usakovs_slesers.Foto - Edijs Pālens
Foto: Edijs Pālens

Журнал Ir на прошлой неделе опубликовал (нужна подписка) вторую часть записи разговоров, которые вели в 2009-2011 годах в гостинице Rīdzene Айнар Шлесерс, Айвар Лембрегс и другие олигархи и первые лица латвийской политики. Портал Delfi пересказывает ключевые моменты этой скандальной аудиозаписи.

Из первой части, напомним, мы узнали:

Расшифровка разговоров пестрит жаргонизмами и нецензурной лексикой, в том числе и на русском языке. Впрочем, оно и не удивительно — никто из тех, кто вел задушевные беседы в Ridzene, не предполагал, что разговоры когда-либо станут достоянием общественности.

Ministru prezidents Valdis Dombrovskis tiekas ar
Foto: F64

В апреле 2010 году Айнар Шлесерс, вице-мэр Риги, обедал с министром земледелия Янисом Дуклавсом. Собеседники обсуждали политическую ситуацию и планы Шлесерса стартовать на выборах в 10-й Сейм вместе с "Народной партией" Андриса Шкеле.

Собеседники обсуждали провал Яниса Майзитиса (на фото) в Сейме — 15 апреля коалиция, вопреки публичным обещаниям и договоренностям, не оставила его на должности генерального прокурора. "Айвар продемонстрировал силу и наступил на горло прокурору. Это такая демонстрация силы", — радовался Шлесерс. Его собеседник с этим согласился. По мнению Шлесерса провальное голосование должно было показать всем прокурорам и структурам безопасности, что "власть меняется".

Чтобы власть действительно поменялась, надо было выиграть выборы осенью 2010 год. "На этом собраньице, в котором я принял участие, ясно и четко было сказано, что кандидатами Союза "зеленых" и крестьян (СЗК) должны стать люди, которые реально готовы работать с [партий Шлесера] "За лучшую Латвию" (PLL) и "Центром Согласия", — говорил Дуклавс.

Шлесерс в ответ на это выразил опасение, что в СЗК понабрали слишком много "неконтролируемых люмпенов". И отметил, что до выборов надо вместе работать, чтобы осенью сделать вместе с "Центром согласия" правительство. По его расчетам, у ЦС, PLL и СЗК должно было быть достаточно голосов для получения большинства. "У Айвара тоже такая же цель", — заверил его Дуклавс.

Собеседники обсудили и то, как именно правительство выдало разрешение на вырубку сосен в Пумпури на участке, который Шлесерс облюбовал под свой новый дом. По словам Дуклавса, премьер Валдис Домбровскис не захотел принимать это решение, но согласился, чтобы его принял Дуклавс — в момент, когда Домбровскис улетал в заграничную командировку.

В конце разговора Дуклавс перешел к, по-видимому, главному для него — обратился за помощью в решении "одного практического вопроса". А именно — попросил Шлесерса, как председателя правления Рижского свободного порта, помочь с продажей земли в порту, которая принадлежала ряду фирм, "записанных на чужие имена". У Дуклавса была доля в 10% и он с партнерами хотел превратить землю в деньги. Речь, по словам министра земледелия, шла о 15 "лимончиках".

На эту просьбу Шлесерс ответил, чтобы Дуклавс о таких деньгах даже и не мечтал — землю в порту продать так дорого не выйдет, поскольку ее можно "арендовать за копейки". По словам Шлесерса, у политика Вента Арманда Крауклиса "такая же проблема" — в свое время купил землю у аэропорта "Рига" в надежде заработать, но толком продать ее не может.

Журнал Ir попробовал выяснить у Яниса Дуклавса, о каких фирмах с его участием тот говорил семь лет назад, и как это отражено в его декларации о доходах, однако Дуклавс бросил трубку, едва услышал вопрос.

