На днях состоялось второе заседание Административного окружного суда по апелляционной жалобе учителя русского языка и литературы Жанны Купчик. В роли ответчика — глава отдела контроля Центра госязыка Антон Курситис.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
История эта началась три года назад, о чем "Час" не раз писал. 25 ноября 2004 года старший инспектор Центра госязыка Ирена Августова и главный инспектор МОН Аида Пайпаре одновременно явились в школу. Поводом для визита стала жалоба сестры (учащейся вечерней школы) одного из учеников Жанны Купчик, что, мол, она занижает брату оценки, потому что тот отказывается участвовать в антиреформенных протестах. А языковой инспектор Августова откликнулась на анонимный звонок и донос коллеги о недостаточном владении учительницей латышским языком.

Из сказанного на последнем судебном разбирательстве можно заключить, что о тактике совместных действий в отношении Жанны Купчик директор и инспекторы договорились заранее.

Заняв места за столом в кабинете завучей, "тройка" послала за Жанной Купчик. По словам учителя, предстать пред инспекторские очи ее пригласили во время урока, что является грубейшим нарушением закона "Об образовании" и внутри- школьного распорядка. Первым делом "тройка" поинтересовалась, в каких классах и на каком языке Жанна Купчик преподает этику. Учитель ответила, что работает на русском в двенадцатых и в седьмом классах.

Затем инспектор Августова раскрыла журнал 12-го класса на странице "Этика". И с торжеством отметила факт записи названий тем на русском языке. После чего ткнула пальцем в одну из тем и потребовала рассказать ее содержание на латышском. - Любой уважающий себя учитель всегда готовится к уроку, составляет конспект, — пояснила "Часу" свой отказ Жанна Купчик.

После чего проверяющие изучили учебные планы и учебники и предложили педагогу написать объяснительную по поводу жалобы сестры ученика.

- И непременно на латышском, — вступила инспектор Августова.

Учитель вышла из кабинета, где заседала "тройка", написала объяснительную и отдала им. В итоге по линии госязыка были составлены: акт о проверке, протокол об административном правонарушении и решение о наложении штрафа в размере 10 латов. По линии минобраза был составлен акт, по которому Жанне Купчик инкриминировались те же нарушения плюс… негативное отношение к реформе.

Видимо, организаторы этого спектакля полагали, что Жанна Купчик покинет школу. Но они просчитались. В феврале 2005 года Жанна Купчик обратилась в суд с жалобой на решение Центра госязыка.

Позднее 18-летний Андрей Грамс сообщит, что на митинги ходил по своей охоте, а жалоба встревоженной сестры благополучно пропадет в недрах минобраза. На запрос в МОН Жанна Купчик получит ответ, что никакой жалобы в природе не было.

И последний нюанс, многое проясняющий в этой истории. На момент вызова Жанны Купчик директор Тамара Миловидова была членом Союза зеленых и крестьян, в рядах которого числилась и инспектор МОН Аида Пайпаре. Языковой инспектор Ирена Августова известна в Юрмале как член Народной партии. На муниципальных выборах весной 2005 года все четыре дамы числились в юрмальских списках своих партий, но прошла одна — Жанна Купчик, по списку ЗаПЧЕЛ.

Процесс "Жанна Купчик против минюста (в структуре которого находится Центр госязыка)" длится более года. Суд первой инстанции отклонил все аргументы истца. Жанна Купчик обратилась в Административный окружной суд. После первого заседания в марте этого года суд решил вызвать в качестве свидетелей директора школы, где преподает Жанна Купчик, Тамару Миловидову и инспектора Центра госязыка Ирену Августову. Инспектор от образования Аида Пайпаре к тому времени в МОН уже не работала.

Выступая на суде, представляющий ответчика глава отдела контроля Центра госязыка Антон Курситис отметил, что в ходе проверки было выявлено явное нарушение — заполнение классного журнала на русском. Из ответов главного контролера ЦГЯ на вопросы суда вытекало, что сотрудники его структуры не делают различия между проверкой уровня владения госязыком в контексте профессиональной деятельности и фронтальной проверкой знания латышского, то есть по сути переэкзаменовкой. Г-н Курситис был вынужден признать отсутствие документа, регламентирующего порядок проверки.

Если судить по вопросам, то эта разница не ускользнула от внимания судей. Решение будет объявлено 5 июня.

После судебного заседания интересуюсь у педагога и депутата Юрмальской думы (сейчас независимого) Жанны Купчик о ее дальнейших намерениях.

- Очень хочу выиграть этот процесс. Чтобы показать госчиновникам и руководителям образования, что язык — это средство общения, а не кнут, при помощи которого можно держать в страхе коллектив. Чтобы эти проверки, раз уж они предусмотрены законом, проходили в более доброжелательной обстановке, когда учитель может спокойно работать, а не дрожать как осиновый лист, заражая учеников, — уверена в своей правоте Жанна Купчик.

Значение процесса "Жанна Купчик против минюста" выходит далеко за рамки конкретного случая. В нем как в капле воды отразилось несколько неприглядных аспектов современной латвийской действительности. Госчиновники, пользуясь служебным положением и отсутствием регламентированной процедуры проверки, сводят политические счеты. Школьные администраторы используют государственные инспекции для удаления неудобных учителей.

Хочется надеяться, что результат процесса "Жанна Купчик против минюста" восстановит справедливость в этом деле и станет поворотной точкой в возвращении достоинства учительской профессии.

О том, как себя вести преподавателям, если их посреди урока пытаются вызвать на ковер к языковому инспектору, "Час" поинтересовался у юриста Елизаветы Кривцовой, защищавшей в суде интересы Жанны Купчик.

- Более точные юридические рекомендации педагогам можно будет дать после оглашения решения суда. Но уже сейчас очевидно, что за недостаточное знание госязыка учителя уволить нельзя. А можно оштрафовать, рекомендовать продолжить обучение.

Суть процесса "Жанна Купчик против минюста" состоит в том, что хотя мы пока не можем изменить языковое законодательство, но вполне можем определить границы действий языкового инспектора.

Законодательство ЛР не предусматривает проведение каждый раз спонтанного языкового экзамена. Инспектор должен проверять использование языка при исполнении профессиональных обязанностей. То есть если инспектор просит написать объяснительную на латышском, то человек вполне может воспользоваться словарем, позвонить другу или просто отказаться. Нигде не сказано, что это должен быть экзамен в изолированном помещении.

На сегодняшний день нет четкой процедуры проверки профессионального использования госязыка. Инспекторы каждый раз занимаются импровизацией. Позитивным выходом из ситуации могла бы стать регламентация этой процедуры. Если эти правила будут противоречить общедемократическим нормам, их можно оспорить в суде, вплоть до конституционного и европейского.

Пока же у нас сложилась порочная практика, когда языковые инспекторы в меру своего понимания терроризируют учителей. Что совсем не увеличивает у последних желания знать латышский. И работать в школе.

- На какое решение суда по делу Купчик можно рассчитывать?

- Надеюсь, что на позитивное. В противном случае мы подадим кассацию в суд следующей инстанции. Потому что это слишком важный вопрос.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form