"Это как чистить зубы". Артис Пабрикс и неудобные вопросы про оборону Латвии
Foto: DELFI

Почему Национальные вооруженные силы закупают подержанную бронетехнику? Зачем вооружаться, если в прессе пишут, что Латвию можно взять всего за два дня? Всегда ли можно понять, кто враг? Могут ли политические взгляды военных отличаться от взглядов министра обороны? Умеет ли Артис Пабрикс делать непрямой массаж сердца? На этот и другие вопросы ответили эксперты по защите родины, собравшиеся на фестивале общения Lampa.

Эксперты по обороне и безопасности:

  • Министр обороны ЛР Артис Пабрикс,
  • Командующий НВС Латвии, генерал-лейтенант Леонид Калниньш,
  • Профессор ЛУ, политолог Жанете Озолиня,
  • Ведущий исследователь Национальной академии обороны Том Ростокc.

Серия обсуждений и интерактивных мероприятий с показом военной техники и практических занятий в "Смелой палатке" фестиваля Lampa пользовалась повышенным спросом среди гостей-мужчин и детей.

Для демонстрации боеготовности на самом высоком уровне модератор мероприятия предложил Артису Пабриксу показать на манекене по имени Анна, как министр умеет делать непрямой массаж сердца. Пабрикс решительно отказался "вдувать и выдувать женщине", опасаясь, что кто-то сфотографирует. Ограничился тем, что рассказал на словах, как бы он это сделал в реальной жизни: два вдоха — 70-60 нажатий на грудину.

"Это как чистить зубы". Артис Пабрикс и неудобные вопросы про оборону Латвии
Foto: DELFI

Ситуацию спас командующий НВС Леонид Калниньш, который на глазах собравшейся публики осуществил весь процесс от и до.

Увы, как отметил модератор, опросы показывают, что большинство жителей Латвии оказывать первую помощь не умеют. И министерство обороны намерено в корне изменить ситуацию - через пару лет оно вводит предмет подготовки по обороне в школьную программу. Уже сейчас 62 школы в добровольном порядке начали вводить эту программу для учеников, а Спортивная академия в ближайшее время начнет готовить преподавателей оборонной науки.

Зачем нужна военная подготовка в школах?

"В стране, которая находится в асимметричной геополитической ситуации рядом с большим и сильным соседом, надо больше просвещать общество, — считает Пабрикс. — Даже если выпускник школы не пойдет в Земессардзе или профессиональную армию, он будет знать, как помочь людям. Так, пару месяцев назад два американских солдата спасли мужчину в поезде — с помощью искусственного дыхания они продержали его в живых, пока не приехали на станцию, куда прибыла "неотложка" — человека спасли".

Для наглядности политолог Жанете Озолиня сравнивает национальную оборону с чисткой зубов: "Это надо делать регулярно и автоматически, даже не задумываясь над надобностью. Большое значение имеет образовательная система. Надо проводить и другие профилактические мероприятия, связанные с обороной. Продолжая аналогию, для чистки зубов не нужен зубной — взрослый человек сам должен это делать, день за днем. Школы тоже не должны ждать особой команды министерств обороны и образования, чтобы преподаватель социальных знаний начал учить в школе, как реагировать, если друг сломал руку".

"Это как чистить зубы". Артис Пабрикс и неудобные вопросы про оборону Латвии
Foto: DELFI

Зачем тратиться на танки, если атаковать могут в интернете?

По словам Жанете Озолини, в обществе сильно мнение, зачем тратить столько денег на оборону и армию, если противник может успешно действовать через интернет, фейковые новости, пропаганду, дезинформацию и другие "нелинейные" угрозы. "Это так, но без сильной армии угрозу не остановить, — утверждает Озолиня. — Поддержание боеготовности и навыков, это опять же, как чистка зубов. Это тормозит и дезинформацию".

Исследователь Томс Ростокс отметил, что с 2014 года все люди стали намного внимательнее относиться к вопросам обороны, а ощущение угрозы стало куда более заметным. В связи с этим стали проводить ревизию и укрепление всех мест, куда Латвию могут "ужалить", и делать все, чтобы поднять безопасность в разных секторах — военном, экономическом, социальном.