"40% русских, 10-15% латышей. Рига наша forever". Что мы узнали из второй части прослушки "разговоров в Ridzene"
Foto: F64

В начале 2010 года Шлесерс в гостинице Ridzene встречался с бывшим совладельем банка Parex Валерием Каргиным. По словам экс-банкира, у него был бизнес в Белоруссии, поступали интересные предложения из России, а вот в Латвии ничего не выходило, хоть у него и "осталась бывшая клиентура Parex". Неясно было, куда двигаться, но точно не обратно в банковское дело, где был "слишком большой надзор".

Шлесерс и в разговоре с Каргиным сделал упор на то, что ему нужна победа на предстоящих осенью 2010 года выборах. После — будет "много изменений" и возможностей для бизнеса. Идея-фикс Шлесерса, которую он "продавал" Каргину на той встрече — торговля паспортами. Можно дать гражданство 10 тысячам богатых инвесторов и "одним рывком" решить все проблемы, которые текущее правительство, оказавшееся в кредитной кабале после кризиса 2008-2009 годов решить не могло. "Но это можно сделать только если у нас с ЦС будет 51 голос. Или с Андрисом [Шкеле], или с Айваром [Лембергсом], но не другими. Другие на это не пойдут" — объяснял Шлесерс.

Каргин с Шлесерсом соглашался, но на уме у него было несколько другое — он ждал от Шлесерса поддержки в парламенте с защитой своих интересов в Parex.

По мысли Каргина, всю финансовую верхушку страны надо было менять. "В узком кругу я не скрываю свое мнение — нужно снести всю финансовую "голову" — Римшевича, Крумане. Это — враги", — постулировал Каргин.

По его словам, "враги" хотели сделать бывших владельцем Parex ответственными за проблемы банка. "В Сейме они все время хотят протащить, чтобы нас с Виктором [Красовицким] оты**ли. В меморандуме, подписанным с МВФ, есть пункт, что правительство обратится в парламент с просьбой лишить бывших акционеров прибыли от субординированного капитала. То есть — отнять наши доходы!".

В ответ на это Шлесерс обещал поддержку: "Я постараюсь, от моей организации для вас проблем не будет, ибо я не играю в игры, которые мне сегодня выгодны или невыгодны. Я никогда не был коммунистом. Если сегодня отнять что-то у одного, завтра отнимут у другого, это только вопрос времени".

Как пишет журнал Ir, семьям экс-владельцам Parex действительно удалось отстоять свое право получать проценты с субординированного капитала в банке — при том, что сам банк получил государственные вливания. При долге в сотни миллионов перед всеми остальными, семьям акционеров до 2013 года за вложенные 36 млн. латов Parex выплатил 12 млн. евро. Остановить это удалось только в 2014 году, когда Сейм принял поправки, запрещающие попавшим в тяжелую ситуацию и получающим государственную поддержку коммерческим обществам выплачивать проценты.

"40% русских, 10-15% латышей. Рига наша forever". Что мы узнали из второй части прослушки "разговоров в Ridzene"
Foto: LETA

На следующий день после того, как в марте 2010 года "Народная партия" вышла из коалиции под руководством Валдиса Домбровскиса, в одном из номеров Ridzene встретились Айнар Шлесерс, Айвар Лембергс и руководитель фракции "Центра согласия" в Сейме Янис Урбанович. Встретились, чтобы обсудить тактику и совместные действия до выборов в октябре.

Из разговора, который Шлесерс и Урбанович вели в номере до прихода Лембергса, становится четко видно, что Шлесерс боится и сомневается в поддержке СЗК после выборов. "Нам надо точно знать, иначе выходит сильно ņičestno. Ну, не может такого быть, что сегодня [лидер СЗК Аугуст] Бригманис лежит под [Домбровским], а завтра внезапно вместе со Шлесерсом и Урбановичем! Ну, vot не верю", — говорил Шлесерс, а Урбанович ему поддакивал.

