Сало и песни против политики? Пять лет с войной: истории украинцев, живущих в Латвии
Foto: DELFI

Пять лет, которые потрясли Украину, оставили глубокие шрамы и на украинской диаспоре Латвии. Раскололись культурные общества, разошлись друзья, сблизились раньше незнакомые друг другу люди, оборвались пути на родину… Портал Delfi попросил латвийских украинцев рассказать о том, что они пережили в это сложное время и какого будущего они хотят для себя и Украины.

"Навязывать всем свою политическую позицию — это неправильно. Ну нельзя заставлять человека выбирать, петь ему в украинском или русском хоре!" — кипятится председатель Елгавского украинского культурного центра "Джерело" Богдан Тимкив.

"Мы поняли, что мы очень разные: как по отношению к Украине, так и к Латвии. У одних — сало вне политики… Их Украина там, где они пели песни и ели борщ. Для меня важно защищать родину, говорить правду и называть вещи своими именами", — отстаивает свою позицию бывшая многолетняя руководитель того же "Джерело" Татьяна Лазда.

Сейчас в Елгаве и окрестностях живет около шести тысяч украинцев. Раскол в украинском обществе — лишь один из примеров того, насколько по-разному представители 50-тысячной украинской диаспоры (по данным посольства — 8 130 граждан Украины и 43 128 этнических украинцев) в Латвии реагировали на трагические события, происходящие на их родине.

Хоть одно слово политики — выключаю микрофон!

Объединение культурных обществ Украины, которое в этом году отметит 15-летие, решительно отказывается говорить на любые конфликтные темы. "Будет хоть одно слово политики — выключаю микрофон", — предупреждает руководитель Объединения Ирина Дукуле. Она уверена, что по-другому нельзя: политика — разъединяет, а культура, традиции, кухня способны сплотить и сдружить. Объединение регулярно проводит фольклорные фестивали и принимает у себя украинских гостей.

Сало и песни против политики? Пять лет с войной: истории украинцев, живущих в Латвии
Foto: No privātā arhīva

На фото: одна из крупнейших украинских общин живет в Вангажи, куда в советское время приезжали украинские специалисты для работы на заводе железобетонных конструкций.

Сама Ирина, выйдя замуж за латыша, давно интегрировалась в латвийские реалии ("было непросто, а солнца не хватает до сих пор"). Ее дети уже и мыслят по-латышски, но сказать, что душа у нее сегодня болит за Украину — не сказать ничего. Ирина регулярно навещает родной Торез — город в Донецкой области. Там живет ее 88-летняя мама, за которой ухаживает сестра-пенсионерка. Именно на окраине Тореза жарким июлем 2014 года упал сбитый малазийский "Боинг". "Запах разложения стоял такой, что окна приходилось заклеивать и обрабатывать формальдегидом", — рассказывает Ирина. Это и есть запах войны. Это страшно.

"Конечно, латвийская диаспора старается помогать Украине. Два-три раза в год отправляем гуманитарную помощь — и на Донбасс, и в другие части Украины. Мы не делим людей на правильных и неправильных. Я лично убедилась в том, что мирные жители по обеим сторонам (линии соприкосновения) считают себя гражданами Украины, и всем им сейчас тяжело. Возможно, есть кучка людей, которым сегодняшняя ситуация нужна и выгодна, но страдает-то весь народ", — говорит она.

Сало и песни против политики? Пять лет с войной: истории украинцев, живущих в Латвии
Foto: No privātā arhīva

На фото: Фестиваль сала 23 февраля 2019 года в Вентспилсе.

