"Синий кит": повод дернуть за рубильник

Политика, теория заговора или реальная опасность? Что на самом деле стоит за историей о "Синем ките"
Foto: Reuters/Scanpix

Регулирование интернета становится для российской власти актуальной темой, например, из-за деятельности оппозиционера Алексея Навального (на фото). Соцсети являются для него важнейшими каналами связи — именно через них в марте этого года Навальному и его сторонникам удалось организовать несанкционированные акции протеста против коррупции. В этих мероприятиях приняло участие много молодежи. Такая ситуация может дать больше мотивации для того, чтобы найти предлог и усилить контроль над интернетом. Если общество под влиянием "страшилок" окажет поддержку введению ограничений, проблему оппозиции Кремлю решать станет легче.

Похожий сценарий наблюдается и в странах Центральной Азии. Например, в Казахстане в последние годы введено немало мер по ограничению свободы слова и усилению контроля над общением в социальных сетях. Amnesty International указывает, что правительство увеличило возможности лучше отслеживать в социальных сетях политических диссидентов и активистов-правозащитников.

В Казахстане власти воспользовались беспокойством, которое в феврале вызвало самоубийство подростка. Полиция совместно с муниципальными работниками и педагогами начала проверять молодых людей, их телефоны и активность в интернете, пытаясь найти следы участия в игре "Синий кит". Депутаты выступили с предложениями заблокировать доступ к сайтам, на которых могут идти связанные с самоубийством игры, а также с идеей запрета использования смартфонов в учебных заведениях.

Политически сознательные казахстанцы тоже уловили дух времени. В феврале ученическое самоуправление одного региона решило, что необходимо отказаться от использования современных мобильных телефонов. Дескать, это поможет подросткам лучше сосредоточиться на учебе, а также уменьшить риск столкнуться с вредной информацией в интернете. Правильно мыслящая молодежь удостоилась похвалы от местных правоохранительных органов.

В целом заметна взаимосвязь: те, кто спасает детей от опасностей интернета, являются сторонниками идеологических опор определенных режимов. Рассказы о "группах смерти" помогают оправдывать инициативы, влияние которых намного шире, чем защита детей и подростков. Возможно ли, что некоторые из тех, кто поднимает в публичном пространстве тему "Синего кита", не просто спасают молодое поколение, но и играют какую-либо политическую роль? На словах борются против одного, а на деле — против совсем другого? Возможно, способ, которым действуют политики и СМИ, вовсе не обнаруживает и не предотвращает трагические события, а создает все больший информационный туман. Четкий ответ на это получить трудно, однако то, как "Синий кит" развивался в российском (и не только) публичном пространстве, оставляет много места для альтернативных объяснений.

Этот вопрос уже давно касается не только России. В первые месяцы года тема появилась в повестке дня средств массовой информации других стран, в том числе и Латвии. И здесь тоже она имела специфические идеологические оттенки.

Source

www.DELFI.lv

Tags

Facebook Iekšlietu ministrija Krievija Lasāmgabali Nils Ušakovs Saskaņa Valsts policija
Заметили ошибку?
Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter!

Категорически запрещено использовать материалы, опубликованные на DELFI, на других интернет-порталах и в средствах массовой информации, а также распространять, переводить, копировать, репродуцировать или использовать материалы DELFI иным способом без письменного разрешения. Если разрешение получено, нужно указать DELFI в качестве источника опубликованного материала.

Comment Form