Austerlitz
Foto: Courtesy image

Люди приходят на экскурсию в концлагерь, как на прогулку по Диснейленду — в веселых маечках, с селфи-палками и бутербродами. Что это значит? Победа жизни или равнодушия? Как эти люди отреагируют, если нацизм и радикальные настроения снова начнут пробуждаться? Или уже начали? Такими вопросами задались участники дискуссии о национализме в рамках кинофестиваля АртДокФест.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама

Поводом для дискуссии стал документальный фильм живущего в Германии режиссера Сергея Лозницы "Аустерлиц", снятый в бывших концлагерях Дахау, Берген-Бельзен, Равенсбрюк, Заксенхаузен и Дора-Миттельбау: нескончаемые толпы туристов потоками стекаются на территорию бывшего лагеря смерти, ходят по земле, в которой зарыты тысячи костей, улыбаются, жуют жвачку, принимают позу жертвы у столба смерти, делают селфи на фоне печей сразу после рассказа гида о том, сколько десятков людей там сгорели… Что все это значит?

ArtDocFest
Foto: DELFI

На фото: круглый стол на тему "Национализм. От гитлеровской Германии до путинской России".

Режиссер признался, что у него нет прямого ответа на этот вопрос, просто он ощутил диссонанс и свою неуместность, попав однажды в такое место — это личное переживание и побудило создать картину. По его мнению, несмотря на то что паломничество туристов в бывшие концлагеря сегодня выросло, как никогда, большинство пришедших туда с группами людей не понимают, как себя вести в таком месте. Раньше ритуалы отношения к усопшим диктовала религия, а для мест массового жертвоприношения поведения не предписано никем.
Трейлер фильма Сергея Лозницы "Аустерлиц" про туристические паломничества в места бывших концлагерей.

По мнению Лозницы, никуда не ушло представление о том, что есть люди, которые лучше других знают, как правильно жить и кто высшая раса. Ну а тех, кто не понимает, тому "можно объяснить, что он неправ — мягким способом или жестким… Не исчезли и структуры, которые имеют право применять силу от имени общества по принципу: приказы принимают одни люди, а выполняют — другие, а технология распределения ответственности позволяет не судить людей, которые "просто выполняют приказы". Исполнители приказа могут даже не задумываться, преступный ли это приказ… Никуда не исчезло и понятие "чужого" (когда мы не воспринимаем всех, как своих) и возможность выделения этого "чужого" в другую сферу, обозначения другим словом, в отношении которого позволены другие действия. И это никуда не исчезло".

Лозница считает, что в Германии была проведена серьезная работа, чтобы исключить саму возможность возникновения нацизма, но есть места, где все это может проявиться.
Трейлер фильма Влади Антоневича "Кредит на убийство" про организации скинхэдов в России.

В документальном фильме "Кредит на убийство" израильтянин Влади Антоневич расследовал историю видеозаписи убийства двух молодых людей, осуществленного российскими неонацистами и ставшего начальной точкой целого ряда кровавых инцидентов в Москве. Вместе со своим другом Шурави он провел шесть лет в поисках тех, кто стоял за двойным убийством, и сумел проникнуть в одну из групп российских неонацистов, для чего ему потребовалось даже драться на ножах с одним из ее лидеров…

Зацепила фраза из фильма Антоневича, которую Шурави произносит в размышлениях за кадром: "А где в уставе нацистов написано, что у них должны быть только фабричные флаги, производства, там, Прибалтики, потому что в Германии за производство нацистской символики так вз..бут – мало не покажется, 20 лет расстрела". Значит ли это, что каким-то образом, Прибалтика до сих пор ассоциируется с возможностью такого "фабричного производства", в отличие от Германии, где за такой товар "расстрел" неминуем?

Во время дискуссии Антоневич поделился своими мыслями по поводу поведения туристов в концлагерях: "Человеку в принципе трудно осознать, что такое этническая чистка или геноцид. Убийство маленькой девочки нам понятнее и ближе, чем геноцид. И когда нам говорят о вале убийств — мы не знаем, как реагировать… Я знаю много людей, которые прошли Холокост, и они тоже фотографируются с селфи-палками на фоне концлагеря — это их личная победа над нацизмом: мол, нас хотели убить, а не получилось. Это победа жизни над смертью".

Режиссер отметил, что сегодня отношения к массовым убийствам ничуть не лучше: количество жертв в концлагере Аушвиц (Освенцим) сопоставимо с конфликтом в Сирии. "Нас на это производит впечатление? Это же сирийцы. Мы читаем об этом в ленте новостей об этих смертях — нам скучно. Нам неважно — 25 погибли или 250. Для нас Сирия — это зоопарк, джунгли, в которых плохие вещи происходят, но это далеко от нас. Мы с отчуждением об этом говорим… Иногда я думаю, что у нас что-то есть на базовом уровне, что нас объединяет, а иногда в этом корне вижу… каннибализм: положить другого на свою тарелку и не дать ему положить себя на его тарелку".

По мнению директора фестиваля АртДокФест Виталия Манского, фильм Лозницы поставил вопрос, "заканчивает ли действие прививка, которую сделало европейское общество после осмысления катастрофы, приведшей Германию к нацизму. Это лекарство уже ослабло и общество потихоньку становится вновь уязвимым перед такого рода вирусами или нет? В картине Влади Антоневича мы видим, что общество очень подвержено манипуляции, в том числе на основе патриотизма и национализма, эти понятия зачастую находятся в пограничных сопространствах. Как выяснилось, и в Латвии этот вопрос весьма насущен".

Участники круглого стола отметили, что радикальные настроения последнее время заметно подняли голову в Европе и России. То, что в Латвии вопрос национализма тоже не решен, стало ясно из реплики присутствовавшей на дискуссии продюсера Лаймы Фреймане, которая честно признала: "Я считаю, что мы в Латвии очень большие националисты. Я не боюсь этого слова, хотя не люблю его. Не знаю, кто подогревает это ощущение и кому оно выгодно. Ведь национализм сам по себе неплох, если его правильно использовать. У меня много русских друзей, мы часто общаемся. И я до сих пор не могу понять, почему важнее делить людей по национальности, чем по политическим взглядам. Мне интересно, как повернуть национализм в позитивную сторону, чтобы мы не были националистами, но были за свою страну".

Серию дискуссий в рамках фестиваля документального кино АртДокФест организовало Radio Svoboda и его обозреватель поэтесса Елена Фанайлова. Вместе с кинематографистами принять участие в дискуссии за круглым столом были приглашены политики, представители медиа и гражданского общества.

Delfi в Телеграме: Свежие новости Латвии для тех, у кого мало времени
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.
Статьи по теме:
 

Comment Form