"На систему всеобщей обороны должны вместе работать все министерства. Ясно, что Латвия не может в одиночку противостоять России, — конкретизировал предполагаемого противника Том Ростокс. — Если думать, что единственный сценарий - такой-то, то можно сказать: зачем нам вообще что-то делать? Но есть много разных гибридных сценариев, в которых могут справиться наши вооруженные силы при помощи общества. Чем сильнее мы будем, тем больше шансов, что противник ничего и не начнет".

Что с кибер-безопасностью Латвии, если с почты Пабрикса идут фейки?

В феврале с е-почты Артиса Пабрикса были разосланы сообщения о том, что министр "двусмысленно проводил свободное время в одном из баров Старой Риги". Министерство обороны Латвии тут же призвало не доверять недостоверным и компрометирующим посланиям. Но как получилось, что мейл министра так слабо защищен?

По словам Пабрикса, он уже через два часа после "атаки" узнал, кто отправил послание якобы с его почты в Европарламенте, которая, на самом деле, была закрыта: "Сообщение пришло с российского сервера. Конечно, мы не знаем, от кого конкретно, но нетрудно догадаться, какие организации шлют нам приветы. Конкретно этот был связан с моим интервью "Эхо Москвы". И это не единственное нападение на меня".

Пабрикс считает, что эта провокация показала слабый уровень сотрудничества государства с большими IT-компаниями, такими как Facebook и Youtube .

В Facebook — несколько профилей, где я — в генеральской форме, и какие-то женщины мне пишут из Тайланда. В Instagram — минимум четыре "моих" профиля. Но когда я сообщаю об этом в компанию, мне трудно быстро доказать, что я — настоящий. Это реальная проблема будущего — изымать фейковую информацию. Артис Пабрикс

У экс--министра обороны Раймонда Бергманиса была идея создать объединение и регистр "белых хакеров", которые могли бы проверить систему кибер-безопасности Латвии, устроив проверочные атаки. Но хакеры не пожелали объявляться — план сорвался. Так надо ли продолжать действовать в этом ключе, с учетом дыр, вскрывшихся в системе е-здоровья?

По словам Пабрикса, систему кибер-безопасности страны начали создавать еще в его прошлую бытность министром, и на сегодня она "на очень хорошем уровне": "Конечно, Латвия не может купить столько танков, сколько Россия. Но в развитии сферы кибербезопасности мы можем быть равносильны".

Генерал-лейтенант Калниньш подтвердил слова министра: "Положа руку на сердце, могу сказать, что с этим у нас все в порядке. Никаких серьезных прорывов в нашей системе, даже если захотите, вы не припомните… Специальное подразделение этим занимается круглосуточно и без выходных. "Белые хакеры" — красивое название, но в них нет нужды". Министр добавил, что скучающие великие киберэксперты могут с ним связаться, если они хотят помочь стране.

"Это как чистить зубы". Артис Пабрикс и неудобные вопросы про оборону Латвии
Foto: DELFI

Может ли кибер-нападение привести к войне?

Министр Пабрикс сообщил, что с 2016 года кибер-нападения попадают под стандарты 5-го пункта НАТО — о том, что в случае нападения на одну страну, можно получить отпор от всего альянса. Но всегда ли возможно в интернет-среде стопроцентно утверждать, откуда напали?

Исследователь Том Ростокс говорит, что "серьезные нападения с целью разгромить государство не происходят в одиночку — они сопровождаются нападениями в других сферах, где выявлена слабина. Россия действует в режиме "кросс-домен". В таких условиях идентифицировать нападающего намного проще. Да и в кибер-пространстве есть возможность идентифицировать, откуда нападение. Это иногда требует немного больше времени, но почти всегда можно найти, кто это сделал. В Америке даже фамилию и из какого двора могут назвать".

Ростокс утверждает, что кибер-нападение само по себе вряд ли будет достаточно серьезным, чтобы отвечать на него с использованием военной силы. Но если речь идет о ядерных супердержавах (США, Россия), а кибер-нападение ведется против их систем ядерной безопасности, то последствия могут быть очень серьезными. "В отношении малых стран трудно поверить, что возможно кибер-нападение, после которого военный альянс сделает вывод о необходимости военного ответа. Не исключено, что в будущем это поменяется".

Политолог Озолиня уточнила, что этой темой серьезно занимается таллинский центр кибер-безопасности. НАТО всячески пытается усилить интернет-защиту.

Нет ли коррупции в военных закупках под грифом секретности?

