"Путин сказал — это важный проект". Что мы узнали из прослушки разговоров Шлесерса и Лембергса
Foto: LETA

Опубликованная журналом "Ir" расшифровка разговоров Айнара Шлесерса Айвара Лембергса и других политиков и бизнесменов, которые в 2009-2011 годах велись в одном из номеров гостиницы Ridzene, показывает: принятое в декабре прошлого года решение о прекращении "дела олигархов" было преждевременным, пишет агентство LETA.

Журнал утверждает, что записи разговоров он получил от источника, который пожелал остаться неназванным. Эти разговоры легли в основу "дела олигархов", по которому Айнар Шлесерс проходил как подозреваемый в торговле влиянием, принятии решений в пользу тайно принадлежащего ему предприятия, незаконном участии в имущественных сделках и уклонении от подачи декларации. Айвара Лембергса обвиняли в торговле влиянием, а в отношении Андриса Шкеле уголовный процесс вовсе не был начат.

Напомним, что дело началось с заявления о том, что все трое являются фактическими совладельцами Рижского торгового порта. Сейчас это подтверждено документально, но тогда стало поводом для череды скандалов, а отказ Сейма в выдаче разрешения на проведение обыска у Шлесерса стал символическим поводом для роспуска парламента летом 2011 года.

В декабре 2016 года Бюро по предотвращению и борьбе с коррупцией с согласия прокуратуры закрыло дело за отсутствием доказательств. Однако эти разговоры показывают, что, вероятно — зря.

В ходе "разговоров в Ridzene" Шлесерс с разными людьми договаривался о разном:

  • с тогдашним руководителем airBaltic Бертольтом Фликом — о работе для своей сестры;
  • с тогдашним руководителем Krājbanka Мартиньшем Бондарсом — о том, счета каких предприятий транспортной отрасли перевести в банк, чтобы помочь ему с ликвидностью после краха банка Parex;
  • с министром земледелия Янисом Дуклавсом (СЗК) — о том, как провалить в Сейме генерального прокурора Яниса Майзитиса и получить разрешение правительства на вырубку деревьев в дюнной зоне в Юрмале и строительство своего дома;
  • с Айваром Лембергсом — кого сделать президентом, чтобы не вышло как с Валдисом Затлерсом.

Но это все мелочи. Из прослушки можно узнать о тайных договоренностях касательно работы Рижского торгового порта и Рижской думы, о попытках купить airBaltic и о том, как Шлесерс хотел доказать, что не сделал бизнес на политике.

"Путин сказал — это важный проект". Что мы узнали из прослушки разговоров Шлесерса и Лембергса
Foto: AFI

Расшифровки разговоров показывают, что Айнар Шлесерс в 2010 и в начале 2011 года активно планировал схему легализации прав собственности в двух предприятиях, которые были зарегистрированы за границей на имена его бизнес-партнеров. Речь шла о компании Piejūras investīcijas, принадлежащей зарегистрированной в Швейцарии фирме Виестура Козиолса Zein Holding, а также о компании Jaunrīgas attīstības uzņēmums, которой владела норвежская фирма Portpro Турмуда Стенеса Йохансена.

Piejūras investīcijas контролировала третью часть в Рижском торговом порту (РТП), который на перевалке грузов зарабатывал миллионы.

"Мне важно этот вопрос решить… мне важно хотя бы в одном деле показать свое участие", — говорил в январе 2011 года Шлесерс. Он планировал разные варианты, в том числе и регистрацию на Кипре новой фирмы, через которую его предприятие Avadel могло бы перенять права собственности.

Это планировалось осуществить через многомиллионный займ, формальное невозвращение которого позволило бы Шлесерсу получить части бизнеса, принадлежавшие Козиолсу. Схема строилась через опционные договоры и займ, выданный банком Rietumu, так как Шлесерсу были все же необходимы и живые деньги, как минимум миллион, чтобы заплатить Йохансену, желавшему выйти из пострадавшего от кризиса РТП.

