Просто дайте ей уйти. Как и почему латвийские пансионаты заменили хосписы
Foto: DELFI

"Бабушке должны были делать операцию. Но там уже все было в таком состоянии, что после операции она прожила бы еще месяц, — рассказывает рижанка Влада. — Мама сказала: не мучайте человека. Просто дайте ему уйти. Пожалуйста. И ей дали уйти".



"Болевой порог" — проект портала DELFI о паллиативной медицине в Латвии. Мы рассказываем:

"Болевой порог" продолжает серию публикаций DELFI о том, как живут люди, столкнувшиеся с тяжелыми болезнями. Читайте также: Stiprini stipros, "Жизнь.ВКЛ".


Железные люди из пансионата


Летом 2018 года здоровье 85-летней бабушки Влады стало стремительно ухудшаться. Она перестала ходить, ослепла. Началась деменция. Единственным человеком, который мог позаботиться о бабушке, была мать Влады. "Ей нужно было ходить за продуктами и лекарствами, переворачивать и мыть бабушку. А маме 60 лет, у нее остеохондроз и артрит. В какой-то момент все стало совсем плохо. Бабушка в деменции вызвала полицию — [якобы] мама ее бьет", — вспоминает Влада.

Чтобы помочь ухаживать за бабушкой, Влада вернулась из Великобритании в Ригу. У мамы тоже начались серьезные проблемы со здоровьем, и семья решила, что пока Влада ухаживает за матерью, бабушку надо устроить в пансионат. Единственным бесплатным вариантом оказался пансионат для слепых на Югле.

В пансионате бабушке стало лучше, но ненадолго. Вскоре у нее началось кровотечение, сотрудники пансионата вызвали "скорую". В "Гайльэзерсе" во время обследования врачи обнаружили у нее множественные раковые опухоли с метастазами. После отказа от операции женщину отправили обратно в пансионат, рассказала Влада. Позже в Национальной службе здравоохранения DELFI выяснил, что в начале 2019 года очередь в отделение паллиативного ухода Рижской Восточной больницы растянулась на шесть недель.

Влада вспоминает, что сами сотрудники пансионата называют один из этажей здания "хосписом". На это неофициально: в Государственном центре социального ухода "Рига", филиалом которого является пансионат на Югле, порталу DELFI сообщили, что паллиативный уход там не оказывают.

Последние дни жизни бабушки Влада провела у ее кровати. "Те, кто работает в пансионате — просто железные люди. С железной волей. Герои", — вспоминает она. Через два дня бабушка умерла. Она так и не пришла в сознание. Влада надеется, что ей не было больно.

Паллиативный уход, которого нет


Просто дайте ей уйти. Как и почему латвийские пансионаты заменили хосписы
Foto: LETA

В Латвии работает около 800 учреждений, которые оказывают социальную помощь. 155 из них занимаются длительным социальным уходом. Государственные учреждения специализируются на уходе за людьми с душевными расстройствами. Если у пациента все в порядке с психикой, он может претендовать на место в муниципальном пансионате, либо искать частный. 87 пансионатов в Латвии так или иначе связаны с самоуправлениями.

Официально паллиативную помощь пансионаты не оказывают. Этим занимаются только больницы, говорит советница Латвийского союза самоуправлений по социальным вопросам Илзе Рудзите. Например, по закону, учреждение социального ухода может подключать к работе медперсонал, но не обязано этого делать. В целом все требования к пансионатам сосредоточены на комфорте клиента, реабилитации и содержательном времяпрепровождении. Остальное — наличие медсестер, врачей и комнаты для процедур — зависит от возможностей и желаний самого пансионата или самоуправления.

В пансионатах грань между социальными и медицинскими услугами размывается, говорит Рудзите. Нагрузка на сами пансионаты и на бюджеты самоуправлений растет. Проблема известна уже давно, дискуссии ведутся, но пока они не дали никаких результатов.

Что могут предложить самоуправления и государство?