Бюджеты на оборону во всем мире растут. По сведениям Артиса Пабрикса, бюджет армии США — 647 миллиардов в год. Это примерно 72 латвийских бюджета. Министерство обороны не спешит разглашать все данные, это понятно с точки зрения безопасности, но нет ли риска, что в таких случаях кто-то захочет поживится на таких дорогостоящих покупках? Например, если общество узнаёт, что компания, которая занимается питанием, вдруг начинает продавать военную технику, возникают вопросы, нет ли тут желания просто заработать на перепродаже.

"Если вы думаете, что после фестиваля мы выложим на стол все документы со всеми грифами секретности и обнародуем, потому что людям интересно знать — обещаю, что такого не будет, — сурово заявил Артис Пабрикс. — Документы мы рассекречиваем только по необходимости и перед теми, у кого есть допуск".

Министр рассказал, что перед ним стоит задача приспособить военные закупки, которые идут из-за рубежа (а мы многое не можем сами производить), чтобы они укрепляли не только армию, но и экономику — стимулируя рост числа рабочих мест, развивая индустрию и инновации. "Мы постановили, чтобы любой крупный инвестиционный проект или закупка давали что-то полезное и местным предпринимателям — до 30% от стоимости. Наши предприниматели это понимают и разными методами пытаются подступиться к зарубежным продавцам и инвесторам. Иногда сообщают, что могут сильно помочь, а иногда утверждают, мол, не будете с нами дружить — не получите закупки… Так и появляются рассказы, что мы не можем принять объективные решения. Всегда будут скандалы и отмены закупок, но в целом система работает хорошо".

При этом политолог Озолиня обратила внимание, что совсем уж загородиться от общества нельзя — это не пойдет на пользу безопасности. Недавние исследования показали, что латвийское общество не столько боится угрозы из-за рубежа, сколько не доверяет тем, кто принимает решения внутри страны. И это доверие надо повышать. "В 2014 году был очень неприятный момент, когда министерство обороны максимально закрылось — уж очень велик был уровень угрозы, — рассказывает Озолиня. — К такой уникальной ситуации никто не был готов. Казалось, чем меньше информации, тем лучше. Но в демократическом обществе так нельзя — там, чем больше знаний и информации, тем больше доверия к системе безопасности".

Пабрикс добавил: "У нас в обществе принято считать, что прозрачность — это лучшее, что можно придумать. Но это не так. Хотите ли вы, чтобы при современном уровне развития технологий вся ваша частная жизнь была как на ладони? Думаю, мы входим в период, когда приватность и публичность потеряли рубежи, и мы от этого очень пострадаем, если будем идти на поводу у технологий".

"Это как чистить зубы". Артис Пабрикс и неудобные вопросы про оборону Латвии
Foto: DELFI

Правда, что латвийской армии не хватает боеприпасов?

По сведениям ведущего, солдаты жалуются на нехватку боеприпасов. Также он указал, что само производство примитивных взрывчатых веществ и пуль, которым Латвия занималась сто лет назад, сегодня не стимулирует экономику Латвии, а кормит литовцев и эстонцев. Кроме того, три балтийских страны закупают технику у разных производителей. Что будет в реальной кризисной ситуации, когда каждому потребуются свои боеприпасы, запчасти, и все это надо будет поставлять из-за рубежа?

Генерал-лейтенант Калныньш уточнил, что ему известны по меньшей мере три латвийских предприятия, которые начали выпускать отечественные боеприпасы, в том числе — крупнокалиберные. Но развитие так быстро идет вперед, что местные производители не всегда успевают за последним словом техники. Боеприпасов, по его словам, вполне хватает — их необходимое количество определяется стандартами НАТО, а не пожеланиями солдат. К тому же в учениях не обязательно использовать реальные боеприпасы — на то есть симуляторы.

По словам Пабрикса, он постоянно ведет переговоры о возможности общих закупок между странами Балтии, но проблема в том, что отрасль очень чувствительная, а оборонная сфера стран Балтии развивается разными скоростями и бюджетами. У эстонцев 2% на оборону выделяется давно, у Латвии — совсем недавно. "Если говорить про ремонты и резервные запчасти, то еще при закупке было предусмотрено, что ремонт британской бронетехники будут проводить в Латвии, силами местных предпринимателей, чтобы не ждать помощи из-за рубежа".

Генерал-лейтенант Калниньш уточнил: несмотря на то что эстонцы покупают самоходные гаубицы от корейцев, мы — от австрийцев и американцев, боеприпасы для всех одинаковые. Мы уже сейчас можем меняться винтовками. Все калибры — по стандартам НАТО: 5, 56 и 7,62".

