Raksti pareizi! Почему Ольга Суконникова решила провести тотальный диктант по латышскому
Foto: Publicitātes foto

Языковой вопрос можно повернуть в конструктивное и прагматичное русло — если освободиться от предрассудков и принять, что каждый язык ценен сам по себе. Ольга Суконникова, которая благодаря своей школьной учительнице полюбила латышский язык, решила организовать "тотальный диктант" на латышском. И столкнулась с тем, что многие — и латыши, и русские — боятся принимать в нем участие.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама

Латвийский диктант: как это будет

Диктант будет проводиться по образцу российских "тотальных диктантов", цель которых — привлечь внимание к грамотности и русскому языку. Тексты российских диктантов читают и даже специально пишут известные писатели — Дмитрий Быков, Захар Прилепин, Дина Рубина, Алексей Иванов. Ольга Суконникова, однако, осознанно избегает аналогий и не копирует название, чтобы не превращать свой почин в орудие противостояния. Главное условие ее мероприятия — никакой политики и бизнеса.

Латвийский диктант назначен на 3 октября в 12.00, в канун Дня учителя. Его можно будет написать как на бумаге (в Риге, Лиепае, Даугавпилсе, Резекне, Валмиере и Вентспилсе), так и в интернете (на сайте raksti.org); как под своим именем, так и анонимно. Текст предоставит молодой талантливый латышский писатель (имя пока не сообщается). Неизвестно также, кто будет чтецом: авторы проекта, PR-специалист Ольга Суконникова и ее школьная учительница по латышскому языку Сармите Ружа предложили эту роль новому президенту страны. Однако президент отказался, сославшись на занятость. "Теперь мы ищем другого чтеца — харизматичного, известного в обществе человека с хорошей дикцией", — рассказывает Ольга.

Письма направлены также директору Института Латвии Карине Петерсоне и министру иностранных дел Эдгару Ринкевичу. "Мы хотим, чтобы у латышей в Канаде или США была возможность встать, условно, в три часа утра и проверить свои знания родного языка онлайн. Надеюсь, что посольства Латвии поддержат этот проект", — предполагает Ольга. Организаторы диктанта хотят также привлечь в партнеры Госагентство латышского языка, факультет гуманитарных наук ЛУ, Ассоциацию учителей латышского языка, факультет гуманитарных наук и искусств Лиепайского университета и т.д. Осталось договориться с программистами, которые помогут создать приложение для написания диктанта в режиме онлайн. Нашлись желающие помочь в защите сайта от возможных кибератак.

Одной из первых на идею откликнулась Лиепайская дума: она хочет взять на себя организацию диктанта в городе. В прошлом году у Лиепаи уже был подобный опыт мини-диктанта — Rakstīšanas svētki. В нем приняли участие 67 человек. Идут переговоры с 1-й Рижской государственной гимназией, а также с муниципалитетами Вентспилса и Резекне.

Ольга с огорчением отмечает, что зачастую ей странно слышать столько ошибок в речи латвийских политиков. В том числе из числа учившихся с ней в одной школе представителей Национального объединения. "Если бы я была политиком, особенно правого толка, непременно писала бы диктант, предварительно хорошо подготовившись, чтобы показать: да, я на самом деле люблю свой язык, ценю его и уважаю… — размышляет Ольга. — Сама я не смогу принять участие в своей акции, ведь я знаю текст. Но мне приятно сделать что-то значимое, потратить на проект свое время, попытаться заразить людей своей верой в то, что это нужное дело".

Увы, пока практически все знакомые латыши и русские на словах поддерживают идею Ольги, но писать диктант не желают. "Почему?" — спрашиваю я их. Отвечают: "У меня будут ошибки". Но ведь это и хорошо. Есть возможность узнать свои слабые места, подтянуть язык", — уверена Ольга.

Повезло выучить второй язык, не прикладывая усилий

Латышский язык нагрянул в жизнь Ольги совершенно случайно, когда ее абсолютно русскоязычная семья перебралась из коммуналки в центре Риги в шикарную по тем временам трехкомнатную квартиру в колхоз "Красный стрелок" (ныне поселок Даугмале). Дворовым языком общения для шестилетней Оли, ранее посещавшей русский детский сад, стал латышский — просто потому, что латышских детей было значительно больше.

"Школа в селе была одна — латышская. Туда меня и отдали. Уже в первом классе я стала отличницей. В тот год у меня случился перекос в русском языке. К примеру, я говорила: мама-папа, мы в лес пойдем с ногами или с машиной поедем? — смеется Ольга. — Моя бабушка, учительница русского языка и литературы, от таких пассажей хваталась за сердце. Но со временем все выправилось".

По словам Ольги, она сменила четыре школы, и никаких национальных или языковых проблем у нее не возникало. Родители закрепили опыт с братом Егором — он тоже получил образование на госязыке и теперь тоже свободно говорит по-латышски. "Мы считаем, что нам страшно повезло изучить второй язык, не прилагая к тому почти никаких усилий", — говорит Ольга, не исключая, что свою роль сыграла природная предрасположенность к языкам. Сегодня кроме русского и латышского она владеет английским и ивритом, а также китайским. Английский и китайский она учила позже и осознанно, что было несколько сложнее. Пятый язык, иврит, дался невероятно легко: "Это очень простой и логичный язык, фактически без исключений из правил".