Из разговоров следует, что план был сложным и в нем были разные проблемы. Например, у разных фирм были разные аудиторы, а кроме того, Шлесерс не хотел, чтобы дело дошло до банковского надзора. Это грозило затянуть легализацию на два года, что, по мнению олигарха, было слишком большим сроком. Требовалось и ограничить круг вовлеченных лиц. В частности, Шлесерс полагал, что руководителю РТП Ральфу Клявиньшу "не надо светиться" в новой структуре.

План Шлесерса заключался в том, чтобы выйти к обществу "чистым" бизнесменом и легализовать в его глазах собственность, а также избавиться от обвинений в торговле влиянием, которые к нему "липли" как к экс-министру сообщения, вице-мэру Риги и главе правления Рижского свободного порта.

"Путин сказал — это важный проект". Что мы узнали из прослушки разговоров Шлесерса и Лембергса
Foto: LETA

"Это тот момент, когда я готов взять и ответственность, последствия", — говорил Шлесерс. И Козиолс, и Клявиньш, отговаривали его от реализации этой схемы, как могли, полагая, что это будет политическим самоубийством. "Айнар, ты принял дофига разных решений, дофига! (..) Твое слабое место — то, что политикой заработал себе деньги", — говорил, в частности, Козиолс (на фото выше).

Совсем открыто о принадлежащих ему предприятиях Шлесерс в ноябре 2010 года говорил с предпринимателем Иво Зонни. В частности, о своем участии в портовом бизнесе: "Так как я в транспортном секторе сижу, было бы очень странно, если бы я не понимал, где там перспективы".

Одновременно он вел бизнес с норвежским предприятием Varner — партнеры заключили соглашение с портом касательно земель на Андрейсале и выкупили доли многих частных компаний, которые там работали. "Мы реально выкупили дофига частных компаний. Надо покупать еще, еще и еще, и в конечном результате будут куплены компании, которые работают в транспортном бизнесе. Тот же РТП. Когда покупали, это было маленькое предприятие", — говорил Шлесерс. "Я концентрируюсь на том, что это основной бизнес — надо построить один терминал химических грузов, еще один контейнерный терминал, через два года вырастем с нуля до 50 000 [тонн], зерновой терминал построим".

"Путин сказал — это важный проект". Что мы узнали из прослушки разговоров Шлесерса и Лембергса
Foto: F64

В других разговорах Шлесерс поясняет, как и почему в начале 2011 года проводил изменения в руководстве Рижского торгового порта (РТП), в результате чего в правлении оказался бывший госсекретарь Министерства сообщения Янис Маршанс (на фото). Руководителю РТП Ральфу Клявиньшу нового "партнера" Шлесерс отрекомендовал так: "Ты больше "hozjaistveņņiks", а Янис все же из чиновников, он на эти дела смотрит чуток по-другому, как "nomenklaturščiks".

В итоге в задачу Маршанса входило общение с чиновниками от имени РТП, и "если кто-то будет мешать, он сразу скажет, и я, соответственно, подключаюсь и смотрю, как мы это решим", пояснял Шлесерс.

Из разговоров также становится ясно, что в "решении вопросов" в отношении РТП участвовал и Андрис Шкеле. В феврале 2009 года Шлесерс информировал Клявиньша о своей встрече со Шкеле и дал поручения правлению порта. Иногда Шкеле подключали для решения конкретных и сложных проблем. "Это не твой, это его вопрос. Ну, это не в твоей весовой категории", — говорил про это Шлесерс.

Он также открыл, что "на следующей неделе Андрис встретится с Южилиным" и "идея в том, что РТП по себестоимости возьмет" долю российского партера в каком-то предприятии. По мнению журнала Ir, речь в данном случае шла о бизнес-проекте на Кундзиньсале, в который поначалу был вовлечен российский мультимиллионер Виталий Южилин, но в 2010 году предназначенную для него землю отдали РТП. Позже на ней вместе с российским предприятием "Уралхим" был построен терминал для перевалки минеральных удобрений.