Почему Латвия закупает использованную бронетехнику?

Популярное в народе мнение: богатые страны НАТО сплавляют в Латвию военную технику бывшую в употреблении. Мол, проку от нее никакого, а деньги тратятся.

По словам министра Пабрикса, "мы приобретаем как старую, так и новую. Использованная закупается потому, что она соответствует нашим потребностям — нам были доступны деньги именно на эти потребности. Если вы для дома покупаете автомобиль, то обычно ищите характеристики, которые вам нужны и сравниваете стоимость с суммой, которая у вас в кошельке".

Могут ли у военных быть разные политические взгляды?

В апреле Пабрикс заявил, что смотрит с подозрением на бывших офицеров армии (Сандриса Бергманиса, Виталия Дубова и Раймонда Рубловскиса), которые в нынешних геополитических условиях работают в "Согласии". На что партия "Согласия" тут же потребовала извинений и отставки министра.

"Извиняться и уходить не буду, — отметил министр и пояснил свою позицию. — Есть офицеры, которые участвовали в совершенствовании Латвийских вооруженных сил, налаживании сотрудничества с НАТО, они работали с тайнами, а когда ушли со службы, вдруг стали выражать другие политические взгляды, которые, на мой взгляд, находятся в противоречии с делом, которым они раньше занимались. Да, у нас демократия, но это не значит, что можно своими руками уничтожать свое государство… Они заняли полностью другую позицию, что рождает у меня чисто человеческие опасения, как они будут действовать в кризисной ситуации. После их высказываний мое доверие к ним упало. И в данном случае неважно, какую партию они представляют, госбезопасность и независимость Латвии — на первом месте. Недопустимо, чтобы в кризисной ситуации мы рассуждали, какая партия что думает".

По мнению министра, в самой Латвийской армии не должно стоять вопроса интеграции: должны быть солдаты, на которых можно положиться, независимо от их политических взглядов — консерватор, социалист, либерал.

Генерал-майор Калниньш подтвердил: "В армии людей не спрашивают об этническом происхождении. Патриотизм идет из семьи, из общества. Это не наша задача. В армии нельзя заниматься политикой. А если покинул армию, тут уже встает вопрос этики. Что делать, если бывший инструктор механизированной бригады 9 мая идет с плакатами и выражает взгляды, несозвучные латвийской сущности? Закон не разрешает нам ничего с ним делать. Хоть он и ушел в отставку без права ношения формы, нарушив это соглашение. Также в законе ничего не написано про то, что мы можем запретить носить форму, например, Бергманису. Оставлю этот вопрос политикам".

Артис Пабрикс обещал сделать все возможное, чтобы такие случаи были наказуемы по закону. Также министр возмутился показанной ведущим фотографией со "Спутника", на которой в нескольких метрах от Латвийского телевидения заснята гаубица, по некоторой информации, связанная с Сергеем Мирским. При этом суд Земгальского района постановил отобрать незаконно добытую зенитную пушку времен 2-й мировой у 60-летнего лейтенанта Земессардзе Андриса Клявы (оружие было в нерабочем состоянии и служило экспонатом для туристов и каруселью для детей) и назначить ему 80 часов принудительных работ. Несмотря на просьбу прокурора не наказывать патриота. Впрочем, по словам Пабрикса, такое разное отношение к схожим провинностям — это вопрос к министру внутренних дел Гиргенсу.

Как в НВС относятся к представителям нетрадиционной секс-ориентации?

"Простите, если кому-то это не понравится, но мне все равно, какая у солдат сексуальная или религиозная принадлежность. Главное, чтобы они умели воевать и защищать свое государство. Я уважаю разделение общественного и частного, — заверил Пабрикс. — Когда я прихожу в казармы, там общие помещения для душа и туалетов. Не думаю, что если у человека есть предпочтения в той или иной сфере, им надо выдавать дополнительную котлету… Хочу добавить, что в латвийской армии служат около 17% женщин — это один из самых высоких показателей равенства полов. И мы этого достигли безо всякой позитивной дискриминации".

Генерал-лейтенант Калниньш подтвердил, что за более, чем 20 лет службы в рядах не припомнит, чтобы были какие-то проблемы на тему сексуальной ориентации военнослужащих: "Мы исповедуем ту же политику, как в США: don’t ask — don’t tell. Нет такой проблемы. Вы бы сразу узнали, если бы она была".

