Теплый дом или пересадочная станция? Посол, экс-еврокомиссар и епископ обсуждают вызовы миграции
Foto: DELFI

Кого брать — мусульман или христиан; как селить — вместе или по-отдельности, в городе или на селе; чего ждать — что они сольются с нами или мы запоем по их нотам? Во вторник в Доме ЕС прошла дискуссия "Вызовы миграции Латвии и Европе", на которой бывший еврокомиссар Андрис Пиебалгс, шведский посол Хенрик Ландерхольм и архиепископ-митрополит Збигнев Станкевич поделились своим видением проблем беженцев.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама

Рабочая группа правительства по вопросу беженцев закончила разработку своих рекомендаций. В общих чертах механизм приема выглядит так: беженцы будет приезжать группами, по 30 человек в месяц (5-6 семей). Три месяца они смогут жить на базе в Муциниеки (как раз рассчитанной примерно на 100 человек), пока им найдут жилье-работу и запустят процесс интеграции на основе латышского языка. Планируется подготовить информационные буклеты о ценностях и законах Латвии, в которых особо отметят, что зимой в стране мороз до 24 градусов, мужчинам нельзя проявлять насилие в отношении женщин и вообще придется привыкать к равноправию полов.

Собравшиеся в доме ЕС эксперты оценили самые популярные в Латвии народные предложения по поводу беженцев.

беженцы дискуссия
Foto: DELFI

На фото: архиепископ-митрополит Збигнев Станкевич, шведский посол Хенрик Ландерхольм, бывший еврокомиссар Андрис Пиебалгс.

Предложение: предпочесть христиан мусульманам

Збигнев Станкевич: "Прежде всего, нам лучше ориентироваться на прием христиан. Тем более, что сегодня это самая ущемляемая религиозная группа в мире. К примеру, в Ираке в 2003 году жило было полтора миллиона христиан, сейчас их осталось всего полмиллиона. Только в Оман бежали семь тысяч иракских христиан, которые бросили все и теперь спят на земле. Наш первый долг — помочь братьям по вере, у которых схожая система ценностей… Начнем с конца, который нам легче поднять… Что ждет нас с приходом мусульман, мы не знаем, так велики различия наших ценностей".

Хенрик Ландерхольм: "У Швеции большой опыт по приему беженцев — с 40-х годов. Сейчас в кандидаты на получение статуса беженцев в наших регистрах записаны около 100 000 эмигрантов… Наш опыт не показал, что христиане легче адаптируются. В 39-44-м годах мы приняли около 70 000 финских детей, в 42-45-м годах — 40 000 беженцев из стран Балтии (в том числе семь тысяч — из Латвии). Позже к нам прибыло много вьетнамцев, представителей совершенно иной культуры, но они удивительно легко интегрировались. Боснийские мусульмане — тоже преимущественно легко. Курды, хоть со мной могут и поспорить, но тоже особых проблем не создали. И высокообразованные иранцы …

Конечно, было бы нечестно утверждать, что все было так легко для шведского общества. Но мой совет: постараться свести обсуждение этой темы на человеческий и прагматичный уровень, а не рассматривать беженцев исключительно, как источник проблем или как инопланетян. Это такие же люди, как мы, но у них несчастливо сложилось судьба — они потеряли свою родину, родных, друзей. Единственное, что они хотят получить в Европе — базовые возможности начать новую жизнь. Подумайте, как бы к вам отнеслись, если бы вы оказались в подобной ситуации.

К тому же, последние несколько лет шведская экономика начала стремительно развиваться. Сегодня мы среди лучших в ЕС. Нам удается встраивать в разные сферы молодых работников, которые там абсолютно необходимы… Главное — четко сформулировать, что мы от них ждем и довести эти чаяния до них".

Предложение: не селить беженцев компактно, а распылить по Латвии

Ведущий дискуссии: "Рассказывают, что в шведском городе Малме, где поселилось много беженцев, "скорая помощь" едет на вызовы только эскортом полицейских. Также полиции дано указание в сообщениях об изнасилованиях не указывать национальность насильников, иначе сразу станет ясно, кто они… Эти сведения позволяют жителям Латвии сделать вывод, что путь Швеции (в приеме беженцев) — опасен".