Сегодня ни Айнар Шлесерс, ни Андрис Шкеле свое участие в РТП не скрывают. С 2016 года в Регистре предприятий указано, что 60% порта принадлежат компании MCH investīcijas, которая по частям контролируется предприятиями Шкеле и Шлесерса, а последний к тому же входит в правление MCH. Еще 40% РТП принадлежат — по 20% у каждой — фирме Ральфа Клявиньша Latmorporttrans и фирме Ostas parks, в которой хозяйничает знакомый сына Айвара Лембергса Янис Лацис.

Прослушка номера в Ridzene ясно показала, что Шлесерс постоянно занимался управлением РТП. В гостиницу регулярно приходил руководитель предприятия Клявиньш с докладами о ситуации, финансовом положении, проблемах и планах. Уходил он, получив советы и даже конкретные поручения.

"Путин сказал — это важный проект". Что мы узнали из прослушки разговоров Шлесерса и Лембергса
Foto: LETA

Особого внимания заслуживает история сотрудничества РТП с российским "Уралхимом", который принадлежит одному из богатейших российских миллиардеров Дмитрию Мазепину. В конце 2009 года компании договорились об основании совместного предприятия Riga Fertilizer Terminal. Однако Шлесерс и Клявиньш (на фото) договорились фактический процесс его создания притормозить.

"Я процесс пытаюсь немного притормозить, ибо понимаю, что не все вовлеченные коллеги высказали свою [поддержку]", — сказал Клявиньш Шлесерсу. По его словам, он встречался с Айваром Лембергсом, который проект поддержал, но деньги вкладывать не хотел. Каждой стороне надо было вложить по 2,4 млн евро. В разговоре Клявиньш убеждал Шлесерса, что считает проект выгодным, а отказ от него по субъективным соображениям "даст негативный сигнал" российской стороне. Договор Клявиньш отправил также и Шкеле, но тот пока молчит. На это Шлесерс ответил, что "поговорит с Андрисом сам".

Позже в разговоре с Шлесерсом Ральф Клявиньш выразил сомнение в том, что удастся получить все необходимые разрешения от Рижской думы, но Шлесерс заверил его, что все будет в порядке. "Этого мы недопустим. Не-до-пус-тим", — отчеканил он в беседе в феврале 2011 года. И поручил Ральфу встретиться с руководителем Жилищного комитета Рижской думы Вячеславом Степаненко, на которого Шлесерс возложил ответственность за движение проекта в Рижской думе. "Ты ему скажи — это тот проект, про который Путин сказал, что это очень важный проект", — учил Клявиньша Шлесерс.

"Путин сказал — это важный проект". Что мы узнали из прослушки разговоров Шлесерса и Лембергса
Foto: LETA

Одновременно о проекте он информировал и занявшего кресло вице-мэра Риги Андриса Америкса, организовав для этого общую встречу с членами правления РТП Клявиньшем и Маршансом. Америкс было поупрямился, объясняя, что не хочет говорить в таком широком составе, но Шлесерс настоял на своем. В разговоре было четко озвучено, что все структуры рижского самоуправления должны дать зеленый свет новому проекту.

"Андрис, этот вопрос нам надо решить "krovj s nosu", — заявил Шлесерс. На это Америкс ответил, что нет проблем и что "пусть Аскольд [Клявиньш, директор Управления среды Рижской думы] мечется. Заплати ему денег, чтобы он заметался". Америкс не мог заниматься всем, поэтому Шлесерс решил, что "политически ответственным в Рижской думе" за проект будет Степаненко, которому сразу же при остальных собеседниках позвонил и дал поручения.

