Как запустить тему в публичном пространстве?

Политика, теория заговора или реальная опасность? Что на самом деле стоит за историей о "Синем ките"
Foto: LETA

Однако Nozagts.com до сих пор не удавалось оказать большого и прямого влияния на публичное пространство в Латвии. Для того, чтобы информация стала выглядеть более достоверно и получила более широкое распространение, нужно, чтобы о ней сообщили СМИ, которые считаются более заслуживающими доверия.

Такому определению соответствует LTV7. 10 февраля передача "Личное дело" сообщила о двух молодых людях, которые, возможно, пытались покончить с собой, бросившись с высотного здания "Радиотехники" в Риге. Автор сюжета взял интервью у матери одного из подростков Оксаны Белецкой, которая рассказала, что ее сын играл в "Синего кита". 16 февраля Белецкая стала одной из участниц передачи "Точки над i" на канале LTV7. Теперь уже гораздо больше внимания на эту тему обратили и другие национальные средства массовой информации — как на русском, так и на латышском языке. Ссылки появились и в российских СМИ.

В конце февраля Центр безопасного интернета (Drošāka interneta centrs) сообщил о том, что среди родителей и детей растет беспокойство по поводу "Синего кита". Центр выпустил информационный материал, и это ста новой ступенью развития темы. Сообщение Центра безопасного Интернета некоторым образом удовлетворило спрос на официальное подтверждение того, что проблема реальна. Многие СМИ это сообщение, очевидно, так и интерпретировали.

Подключился также мэр Риги Нил Ушаков, который в своем профиле в Facebook сообщил: "В Риге надо срочно начинать превентивно бороться с такими "новинками", как крайне опасные игры для подростков из серии "Синий кит".

Забота об искоренении нежелательных явлений была продемонстрирована, но продолжения не последовало. В латвийской политической среде Латвии серьезных попыток использовать страх перед "Синим китом" замечено не было. В отличие от России, где "группы смерти" попали в политическую повестку дня.

То, как в таких условиях принимают решения средства массовой информации, демонстрирует опыт одной журналистки (поскольку события внутри редакции — особо чувствительная тема, название СМИ и имя журналистки мы здесь не упоминаем). Ей было поручено создать материал о ребенке, который вроде бы играл в "Синего кита" и попал в больницу. "Я в то утро сомневалась, нужно ли нам вообще освещать эту новость. Однако руководство было уверено, что да, мы должны первыми сообщить об этом", — вспоминает она. То, что ребенок получил травму в ходе игры, решили родители, и эту версию приняли представители школы. "Я нашла источники, которые утверждали, что это случилось из-за "Синего кита". Тогда казалось, что так оно и есть, — говорит журналистка. — В то же время, я чувствовала себя плохо из-за всего этого, и я старалась сделать материал максимально нейтральным, без деталей".

Полиции не удалось получить доказательств связи пострадавшего ребенка с игрой. Однако информация уже попала в публичное пространство, на него ссылались другие СМИ. В погоне за эксклюзивным материалом СМИ были готовы увидеть то, чего нет — и в итоге допущения прошли через дыры в редакционном фильтре. "Синий кит" получил еще один информационный слой, прикрывающий сомнительную основу, на которой возводится эта история.

Tags

Facebook Iekšlietu ministrija Krievija Lasāmgabali Nils Ušakovs Saskaņa Valsts policija

Comment Form