Правда ли, что Россия вернулась в "международную семью"?

Собравшихся волновало, что означает возвращение России в Парламентскую ассамблею Совета Европы — большой сосед прощен?

"По-настоящему — не вернулась, — уверен Том Росток. — Очевидно, что с Украиной ей все равно придется налаживать отношения. Руководство Британии до сих пор очень возмущено. У отдельных государств могут быть какие-то персональные симпатии к авторитарным лидерам, есть те, кого внешняя политика России не так задевает, но подход разных стран к России отличается. Действовать в одном тоне не всегда и по всем вопросам получается".

Никакого большого поворота к России нет, считает Жанете Озолиня. "Те же встречи с Трампом всегда начинаются с больших надежд, но заканчиваются разными удивительными фразами в Твиттере. Поводов для серьезных опасений нет… Сейчас все ждут, кто придет на место уходящего канцлера Германии и кто станет следующим премьером в Великобритании. Комбинация Джонсона с Трампом может стать очень сладкой парочкой. Для Латвии все просто — для нас важен лидер Германии, как самого значимого государства в ЕС, тут сюрпризов нет. Второе очень важное государство — США — там своеобразный лидер, но в теме обороны он стабильно прогнозируемый. Третий важный партнер — Северная Европа — тут тоже все ок".

Как можно тратиться на оружие, когда бедствуют учителя и врачи?

Популярное мнение: мы не жалеем денег на оружие и армию, но в то же время Служба госдоходов уничтожает предпринимателей, а учителя и медики получают нищенские зарплаты - уровень неудовлетворенности государством растет… У многих жителей это может породить мысль: если государство так поступает со мной, то я не хочу защищать такую страну.

Министр Пабрикс уверен, что это классический миф от политических оппонентов: "В Европе, Украине, Грузии определенные государства сеют сомнения в ценностях, которые там отстаивают, называя их несостоявшимися государствами. То же отношение насаждается к Германии, Франции, Великобритании — говорят, у них там либеральные ценности, с которыми ничего нельзя достичь. Мол, у нас — стабильные ценности: вера, порядок…

Если вы посмотрите на государство, чье название я не буду упоминать, то обратите внимание, сколько там пьяниц, сравнительно с Латвией, сколько самоубийств, какое там социальное благосостояние, сколько там при этом тратят на армию и оружие…

Если люди сомневаются, то и войны не надо — они сами откроют свои рубежи. Мы такого не допустим. Надеюсь, что наше общество в состоянии фильтровать информацию".

"Понимаю, что есть люди, которым больше повезло и меньше, но на мировом фоне мы не выглядим так уж плохо, чтобы у людей пропала мотивация защищать страну, — считает исследователь Том Ростокс. — Особенно у нас много возможностей для молодых людей. Если они посмотрят на то, что происходит в России, то станет ясно: это государство (Латвию) имеет смысл защищать, а в критической ситуации можно потерять очень многое".

Политолог Жанете Озолиня напомнила, что оборонная сфера долгие годы жила впроголодь, а увеличение бюджета началось лишь в последние годы. И именно Вооруженные силы — та государственная институция, которую в опросах жители ставят на третье-четвертое место по уровню доверия. "Если бы людям так сильно не нравилась оборона, они не доверяли бы армии. Они понимают, что оборона — та сфера, без которой Латвия не может существовать".

"Давайте честно посчитаем, сколько от ВВП страны тратится на медицину, образование и поддержку пенсионеров, — предложил генерал-лейтенант Калниньш. — Поделите два оборонных процента на все эти нужды — никто толком ничего не получит. Но если мы потеряем страну, то потеряем и все, что есть на данный момент".

Зачем тратиться на оборону, если в прессе пишут, что Латвию можно взять за два дня?

"Массмедиа пишут неправильно, — заверил Артис Пабрикс. — Латвию нельзя занять за пару дней".

Source

rus.DELFI.lv

Tags

Артис Пабрикс Фестиваль общения Lampa
Заметили ошибку?
Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter!

Категорически запрещено использовать материалы, опубликованные на DELFI, на других интернет-порталах и в средствах массовой информации, а также распространять, переводить, копировать, репродуцировать или использовать материалы DELFI иным способом без письменного разрешения. Если разрешение получено, нужно указать DELFI в качестве источника опубликованного материала.

Comment Form