"Что бы там Объединение украинцев ни говорило про "только культуру", уверен, у них — та же политика, только с другой стороны. Слишком многие там ностальгируют по советскому прошлому, — говорит активист Конгресса украинцев Латвии (КУЛ) Николай Павлюк, участник многочисленных пикетов у украинского и российского посольств. — Вы, к примеру, не задумывались, почему их Фестиваль сала проводился именно 23 февраля? (Ирина Дукуле утверждает, что это был обычный выходной день, просто удобный всем участникам, а дата фестиваля была согласована с посольством Украины, — прим. Ред.). Вам это дата ни о чем не говорит? А ведь Россия воюет против Украины. Сам я никогда не входил в эти культурные общества, потому что видел: украинством там не пахло даже до войны". (Как рассказала Ирина Дукуле, приезжавший в Ригу глава Всемирного конгресса украинцев Евгений Чолий, просмотрев все документы по работе Объединения, остался вполне доволен.)

Сало и песни против политики? Пять лет с войной: истории украинцев, живущих в Латвии
Foto: LETA

На фото: Николай Павлюк на пикете в поддержку Надежды Савченко.

Николай Павлюк, строитель по профессии, приехал в Латвию из Ивано-Франковска в начале 1980-х. После армии не смог на родине найти работу ("там, в первую очередь, все русским отдавали"), вот и приехал в Ригу. Сегодня он гражданин Латвии. Создать филиал Всемирного украинского конгресса решил под влиянием языкового референдума: "Объединение украинцев призывало голосовать за русский язык, как второй государственный. (Дукуле это отрицает, а Павлюк сообщил Delfi, что свои доказательства придержит до лучших времен, — прим. Ред.) Когда прочитал их призыв, возмутился. Я-то знаю, к чему это ведет. Та же Россия почему-то второго госязыка не заводит".

С началом военных действий на Донбассе Конгресс украинцев активизировался: сегодня активисты собирают подписи за освобождение политзаключенных, выступают против политики Путина и, собственно, самого Путина, занимаются сбором денег и гуманитарной помощи не только для мирных жителей, но и для армии Украины.

Посольство Украины в Латвии сообщило, что дату Фестиваля сала 23 февраля не согласовывало, и пояснило: "Посольство с предубеждением относится к фестивалю, который во время войны проводился в принадлежащем России санатории «Янтарный берег» или в день российской армии. И не давало одобрения на проведение фестиваля ни в этом ни в предыдущих годах. Кроме того, посольство не вмешивается в графики обществ и не принимает участия в согласовании мероприятий, которые проводятся без его участия". Получается, что в некоторых случаях 23 февраля - это не просто выходной, а гостеприимный санаторий - не просто санаторий.

Место, где регулярно встречаются родители диаспоры, представители порой очень разных позиций, — единственные в Латвии Рижская Украинская средняя школа и детский сад. Директор Лидия Кравченко прикладывает исполинские усилия, чтобы эмоции мам и пап не вредили детям. "Я — детский директор. Придерживаюсь позиции, что школа должна быть вне политики, — говорит она. — Среди 280 наших воспитанников — представители разных народов. Есть и дети, чьи родители бежали от войны или приехали в Латвию в поисках заработка. Стараюсь всех одинаково опекать и обучать. То, что случилось с нашей страной — большое горе для всех. Матери потеряли детей, жены — мужей, семьи — дома, все люди — покой. Но пусть дети спокойно учатся".

Не знаю, кем нужно быть, чтобы отрицать оккупацию

Сало и песни против политики? Пять лет с войной: истории украинцев, живущих в Латвии
Foto: LETA


Все многообразие точек зрения в ежедневном режиме пропускает через себя Временная поверенная Посольства Украины в Латвии Алиса Подоляк, которая приехала в Ригу как раз в декабре 2014 года.

"Главное, что запомнилось от того декабря — недоверие к посольству со стороны местной украинской общины, — вспоминает Алиса Подоляк. — После революционных событий приходилось заново выстраивать отношения с той частью украинской общины, которая ассоциировала посольство со старой властью. Постепенно мы растопили лед, выражая солидарность и благодарность за гражданскую позицию активистов против российской агрессии".

