Беженцы - это конец бинациональному составу Латвии

- Как беженцы с Ближнего Востока могут себя повести в Латвии?

- Тут я больше могу исходить из теоретических соображений, построенных на обширном фактическом материале других стран. Если кто мечтает, что они будут селиться в пустующих сельхозрегионах и поднимать нашу ниву с животноводством, пусть на это не надеется. Беженцы предпочитают большие города — это ближе к деньгам.

Как правило, беженцы — люди фертильного возраста, значит, способны к размножению. Чем они занимаются весьма активно. Ведь им гарантирована спокойная жизнь. В большинстве европейских стран самое популярное имя новорожденных — Мухаммед. Вот и представьте, кто будет делать демографию.

По теории миграций приезд беженцев непременно вызывает отъезд соизмеримой части местного населения. В общем, это конец бинациональному составу Латвии.

- Думаете, они не выучат латышский и не интегрируются?

- Латышский язык они учить уж точно не будут, даже при самом интенсивном обучении. Беженцы и эмигранты учат русский, который дает им большую возможность для маневра.

Они смотрят на жизнь широко. Просекают, что тут можно обойтись и с русским, на котором работает большая часть производства, а также с ним можно успешнее перемещаться в соседние страны. Латыши чаще заняты в сфере сельского хозяйства, образования и госуправления, где беженцам явно места не найдется. Так что никакой латышской интеграции тут не выйдет — пустые мечты. Если вам хочется побольше узнать о проблемах — посмотрите на Францию, где самый большой процент мусульманских иммигрантов.

- И что мы увидим там?

- Например, что более 70 процентов "клиентов" французских правоохранительных учреждений — иммигранты из Азии и Африки. И не потому, что они сволочи-негодяи. Это цивилизационная проблема: они не понимают, что есть один закон для всех. На Востоке закон принадлежит царю. Как начальник скажет, так и будет. 

Исламское общество не предполагает никакой демократии и гражданского участия в правлении. В нем есть вещи, совершенно несовместимые с европейской цивилизацией. Например, можно ли признать законной власть узурпатора? Исламская политология говорит: да, если он совершает смертные приговоры и народ не возражает.

У них все по-другому. Мы считаем, что чем больше денег на счету, тем ты богаче. Там это не так. Там еще берется во внимание, есть ли у тебя должное количество детей. Без них ты бедный. Если за тобой не стоит большой сильный клан родственников — ты бедный.
У них совсем другое отношение к имуществу вообще!

- Какое?

- Не везде существуют представления о частной собственности, что кому-то может принадлежать участок земли и все, что лежит-стоит-растет на нем. Ведь по исламу вся земля принадлежит Аллаху, а потому создается представление, что можно ею пользоваться, ибо она ничья. Такой человек может подписать арендный договор, но скорее всего не будет выполнять — он его не понимает.

- Самостоятельным и независимым латвийским женщинам тоже, наверное, ничего хорошего не светит в исламском обществе?

- Естественно! Если женщина не в сопровождении мужа, брата или близкого родственника и не зашорена — значит она на букву "б" со всеми вытекающими. Все сказанное не означает, что абсолютно все мусульмане не совместимы с европейской цивилизацией. Это далеко не так. Однако высококультурные мусульмане не составляют основную массу иммигрантов. Массовая иммиграция чаще всего формируется за счет культурно-отсталой периферии Азии и Африки.

- Что же делать Латвии? Встать монолитом на пути беженцев?

- Уже не встала. Так что будем со всем этим жить. Лично я надеюсь заставить своих младших детей учить восточные языки. Если они хотят здесь жить, то арабский. Если по миру вертеться, то китайский.

Source

rus.DELFI.lv

Tags

Bēgļi Taivans Беженцы в Латвии Евгений Примаков
Заметили ошибку?
Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter!

Comment Form