Доказывала учительнице, что латышский язык слаб

С 7-го по 12-й классы Ольга училась в Рижской гимназии им. Наталии Драудзини. Там она и встретила свою единомышленницу —преподавательницу латышского языка и литературы Сармите Ружу, которая на всю жизнь привила ей любовь к языку. "Это преподаватель от Бога, строгий и вместе с тем очень любящий детей. В то время я находилась в возрасте юношеского максимализма — все пыталась ей доказать, что латышский язык и литература очень слабы и даже неполноценны, — со смехом вспоминает Ольга. — Во всяком случае, рядом не стояли с русским. Мне было не лень просиживать часами в библиотеке, выписывать образцы современной латышской поэзии, а потом нести их учительнице: мол, посмотрите, рифмы нет, ритма нет — что это за стихи? Учительница в чем-то со мной соглашалась, в чем-то нет, но всегда меня выслушивала и ценила мое мнение".

Жирную точку на затянувшихся дебатах Ольга поставила в 12-м классе. Выпускное сочинение она писала на свободную тему по Чингизу Айтматову. По произведениям, которые не были переведены на латышский, а значит, нельзя было сверить точность цитат, на чем "срезались" многие школьники. "С возрастом я оставила попытки противопоставлять и сравнивать языки. Это бессмысленно. Каждый язык ценен сам по себе. Скажем, в латышском есть очень емкие слова, полных аналогов которым в русском языке не найти. Например, в переводимых мною пресс-релизах часто встречаются слова aktivitāte и atbalstītājs, и я ломаю голову, как в данном случае точнее их передать", — рассказывает Ольга.

По окончании латышской школы Ольга отправилась в Москву — поступать в МГИМО на любимую журналистику. Но не случилось. В поезде прочитала в "Огоньке" статью Дмитрия Быкова и поняла, что "таких вершин не достичь, а плодить посредственность — не уважать профессию". В итоге пошла учиться международной экономике, но недоучилась — вышла замуж и уехала в Израиль. Заканчивала образование уже там.

В Израиле семья прожила шесть лет, там же на свет появился сын Шон. После того, как неподалеку от дома Суконниковых взорвался торговый центр, в который семья каждый день ходила за покупками, вернулись в Ригу.

Идея, которой не откажешь

В Латвии Ольга первым делом отправилась к любимой учительнице — освежить подзабытый за восемь лет отсутствия язык. И снова оказалась в двух несоприкасающихся тусовках — латышской и русской. Причем везде была принята за свою. "Конечно, по акценту во мне сразу распознают русскую, но второй вопрос всегда: откуда ты так хорошо знаешь латышский? Латышей это сразу располагает. Скажем, один из моих лучших друзей — известный рекламный деятель Эрик Стендзениекс. Мы говорим по-латышски, но иногда что-то на меня находит, и я перехожу на родной".

За грамотностью обоих языков Ольга следит трепетно. "У меня есть дурная черта: все время поправляю и русских, и латышей. Делаю это не специально и не с целью кого-то обидеть. Просто меня действительно раздражают ошибки. Одна из самых популярных — неправильное употребление слов. Например, латыши часто говорят, "Еs zinu, KAD rīt būs labs laiks", в то время как правильно было бы сказать "Еs zinu, KA rīt būs labs laiks". Или говорят "Tā sanāca", но, как поясняет Сармите Ружа, "Sanākt var tikai pulciņā!". Надо говорить "Tā iznāca". Впрочем, к себе я тоже отношусь критически. Прошу знакомых сразу меня исправлять, если услышат или увидят в моем тексте ошибки. Хочу, чтобы моя речь была чистой".

Мысль устроить всеобщую проверку языковых знаний посетила Ольгу давно. Год назад она поделилась идеей всеобщего диктанта с любимой учительницей. "Чудно, сказала она, но это же столько согласований в разных инстанциях потребуется! — рассказывает Ольга. — На что я возразила: не нужны мне никакие согласования. Сама все организую и найду людей, чья помощь нам нужна. Это ведь такая идея, что отказать нельзя — получится, что вроде как ты не за латышский язык".

Учите язык: уважение должно быть обоюдным

Ольга уверена, что проблемы между людьми разных национальностей в Латвии абсолютно надуманны и выгодны только политикам. "Да и с ними, если бы мы пообщались, к примеру, за рождественским столом, непременно нашли бы общий язык. Ведь на личном уровне проблем нет, — утверждает Ольга. — Когда я пришла на собрание родителей детей, поступивших в 1-ю гимназию, то спросила директора: как в новую среду вписываются дети нацменьшинств, для которых латышский не родной. Хорошо, говорит, вписываются — как и все остальные. Он даже не понял, в чем вопрос!"

Как человек аполитичный, Ольга не участвовала в языковом референдуме, но при этом не сомневается: государственный язык в Латвии должен быть один — латышский. "Это основной язык страны. Думаю, если бы все нелатыши свободно им владели, не было бы и темы референдума. А пока реальность такова, что большинство латышей говорят по-русски, но далеко не все русские говорят по-латышски. Уважение должно быть обоюдным. Мне совершенно непонятно, как люди могут прожить здесь всю жизнь и не выучить язык".

В качестве примера успешной языковой политики Ольга приводит опыт Израиля. "Там знание-незнание языка — не вопрос каких-либо санкций. Тебя никто не будет штрафовать. Просто если ты плохо знаешь иврит, то не найдешь хорошую работу. Помню, когда в 1998 году я пошла на собеседование к работодателю, то помимо CV выложила ему диплом о владении ивритом, он даже возмутился: ты считаешь, что я не в состоянии определить, есть ли у тебя нужный для работы уровень?" — говорит она.

В Латвии нелатышам без справки о языковой категории — никуда. При этом люди, сдавшие экзамен, зачастую не владеют языком. "Получается, справки больше нужны чиновникам. Если бы у нас была жесткая привязка "хорошие знания латышского — хорошая работа", то никаких комиссий и штрафов бы не потребовалось", — убеждена Ольга. И своим проектом она намерена повернуть пресловутый "языковой вопрос" в конструктивное и прагматичное русло.

Delfi в Телеграме: Свежие новости Латвии для тех, у кого мало времени
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form