В этот момент в новостях по телевизору депутат "Народной партии" Айя Барча выражала поддержку правительству меньшинства (с участием "Единства" и СЗК). "И эта п**да кинула", — бросил Урбанович.

Присоединившегося к Шлесерсу и Урбановичу Лембергса беспокоило, что оставшийся с Домбровскисом СЗК загоняет себя в угол. Уже было ясно, что принятие бюджета-2011 будет тяжелым и министру благосостояния Улдису Аугулису надо будет выходить к народу с очень плохими новостями. И что какие бы предложения ни были, все будут плохими. "А вся злость выльется на "зеленых" и крестьян", — беспокоился Лембергс.

Но у Лембергса был план, гениально простой — пообещать сильный рост экономики в следующем году! "И никакого дефицита. Все! А дыры в социальном бюджете профинансировать из основного бюджета. И вся реформа, бл***!", — радовался Лембергс.

Был у него и совет для Шлесерса — использовать то, что Домбровскису, оставшемуся в меньшинстве, придется искать поддержки у него, с кем он всегда боролся. "Тебе их надо унизить, унизить. Чтобы они пришли к олигарху — чтобы начали выслуживаться перед тем, кого обс***ли", — учил Лембергс.

Однако Шлесерс не хотел в правительство. "Быть в правительстве и просто ходить на работу — это нафиг не нужно", — говорил он.

Шлесерс и Урбанович открыто давили на Лембергса, пытаясь получить гарантии поддержки после выборов. Но Лембергс, который был серым кардиналом СЗК, но не формальным лидером, таких гарантий давать не мог или не хотел. В итоге, чтобы после выборов СЗК попал в объятия Шлесерса, Шкеле и "Центра согласия" и не смог работать с "Единством", заговорщики решили устроить диверсию — загодя раскрыть обществу планы правительства по бюджету на 2011 год. Эти планы должны были "очень не понравиться" избирателю. Обсуждались и другие способы рассорить СЗК и "Единство", создав между ними такие публичные разногласия, которые сделали бы невозможной дальнейшую совместную работу.

Поскольку Бригманис о таких планах ничего не знал, да и не одобрил бы их, Лембергс обещал подключить своего представителя Гунтиса Блумбергса, а "Биргманис может сидеть на попе ровно".

"Заговорщики" успели и поделить портфели своего будущего правительства. Для Лембергса было очень важным заполучить министерство юстиции и выдвинуть на пост Аугулиса. "В противном случае, если будет чужой министр юстиции, он заставит Регистр предприятий делать то, что делать не нужно", — пояснил Лембергс.

Одновременно он объяснил Шлесерсу, почему публично критично отзывается о власти. "Понимаешь, Айнар… в декабре или январе [в правлении СЗК] поднялся вопрос о моем возможном премьерстве. Я им сказал: хорошо, в принципе можете на меня рассчитывать. Но мы договорились и о том, что прежде чем заявлять об этом публично, обсудим еще раз в соответствии с ситуацией. И не прошло недели, как Бригманис по телевизору — у него спросили, что он может противопоставить Шкеле. Он сказал: Лембергса в премьеры, бл***. И, конечно, все сразу начали кричать — Лембергс лидер СЗК, Лембергс лидер СЗК. А х** народ знает — лидер [я на самом деле] или не лидер. Понимаешь, сегодня то, что я лидер, означает, что политика, которую реализует Домбровскис — моя политика. А нах** этот Лембергс вообще нужен, если он вообще не отличается от Домбровскиса, понимаешь? Поэтому я очень строго декларирую, очень систематически, другое мнение. И это политика. Понимаешь, Бригманис скажет что-то одно — я сразу другое. Мне эту дистанцию надо держать, понимаешь? Я не могу допустить, чтобы меня связывали с нынешней политикой правительства, бл***".