Клявиньш в ходе этой же встречи пожаловался, что головную боль могут создать чиновники Департамента развития РД, которые всеми силами пытаются ограничить экспансию РТП на Андрейсале. Америкс пояснил, что их регулирует глава бюро мэра Нила Ушакова Ивета Страутиня (сейчас — супруга мэра). В итоге со Шлесерсом договорились, что он сведет вместе Маршанса и Страутиню.

"Путин сказал — это важный проект". Что мы узнали из прослушки разговоров Шлесерса и Лембергса
Foto: LETA

"Разговоры в Ridzene" проливают свет и на то, что в 2009-2011 годах творилось за кулисами airBaltic. Авторство проекта по покупке компании принадлежит Шлесерсу, финансирование для него искал Шкеле, а в последний момент, когда все пошло не так, подключился и Лембергс.

В феврале 2009 года, незадолго до того, как Айнар Шлесерс как министр сообщения подписал новый акционерный договор с компанией Флика Baltijas Aviācijas sistēmas, обе встретились в гостинице и обсудили детали соглашения и проблемы, на которые указали юристы государства.

Шлесерс в разговоре заявил, что новый договор надо составлять так, чтобы у государства не было большинства, а Флику надо пытаться получить большую часть и дополнительно к акциям использовать выкупленные облигации. Шлесерс инструктировал Флика о позиции, которую тот должен занять на переговорах с правительством: "Ты скажешь, что хочешь конвертировать облигации, что ты хочешь перенять, что ты еще не нашел деньги, но обязательно это сделаешь". На это Флик ответил, что поедет в Швейцарию, чтобы встретиться со Шкеле: "Хочу понять, на чем он стоит, какова его позиция в этих делах".

В конце 2010 года airBaltic попал в очень тяжелую финансовую ситуацию и работал с большими убытками, компания остро нуждалась в оборотных средствах. Владимир Антонов, через Latvijas Krājbanka которого до того финансировалась авиакомпания, захотел использовать тяжелое положение airBaltic, чтобы стать совладельцем.

Из разговоров в Ridzene становится ясно, что Андрис Шлесерс, который в тот момент был депутатом оппозиции в Сейме, пытался всеми силами не допустить этого. В декабре 2010 года он встретился с руководителем группы Mono Михаилом Ульманом, чтобы обсудить, как избавиться от давления Антонова. На что получил ответ, что нормальные банки такие сделки не финансируют и что перекредитоваться можно только "если Андрис [Шкеле] по своим каналам договорится и даст какие-то свои гарантии".

В начале февраля 2011 года у Шлесерса состоялся следующий серьезный разговор на тему airBaltic — на сей раз с Айваром Лембергсом. В разговоре он открыл, что работает с этой темой с 2004 года — привел Ryanair в Латвии, в результате чего у airBaltic начались проблемы. Что он создал условия, в которых стало возможным купить доли SAS — подключил для этого Антонова, а Андрис Шкеле помог. "Так что это, так сказать, мой проект, я его двигал. Мне казалось, довольно успешно, и Флик тоже все это успешно выполнял", — сказал Шлесерс.

По его словам, возможности для бизнеса "сумасшедшие", но нужны еще деньги. В разговоре Шлесерс предложил Лембергсу создать структуру в Люксембурге на полностью равных правах, в которой у Антонова будет четвертая часть, а у "нас" — три четверти. Он расписал Лембергсу, что можно будет выкупить 52% airBaltic, принадлежащие государству, а потом объединить их с акциями BAS, половину которых уже контролирует Антонов. Лембергс с доводами согласился, но выразил опасение, что схема неосуществима: "Их надо покупать, их нельзя получить за красивые глазки". На это Шлесерс ответил, что "общими силами надо найти, так как цена сейчас ниже и столько денег, сколько надо, мы устроим".