Просто дайте ей уйти. Как и почему латвийские пансионаты заменили хосписы
Foto: F64

При Рижской думе есть три пансионата — "Межциемс", "Гайльэзерс" и "Стелла Марис". Самый большой, на 400 мест — "Гайльэзерс", сообщили Delfi в департаменте благосостояния Рижской думы. В двух крупнейших пансионатах круглосуточно доступны медсестры. В "Стелла Марис" медперсонал работает только днем, рассказывает начальник Управления здравоохранения Рижской думы Инга Соловьева.

"Пансионат — это не больница. В нормальной ситуации там не должно быть медсестер. Здесь человек живет", — говорит Соловьева. Тем не менее, с каждым годом состояние здоровья жителей пансионатов становится хуже, и они нуждаются в дополнительном медицинском уходе. Медсестры выполняют манипуляции, которые назначил врач. "Это обычные семейные врачи, на территории которых находится пансионат", — говорит Соловьева. Семейный врач посещает пансионат раз в неделю. В случае необходимости он выписывает лекарства, а медсестры следят за тем, чтобы жители их принимали.

Сложности начинаются, когда человеку нужны сильные обезболивающие. По мнению Всемирной организации здравоохранения, морфин и другие опиаты являются наиболее необходимыми лекарствами в паллиативном уходе. У пансионатов нет права хранить наркотические вещества. Такую помощь можно получить только в больнице. Обычно в таких случаях выручает скорая помощь, признает Соловьева.

Кроме того, медсестры обрабатывают пролежни, переворачивают лежащих и выполняют те функции, которые должны выполнять специалисты по уходу на дому. Разница заключается в том, что уход на дому оплачивает Минздрав, а работу медсестер в пансионатах — Рижская дума. По сути, когда муниципальные пансионаты принимают паллиативных пациентов, они экономят деньги для государства, утверждает Соловьева.

То, какие какие именно услуги доступны в пансионате, зависит от возможностей самоуправления. Представители Рижской думы утверждают, что подобно 1-й больнице, они пытались разделить финансирование пансионатов с Министерством здравоохранения. Самоуправление было готово оплачивать социальный уход в пансионатах, а Минздраву предложили покрыть затраты на медперсонал и лекарства. К общему решению прийти не удалось.

Зато медицинская помощь в ограниченном виде доступна в государственных центрах социального ухода для людей с психическими нарушениями. Министерство благосостояния напрямую отвечает за пять центров, где есть так называемые "пункты здоровья", говорит директор департамента социальных услуг Минблага Алдис Дудиньш.

Эти пункты зарегистрированы как учреждения медицинской помощи. Здесь обычно работает несколько медсестер и врач — либо в штате, либо по договору. Они могут обеспечить базовую медицинскую помощь, но если состояние пациента становится более серьезным и нужна консультация врача-специалиста по паллиативному уходу или альголога, пациентов направляют в больницу, отмечает Дудиньш.

С 2010 года число медицинских работников в государственных центрах социального ухода выросло в два раза — с 61 медика до 124 медиков в 2018 году.

Что могут предложить частные пансионаты?


В регистре социальных услуг Минблага фигурирует 23 частных центра длительной социальной реабилитации и ухода. Три из них расположены в Риге, остальные — в различных краях Латвии. В Союзе самоуправлений DELFI объяснили, что если местные власти не могут своевременно предоставить место в муниципальном пансионате (или на территории самоуправления нет пансионата), то самоуправление целиком или частично покрывают расходы за проживание в частном пансионате. Например, в Риге эта сумма составляет 400 евро.

За качеством услуг в частных пансионатах следит Минблаг. Частный пансионат может предоставлять не только жилье, но и медицинский уход. Так, например, пансионат Dzintara melodija предлагает проживание, а также помощь психиатра, терапевта, физиотерапевта и психолога . Если клиент не может о себе позаботится, то проживание в пансионате обойдется не менее 1200 евро в месяц (40-57 евро в день). Похожий набор услуг предлагает другой частный пансионат в Риге — Liepa. Проживание здесь обойдется в 600 евро в месяц (20 евро в сутки).

