы можем удержать внимание людей. Как долго получится уговаривать, мотивировать, приходить к общему пониманию, что нужно соблюдать ограничения. Раз тебя это напрямую не касается, а затрагивает лишь небольшую часть общества, то трудно поверить в серьезность угрозы.

Размышляют так: то что происходит в Италии — это ужасно, это какая-то трагедия. Но раз это в Италии, то вроде это все такое абстрактное. Ведь у нас такого нет!

Я очень хорошо понимаю, что людям это может надоесть. Так как нет определенности. И я сама приняла для себя как новую норму то, что в ситуации с Covid определенности нет и быть не может. Такая вот простая аксиома. Незачем ломать голову — просто сейчас все есть так, как есть. И этот факт почти невозможно разъяснить так, чтобы это приняли как норму. Я говорю об обществе в целом", — призналась министр здравоохранения.

"Вы же понимаете, как это сейчас у людей: "Закончилась работа, потому что какой-то абстрактный карантин — хотя в итоге весьма конкретный. И нет доходов, и нет накоплений, и вы жметесь с детьми по дому, с маленькими детьми. Дети дерутся, им надоело, а вы не можете навестить своих родителей.

И, конечно же, в такой ситуации всем хочется слышать четкий ответ, причем чем более конкретным он будет, тем лучше — какого числа что и когда закончится. В такой ситуации я могу хоть на голове стоять и рассказывать, что не имею права как министр давать такой ответ. Не потому что я не хочу дать ответ или что-то скрываю, или оказалась непрофессиональна, а потому что такого ответа попросту нет, во всем мире нет", — говорит политик.

Размышляя о том, как обществу следует относиться к мерам безопасности этим летом, когда всем хочется наслаждаться хорошей погодой и обществом друг друга, Винькеле привела историю из своей жизни. "Знаете, моя бабушка дожила до 96 лет, пережила и ссылку в Сибирь, и необходимость в одиночку воспитывать детей, и голод, и лишения. Однажды, когда ей было уже за девяносто, мы говорили о жизни, и она сказала: "Если мне самой с собой не интересно, то я не могу навязывать свою компанию другим". Мне кажется, это могло бы стать основным мотивом грядущего лета — раз тебе с собой не интересно, то что ты можешь предложить друзьям?".

"В Латвии такая красивая природа, и можно ехать на свежий воздух… Я уверена, что не надо мне учить людей, как проводить свободное время. Люди очень хорошо знают, как проводить время безопасным способом. И они смогут, я уверена. Когда разрешат собираться большим числом — это будет значить, что сможем и спортом заняться, ходить в гости, собираться вместе на природе. Лето будет просто отличным", — подытожила Винькеле.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!

Tags

Дети Жизнь Илзе Винькеле
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form