Лембергс согласился, но подчеркнул, что хочет заплатить разумные деньги. "Ты меня тоже пойми: все это хорошо, но ко мне в один прекрасный момент опять кто-нибудь придет и скажет — а как к тебе это попало? Как к тебе попала компания Х? Мне ему надо сказать — смотри, я заплатил столько и столько. Можно сказать — много, мало и вот столько. А иначе мне скажут — вот, б***ь, он там распределил что-то и ему дали это как взятку. Н**уй, мне это не подходит! Это не могут быть 5 латов, но это не могут быть и 10 миллионов".

Поэтому Лембергс хотел делать все прозрачно. "Это не Рижский центральный терминал, который н**уй никому особо неинтересен, даже если кто-то и посмотрит. (..) А эти, которые летают по воздуху, где весь террористический контроль и так далее…". В итоге собеседники договорились искать решение и обсудили, как можно оценить airBaltic.

В середине февраля Шлесерс снова встретился с Фликом и рассказал, что говорил с Айваром и нашел модель. Он отчитал Флика за то, что тот был готов начать переговоры с Антоновым и сказал, что "пора начинать думать головой". Флик жаловался, что надо было с самого начала четко договориться с Антоновым и отдать ему четверть бизнеса, а теперь, когда у него туго с деньгами, отдавать придется уже половину. На это Шлесерс резко сказал, чтобы Флик перестал дергаться, так как Антонов — не единственный источник денег и нет ни одной причины "дарить ему половину бизнеса".

"Путин сказал — это важный проект". Что мы узнали из прослушки разговоров Шлесерса и Лембергса
Foto: LETA

В 2009 и 2010 годах немалая доля "разговоров в Ridzene" была посвящена делам в Риге и планам по участию в разной интересной собственности.

Например, в декабре 2009 года Шлесес встречался с главой Lattelecom Юрисом Гулбисом и представил ему план якобы от имени Рижской думы. В нем, помимо всего прочего, было озвучено намерение и отдать скандинавским партнерам LMT в обмен на оставшиеся доли Lattelecom. Последнее он видел как предприятие, консолидирующее бизнес во всем регионе.

В марте 2010 года Шлесерс встречался с представителем Dalkia в Латвии Гунтаром Кокоревичом (на фото) и настаивал на создании совместного предприятия, которое могло бы "зайти" в Rīgas Siltums. Шлесерс видел это как пилотный проект. По его задумке, у Рижской думы остался бы 51%, а 49% получило бы совместное предприятие.

"Мы после выборов [в Сейм] в любом случае будем говорить о будущих темах — воде, транспорте", — убеждал собеседника Шлесерс. По его словам, если с Rīgas Siltums получится, тему можно будет распространить дальше. "Можно будет купить 49% и в Rīgas Satiksme, Rīgas Ūdens, ибо это по определению думские предприятия, а потом мы можем — пуф! в один момент…", — говорил Шлесерс.

Кокоревич выразил беспокойство политической ситуацией после выборов, ибо тогдашний премьер-министр Валдис Домбровскис оказался "кретином" и "полным идиотом" и разочаровал иностранных инвесторов. Айнар Шлесерс его успокоил, раскрыв планы стартовать на следующих выборах вместе со Шкеле. Эту идею Кокоревич поддержал, поскольку разочаровался в "Единстве" "которое ничего хорошего для своих спонсоров не делает". "Проклятье, не знаю, что я готов сделать, чтобы они не прошли [в Сейм] — пусть русские приходят, все равно — кто, только бы не эти", — сказал он Шлесерсу.

Tags

Айвар Лембергс Айнар Шлесерс Андрис Америкс Андрис Шкеле Бертольт Флик Виестурс Козиолс История дня Мартиньш Бондарс
Заметили ошибку?
Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter!

Категорически запрещено использовать материалы, опубликованные на DELFI, на других интернет-порталах и в средствах массовой информации, а также распространять, переводить, копировать, репродуцировать или использовать материалы DELFI иным способом без письменного разрешения. Если разрешение получено, нужно указать DELFI в качестве источника опубликованного материала.

Comment Form