Пять лет "Арабской весне". Как самосожжение торговца фруктами изменило ход истории
Foto: AFP/Scanpix

Ровно пять лет тому назад, 17 декабря 2010 года Мохаммед Буазизи совершил самосожжение в центре родного города. Неслыханный для арабского мира метод самоубийства разжег пожар революции в Тунисе и положил начало "Арабской весне" — движению по смене власти в нескольких странах Ближнего Востока. Портал Delfi напоминает историю жизни и смерти простого торговца фруктами.

Сиди-Бузид — крошечный, всего 40 тысяч жителей, городок в самом центре Туниса. Если считать с окрестными деревнями, то получится "конгломерация" общей численностью порядка 120 тысяч жителей. До 17 декабря 2010 года Сиди-Бузид был известен только тем, что именно в его окрестностях во время Второй мировой войны началась битва за перевал Кассерин, первое крупномасштабное сражение американских войск с войсками Оси. Кстати, битву непосредственно в районе Сиди-Бузид американцы тогда проиграли.

Но теперь Сиди-Бузид знают в основном как место рождения, жизни и смерти Мохаммеда Буазизи, "фитиля" Тунисской революции и ролевой модели для сотен других жителей стран Ближнего Востока, последовавших его примеру и устроивших самосожжение в знак протеста против произвола властей.

Жизнь Буазизи трагична и проста. В три года потерял отца, мать вышла замуж за его дядю. В сельскую школу ходил несколько лет, затем острая нужда заставила ее бросить. Поэтому никакого высшего образования, о котором наивно написали многие СМИ, поначалу поверившие в высокие идеологические мотивы поступка Мохаммеда, у него не было. В семье Буазизи было семеро детей, высшее образование отправили получать лишь одну сестру Мохаммеда и он помогал ей деньгами, как мог.

Мог он плохо. По словам матери, Буазизи пытался уйти в армию — не взяли. Искал постоянную работу — не смог ничего найти, уровень безработицы в регионе составлял на тот момент порядка 30%. В итоге начал промышлять торговлей фруктами с лотка. Содержал всю семью и пытался еще откладывать на грузовичок. Пикап вознес бы его в рангах уличных торговцев на высоту, на которой можно уже жить, а не существовать.

Как удалось выяснить журналистам, в Сиди-Бузид царили обычная для Туниса "нулевых" дикая коррупция и полный произвол полицейских властей. Мохаммеда, как и многих других уличных торговцев, постоянно "гоняли", требуя разрешение на торговлю или вымогая взятки. При этом конкретно в этой провинции Туниса по закону разрешение на торговлю с лотков — а Мохаммед был лоточником — не требовалось. Не все полуграмотные торговцы об этом знали. На фото ниже — одна из центральных улиц города сегодня.

Пять лет "Арабской весне". Как самосожжение торговца фруктами изменило ход истории
Foto: AFP/Scanpix

16 декабря 2010 года Мохаммед Буазизи, по обыкновению, взял в долг фруктов где-то на 140 долларов — он надеялся продать их на следующий день с прибылью. Начав торговлю утром 17 декабря, он практически сразу же столкнулся с полицейскими и чиновниками, устроившими проверку.

У Буазизи потребовали показать ненужное ему разрешение на торговлю. Разрешения, конечно, не было. Потребовали взятку — заплатить Мохаммед не мог или не хотел. Тогда, как позже рассказала его семья, чиновница по имени Фаида Хамди ударила торговца по лицу, отобрала электронные весы, опрокинула лоток с фруктами. Другие очевидцы потом утверждали, что лоток действительно разорили и весы отобрали, но вот побоев не было. Об этом же заявила сама Хамди. Истину мы уже вряд ли узнаем.

Удар или его отсутствие важны потому, что семья Мохаммеда потом говорила: он пошел на отчаянный шаг из-за того, что был публично унижен. И не просто унижен, а унижен женщиной, что в сельском районе глубоко мусульманской страны, конечно, катастрофа.

Мохаммед пошел жаловаться в местную администрацию и требовал хотя бы вернуть ему весы, но мэр Сиди-Бузид не захотел его даже выслушать. Тогда он пошел на бензоколонку, купил бензин, вернулся к "мэрии", облил себя бензином и, с криком "Как я, по вашему, должен жить?!", поджег. Это видео было снято буквально сразу после инцидента.

С момента полицейского рейда на рынке и до акта самосожжения прошло чуть больше часа. Но семья Буазизи утверждает, что этому "импульсивному" поступку предшествовали годы и годы унижений со стороны местных властей, которые помыкали бедняками, как хотели. Соломинка просто наконец-то сломала хребет верблюду.

То, что чайник закипел и у него вот-вот сорвет крышку, стало ясно почти сразу. После самосожжения Мохаммеда Буазизи в городке образовался стихийный митинг — Басбоосу, как называли торговца, в городке, конечно, хорошо знали. Говорят, он часто раздавал фрукты даром беднякам. И был, несмотря на тяжкую жизнь, достаточно позитивным и открытым человеком. Его ужасный — а по меркам ислама просто немыслимый — поступок потряс город.