Клопы и пластик вместо простыней за 20 евро в сутки


Просто дайте ей уйти. Как и почему латвийские пансионаты заменили хосписы
Foto: DELFI

Здание пансионата Liepa расположено рядом с железной дорогой, за переездом, соединяющим Иманту и Золитуде. Оно чем-то напоминает то ли школу, то ли детский сад. В комнатах, похожих на маленький гостиничный номер самого простого хостела, лежат пожилые люди: они либо спят, либо просто ждут медсестер. Одна лежачая больная приехала из Лиепаи — там ей не могли обеспечить должный уход. В коридоре отдыхают те клиенты, кто еще способен что-то делать самостоятельно. Медсестры передвигаются между палатами с тележкой подгузников. В воздухе стоит запах старости, лекарств и моющих средств.

В пансионат Liepa действительно привозят паллиативных пациентов, признает председатель правления пансионата Марика Журавлева. "В 90% случаев это коммерческие клиенты, паллиативные больные. Родственники просто не справляются — ни физически, ни психологически", — говорит она. Минимальный ежедневный уход обеспечивают медсестры. Врачи доступны по запросу и на месте не находятся. Лекарства приобретают сами пациенты или их родственники.

В феврале 2019 года SAC Liepa был исключен из регистра социальных услуг. Месяцем позже сотрудничество с пансионатом прервала Рижская дума. 29 апреля Минблаг обнаружил, что пансионат и не думает прекращать работу: весной было заключено 17 новых договоров. На пансионат наложили штраф за оказание нелицензированных услуг, и руководство штраф оплатило.

Жалобы на SAC Liepa поступали в Рижскую думу и Минблаг на протяжении девяти лет. Проверки проводились регулярно, а попытки оказать методическую помощь ни к чему не привели, рассказывает замдиректора департамента контроля и методического руководства Минблага Илзе Скроделе-Дубровска. По ее словам, обычно руководство пансионатов прислушивается и устраняет проблемы, но в SAC Liepa ничего не менялось.

"Клиенты были заперты в помещениях, находились в беспомощном положении. В том числе и те, у кого очень тяжелые диагнозы, — рассказывает Скроделе-Дубровска. — Там были разные насекомые, не только тараканы, но и клопы. В кровати одной клиентки было гнездо клопов, все ее тело было в укусах. Человек в беспомощном состоянии, она не понимает [что происходит] и они это недобросовестно используют". Некоторые пациенты с деменцией спали без постельного белья, на пластиковых чехлах. В одной комнате могли находилось 13 клиентов. Инспекция по труду и Служба госдоходов обнаружили нарушения в договорах. Клиенты были запуганы, говорит Скроделе-Дубровска.

Руководство SAC Liepa оспорило исключение из списка поставщиков социальных услуг, но затем отозвало заявление. В конце июля представители пансионата в разговоре с DELFI уверяли, что устранили все проблемы, на которые указывал Минблаг, Продовольственно-ветеринарная служба и другие ведомства. Пансионат готовил документы для того, чтобы заново зарегистрироваться как предприятие, оказывающее социальные услуги.

Три с половиной ставки на всю страну


SAC Liepa — скорее исключение, чем правило, отмечает Минблаг. В других центрах социального ухода тоже находят нарушения, но чаще всего они связаны с документацией. В основном все упирается в нехватку сотрудников, говорит Скроделе-Дубровска. Не хватает работников, они не успевают всех покормить, потом в спешке забывают зафиксировать то, что кого-то уже покормили. При проверке все это "всплывает".

До кризиса за качеством социальных услуг следило отдельное госучреждение, но потом его упразднили. Сейчас эти функции выполняет Минблаг. На всю страну на контроль качества социальных услуг выделены три с половиной ставки.


Серия статей "Болевой порог" подготовлена при поддержке программы малых грантов Re:Baltica.

Tags

Болевой порог Паллиативный уход

Comment Form