Алиса Подоляк не отрицает, что латвийская украинская диаспора раскололась. Это произошло и в других странах: "Первые года два многие были дезориентированы. Было больше домыслов, чем информации, царили черно-белые настроения. Сегодня уже никто не отрицает, что произошла оккупация. Не знаю, кем надо быть, чтобы это отрицать. Уверена, что и бывшие сторонники Януковича вряд ли хотели бы увидеть его у власти. Да, некоторые члены украинского общества подвержены российской пропаганде. Они не готовы рушить связи, оставшиеся с советского времени, расстаться с тем видением мира. Есть и те, кто сразу понял ужас происходящего, и начал протестовать…"

"Мы стараемся поддерживать отношения со всеми, чтобы люди не разуверились в государстве, — говорит Алиса Подоляк. — Исключения — те, кто откровенно принимает участие в агрессии и ходит на праздники российского посольства. Это для нас неприемлемо.

Я часто слышу фразу "Мы за культуру без политики!". Но это было реально в мирное время. Сегодня культура уже невозможна без политики.

Люди, которые говорят, что мы не принимаем никакую сторону, решили остаться дружными с агрессором. По сути, это означает, что они на его стороне".

В особенно неоднозначном положении оказались украинцы, родные и близкие которых живут в Крыму. "Как вы понимаете, мы не могли быть готовы заранее к юридической коллизии, отсчет которой ведем с 20 февраля 2014 года, — поясняет Алиса. — И через пять лет оккупации трудно понять, как относиться к людям, имеющим два паспорта. Все крымские административные учреждения переведены в Херсонскую область — там крымчане с украинскими паспортами (для нас они граждане Украины) могут получать пенсию и оформлять все документы. Увы, Россия вывезла много архивов. Как проверить, что у человека нет второго гражданства и еще одной пенсии?

В Крым тоже так просто не попадешь. Такого основания для поездки на оккупированную территорию, как отдых, попросту не существует. Значимые основания для въезда иностранного гражданина в Крым — родственники, захоронения родных, смерть родственников, наличие недвижимости (зарегистрированной по украинскому законодательству)… В этих случаях надо подавать запрос на визу в органы миграционной службы Украины (можно дистанционно), а для журналистов — в Министерство информационной политики, а потом лично приехать в Украину и получить разрешение на посещение Крыма. Для граждан Украины ограничений на посещения Крыма нет. Но выезжать тем и другим — только через украинский погранпункт. За нарушения — вплоть до уголовной ответственности".

Алиса Подоляк гордится тем, что Латвия активно принимает на операции и реабилитацию пострадавших на Майдане и бойцов АТО — за пожертвования, которые собирал Фонд поддержки Украины Яны Стрелецы (латышки с украинскими корнями), и по госпрограмме. За пять лет помощь получило около сотни украинцев. Тем временем украинскую речь в Латвии все чаще можно слышать от гражданских лиц: "После отмены виз с ЕС число туристов активно растет. А вот количество граждан Украины, проживающих тут на постоянной основе, увеличилось незначительно: у Латвии довольно сложные иммиграционные правила получения разрешений на работу. Уволился — ты уже нелегал, в другое место пойти нельзя".

Сама Алиса Подоляк родом из Херсона — южной области, которая раньше традиционно голосовала за Януковича. "Скажем, у моей херсонской родни несколько иной взгляд на происходящее, чем у меня. Например, они — за православную церковь московского патриархата. Но мы не ссоримся на эту тему. После всего, что случилось, большинство херсонской молодежи настроено очень патриотично. "Русский мир" у нее уже не приживется… В конечном счете, выборы президента покажут, кого больше поддерживает украинский народ".

Читайте завтра: История о том, как Майдан и война раскололи украинское общество в Елгаве.

Source

rus.DELFI.lv
Заметили ошибку?
Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter!

Категорически запрещено использовать материалы, опубликованные на DELFI, на других интернет-порталах и в средствах массовой информации, а также распространять, переводить, копировать, репродуцировать или использовать материалы DELFI иным способом без письменного разрешения. Если разрешение получено, нужно указать DELFI в качестве источника опубликованного материала.

Comment Form