Жители города не просто собрались "пошуметь". Акция продолжилась на следующий день, а потом еще и еще. Попытки подавить ее силой лишь еще больше воодушевляли людей. Не решило ситуацию и "расследование" инцидента, которое завершилось взятием под стражу якобы ударившей Мохаммеда чиновницы. Под стражу ее, впрочем, взяли для ее же безопасности — никакого пиетета к властям в городке не питали, призывы к самосуду звучали отовсюду.

Новости о бунте и поступке Мохаммеда начали распространяться, как пожар (не в последнюю очередь благодаря социальным сетям), примеру жителей Сиди-Бузида последователи многие другие тунисские города. Похоже, в стране просто накипело, многим был нужен лишь повод. К тому же значительная часть дееспособных людей сидела без работы. "Сидеть" она могла на городских площадях, так что митинги и не собирались затихать по причинам "завтра на работу".

За несколько недель пожар революции дошел до столицы. Власть не собиралась сдаваться без боя, столкновения протестующих с властями не обошлись без жертв с обеих сторон, но оппозиции помогло то, что часть тунисских элит также решила воспользоваться ситуацией и поддержала акцию протеста.

Мохаммед Буазизи не умер на месте. Его госпитализировали и постепенно переводили во все более лучшие больницы страны. К сожалению, еще на месте потерял около 90% кожи и хотя врачи 31 декабря и заявили о том, что его состояние наконец-то стабилизировалось, он в итоге все же умер 4 января 2011 года.

На похороны Буазизи собрались более пяти тысяч человек, и настроены они были отнюдь не мирно. Акции протеста ширились и ширились, ситуация выходила из-под контроля. В результате в середине января президент Зин эль-Абидин Бен Али, правивший страной 23 года, был вынужден бежать с семьей сначала во Францию, а затем, поскольку французские власти отказали ему в убежище, в Саудовскую Аравию. Ему не помог даже внезапно проявленный интерес к состоянию здоровья Мухаммеда, показательный визит в больницу и обещание добиться перевода больного в какую-нибудь клинику во Франции.

Пять лет "Арабской весне". Как самосожжение торговца фруктами изменило ход истории
Foto: AP/Scanpix

В итоге в Тунисе прошли выборы, и верховная власть в стране сменилась, хотя по факту "на местах", вероятно, поменялось не очень многое. Ведь в течение полугода после смерти Буазизи во всем Тунисе прошло по меньшей мере 107 попыток самосожжения. Простые люди, как и Мохаммед, протестовали против произвола именно местных властей, коррупции и невозможности найти работу. Исследователи говорят, что не последнюю роль в этом сыграл и т.н. эффект Вертера, хорошо изученное в психиатрии явление при котором после громкого самоубийства и его описания в книгах или прессе резко увеличивается число тех, кто уходит из жизни ровно таким же способом.

Поэтому внесем нотку сарказма (ученые говорят, что сарказм — хорошее противоядие этому эффекту) и заметим, что семья Буазизи за самоубийства своего кормильца получила достаточно щедрую компенсацию — премию "За свободу мысли" имени Андрея Сахарова. Ее присуждает Европейский парламент и ее денежная часть составляет 50 тыс. евро. А вот семьям тех 107 бедолаг, что последовали его примеру только в одном лишь Тунисе, никто и ничего не заплатил.

Здесь в воду кинулась Эрастова невеста,
Топитесь, девушки, в пруду довольно места.
Вроде бы как реальная табличка у одного из прудов в России, где после выхода "Бедной Лизы" девушки принялись регулярно топиться.

Волна актов самосожжения прокатилась не только по Тунису. Люди сжигали себя в Алжире, Египте, Йемене, Иордании и даже (что вообще неслыханно) в Саудовской Аравии. Отдельные инциденты также были в Израиле и даже в некоторых странах Европы. Хотя в Старом Свете самосжигались, впрочем, не европейцы, а мигранты.

Однако огонь революции именно эти акты самоубийства смогли разжечь только в Египте, где в итоге также сменилась власть. Во многих других странах Ближнего Востока власти эту нехорошую тенденцию — привлекать внимание к проблемам на местах с помощью бензина и спичек — заметили сами, и на некоторые уступки пошли превентивно. Поэтому можно сказать, что поступок Мохаммеда Буазизи все же имел глобальные последствия. Вопрос только в том, те ли это последствия, которых он хотел.

Оппозиционные силы во многих странах Ближнего Востока чтят Мохаммеда Буазизи как мученика и творца "Арабской весны", в Париже его именем названа площадь, Европейский парламент присудил ему премию, в социальных сетях в его честь постили ленточки и слова поддержки. А вот религиозные авторитеты исламского мира самосожжение как гражданский акт неповиновения на всякий случай осудили. Бензин и человеческие жизни на Ближнем Востоке, конечно, дешевы, но больно уж громко этот предельно мучительный способ самоубийства отзывается в сердцах, душах и головах.

Tags

История дня

Comment Form