Хенрик Ландерхольм: "Я понимаю, что в любом обществе есть силы, которые хотят заработать себе голоса на сгущении красок вокруг проблемы. Современные технологии позволяют бесконечно показывать горящие машины и создавать впечатление, что такое происходит всегда и повсюду. Но это не так. Я прекрасно помню Мальме 80-х годов — довольно унылый городок постиндустриальной эпохи. В 90-х туда приехали беженцы, к которым были привлечены инвестиции, и город обновился на глазах. Он стал культурным центром. Один мост с Данией чего стоит!

Конечно, есть и вторая сторона монеты — окраины не всегда успешно интегрировались в шведское общество. Поэтому, есть смысл как можно шире расселять беженцев по стране, в разные районы. Что касается регистрации преступлений — в них никогда не указывали этническую и религиозную принадлежность преступников. И страхи тут явно преувеличены".

Збигнев Станкевич: "Очень важно распределить наших беженцев по районам и не допустить образования "чайна-таунов", которые могли бы радикализироваться и стать источником преступности. На мой взгляд, имеет смысл распределять по одной-две семьи в разные края Латвии. Я не могу никого заставить принимать у себя беженцев, но могу призвать церкви и паству исполнить христианский долг".

Посол Венгрии в Латвии Адриэн Миллер: "У нас в стране есть хорошие примеры интеграции. Мы разработали качественную программу обучения детей беженцев, за которую три года назад получили программу еврокомиссии. Но насчет распределения отдельных семей по стране лучше не питать иллюзий — они будут создавать свои общины со своей идентичностью, как это делается во всей Европе. И будут стремиться жить ближе к своим. Чисто по-человечески это понятно".

Предложение: не рассчитывать, что беженцы задержатся в Латвии

Ведущий дискуссии: "Существует мнение, что беженцы все равно от нас уедут — в Швецию или Германию. Наша задача — лишь показать им, где находится аэропорт".

Збигнев Станкевич: "Наш министр внутренних дел заверил меня, что если беженцы будут приняты в нашей стране, то у них будет разрешение на содержание и работу только в Латвии. В других странах ЕС они смогут находиться не больше шести месяцев, и без права работы. Но надо понимать, что для многих из них наши нормы ничего не значат. Они просто сядут в автобус или машину, уедут и не вернутся. И надо считаться с тем, что они могут по-своему принимать решения — не так, как мы от них ждем.

Озвучу даже вызывающую мысль: нам еще придется побороться за наших беженцев, чтобы сохранить их в Латвии, если мы хотим, чтобы они сделали свой в развитие нашей страны — это же наш рабочий потенциал. И это совершенно новый вызов для нашего общества. Если они по приезде сразу столкнутся с косыми взглядами, то сбегут. Если же мы к ним отнесемся по-человечески, возможно, и они не будут обращать такое уж внимание на низкие пособия и тьму.

Андрис Пиебалгс: "Да, они немного другие люди, чем мы… Но у нас есть позитивный пример с беженцами из Сомали. Они остались в Латвии и интегрировались в наше общество. Надо перебороть свои предубеждения. База у нас — хорошая".

Предложение: пусть беженцы примут наши ценности, а не диктуют свои

Андрис Пиебалгс: "Самое важное, чтобы беженцы интегрировались на основе латвийских ценностей и законов, а также — латышского языка. И только тогда интеграция будет позитивной — и для них, и для нас".

Збигнев Станкевич: "Очень важно, чтобы мы, европейцы, освободились от иллюзий про демократию. Второй иракской войной Америка уже наступила на свои грабли. Казалось бы, убьем диктатора, восстановим демократию и все будет хорошо. Не получилось. Да, в Ливии был диктатор, но при этом там было стабильное государство. Решили его снять и сменить демократией. И что получили? В Сирии происходит нечто подобное. Хотят убрать диктатора. В итоге — страна погрузилась в войну, а у нас — волны беженцев. Мы решили, раз наша система работает для нас, то лучше ее нет, но оказалось, что в азиатских странах она не работает.

Когда мы будем принимать беженцев, также важно не подходить к ним с нашими мерками и критериями и думать, что они все будут делать, как мы. Надо быть готовыми к сюрпризам, что нам тоже придется приспосабливаться. И это возможность роста для нас — роста в плане человечности и возможности принимать других. Бог нам поможет!"

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form