"40% русских, 10-15% латышей. Рига наша forever". Что мы узнали из второй части прослушки "разговоров в Ridzene"
Foto: LETA

После выборов осенью 2010 года оказалось, что у "Центра согласия" лишь 29 мест в парламенте, у партнеров-олигархов и вовсе восемь. СЗК и "Единство" договорились работать в коалиции, в результате чего Лембергс, имея реальную возможность контролировать державшуюся "на соплях" коалицию, получил возможность управлять Домбровскисом и "решать свои вопросы", как это охарактеризовал Шлесерс.

А вот грандиозные планы Шлесерса о создании коалиции с "Центром согласия" на национальном уровне развеялись, как дым. Но "в обмен" на это оппозиция получит Ригу. Об этом Шлесерс говорил в разговоре в Ridzene с председателем правления Рижского центрального рынка Дайнисом Лиепиньшем, который пришел "поговорить, как работать дальше".

Тогда же он озвучил и рецепт, который на муниципальном уровне не дает сбой уже три раза подряд: "Сделаем единый блок, это значит, что Рига наша forever: 40% русских, 10-15% латышей вместе соединим. Ригу захватим на все времена… Рига — это база. Соединить вместе латышей и русских — это новая идеология! Через четыре года сможем взять власть и в Латвии".

Для этого Шлесерсу была нужна команда. Его рекламщик Эрик Стендзениекс указал, что Америкс — не яркий политик и останется в тени Ушакова, но Шлесерса это не беспокоило: "вместе с Ушаковым впишется в тандем". К тому же "что хорошо с Америксом, так это то, что он Нилу очень больно сможет бить по рукам", так как в одном деле в предыдущей думе накопил денежек и "купил на них результаты выборов".

По мысли Шлесерса, "Нил — один в поле не воин", в особенности, когда дело доходит до практической работы в условиях кризиса. "Он классный, милый мальчик, может идти и рисоваться, но когда надо резать… это тяжело", — говорил Шлесерс.

Америкс свою роль в замысле Шлесерса выполнил и поддержал план, однако без особого восторга. Свою тактику он в разговоре со Шлесерсом видел так: "Что я делаю? То, что Лембрегс делал 6-10 лет назад. Hozjaistveņņiks! На чем этот блок может выехать, бл*** — отремонтируем все школы, пенсы будут ездить бесплатно, художественный музей, дома культуры. Всем хорошо. Вот, эта команда все это сделала. Если мы продолжим, бл***, вкладывать реальные деньги, мы возьмем [власть в Риге]. Если будем каждый за себя, будет соревнование — кто кого".

При этом Америкс в откровенном разговоре отдавал предпочтение Ушакову перед Урбановичем, потому что последний был "задницей", а Ушаков — нет. "У Нила свои минусы, стая советников, которые от его имени крушат. Но Нил не интриган, točna. Нил пытается держать слово, насколько у него получается. Он не творит свинства, по крайней мере пока".

Однако Шлесерсу пришлось пойти и на определенные жертвы ради того, чтобы оппозиция захватила власть в Риге — а именно пожертвовать креслом председателя правления Рижского свободного порта. Как объяснил Шлесерс, Нилу Ушакову нужна вторая официальная зарплата, ибо "квартира в Старой Риге, молодая жена…". Кресло в порту было единственным реальным вариантом. Нил Ушаков занял его и до сих пор зарабатывает там в два раза больше, чем на должности мэра.

Source

rus.DELFI.lv

Tags

Айвар Лембергс Айнар Шлесерс Андрис Америкс История дня Нил Ушаков Янис Урбанович
Заметили ошибку?
Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter!

Категорически запрещено использовать материалы, опубликованные на DELFI, на других интернет-порталах и в средствах массовой информации, а также распространять, переводить, копировать, репродуцировать или использовать материалы DELFI иным способом без письменного разрешения. Если разрешение получено, нужно указать DELFI в качестве источника опубликованного материала.

Comment Form