Стал светофор зеленым. Филипп Раевский о золотом дожде, старых болячках и новом правительстве Латвии
Foto: LETA

Чего Латвии ждать от нового премьера и кабинета министров в условиях, когда политическая среда деградировала до низшей точки, "Единство" разваливается на глазах, "Согласие" не пускают к рулю, президент болеет, а его заместитель не пользуется поддержкой населения? Политолог Филипп Раевский подробно рассказывает о том, как выглядит политический пейзаж Латвии в феврале 2016 года.

Политическая среда, по мнению Раевского, сегодня выглядит бледнее, чем в 90-х и даже в начале 2000-х, когда опыта демократии было куда меньше. К тому же, последнее время у руля Латвии были серые чиновники, чья задача — не принимать решения и отвечать за них, а как можно дольше просидеть в своем кресле, всячески избегая ответственности — из таких была подавшая в отставку премьер Лаймдота Страуюма и уволенный ею министр сообщений Анрийс Матисс.

Сегодня картинка слегка поменялась: на первые позиции вышли представители самой опытной партии — Союза зеленых и крестьян (СЗК) — именно им достались стратегические посты - президента Латвии, премьер-министра и министра финансов… И дело тут, по мнению Раевского, не только во влиятельности Айвара Лемберга.

Стал светофор зеленым. Филипп Раевский о золотом дожде, старых болячках и новом правительстве Латвии
Foto: LETA

- Сегодня можно признать, что в Латвии осталась лишь одна партия, которая ведет качественную политическую игру — это СЗК. Они прошли через смену поколений, научились преодолевать разные ситуации (от коалиции до оппозиции) и, что главное, они создают видимость монолита. То есть способны даже переругавшись, не выноси и выходить на публику единой командой.

Они в правильный момент децентрализировались, не допустив имиджа "партии одного олигарха", чего не сделала Народная партия, которая выстраивалась в виде пирамиды со Шкеле-феодалом в верхушке и вассалами, выдвинутых им на разные посты. СЗК строились в обратном направлении. У них большинство пришло в политику из муниципальной власти.

Да, Лембергс там самый влиятельный, но его сила в том, что он допускает и слышит и иные мнения. Поэтому в СЗК много центров и реальных игроков — Лембергом, Сескс, Бригманис, Дуклавс, Кучинскис… И это правильно, иначе — слишком высока цена ошибки одного человека.

Стал светофор зеленым. Филипп Раевский о золотом дожде, старых болячках и новом правительстве Латвии
Foto: LETA

По сравнению с СЗК, это относительно новые люди, втянутые в политику. Образовалось в результате развала партии одного человека — Репше ("Новое время"). Создавшийся из остатков Гражданский союз был более демократичен, но в итоге повторил ту же ошибку — это снова партия одного человека, Солвиты Аболтини, которая, в результате регулярных чисток устранила большинство конкурентов и оппонентов. Один из показательных моментов — "ссылки" в евроструктуры. Туда отправился Пабрикс, там нашел награду за свои деяния Домбровскис, там растворились Калниете, Вайдере… Ради устранения Элерте пожертвовали целыми выборами в Рижскую думу, хотя сразу было ясно, что шансов у нее нет. Единственный человек, который еще продолжает оппонировать Аболтине — Илзе Винкеле.

В итоге ошибки Аболтини — ошибки всей ее партии. И в последнее время она уже не та успешная львиц с огненной гривой. Ее путь вниз начался после того, как она не решилась идти в премьеры после отставки Домбровскиса за восемь месяцев до выборов — думала, что после выборов она ка-ак сядет — так сразу на четыре года. И всем покажет. Так оно бы и случилось, потому что у Солвиты был реальный политический вес. Увы, судьба была не на стороне Аболтини — она никак не ожидала, что ее не изберут в парламент. В такой ситуации ее никак нельзя было провозглашать премьером — пришлось оставлять Страуюму, недееспособную и непопулярную…

Стал светофор зеленым. Филипп Раевский о золотом дожде, старых болячках и новом правительстве Латвии
Foto: F64

- Избиратели упрекают их в бездействии, но что они могут сделать без большинства голосов?! Пока им не удастся найти партнеров, готовых строить с ними коалицию, будут в оппозиции. Но большое заблуждение считать, что "Согласие" не участвует в управлении государством. Они имели ключевую роль в избрании президента — без них бы Вейонис, очень популярный и у русской аудитории, не прошел. Они реализовывают интересы своих избирателей с позиции оппозиционеров, на среднеполитическом уровне они активны и с ними считаются.

Надо ли им было выдвигать своего кандидата с красивой программой? А толку? Был момент, когда они создали теневое правительство — это было крайне неудачное предприятие, которое они больше не повторяли. И потом, кто у них был кандидатом в премьеры перед выборами Сейма? Нил Ушаков. Может Нил и хочет когда-то стать премьером, но рисковать троном мэра Риги в ситуации, когда через год с хвостиком у него новые муниципальные выборы, политически безграмотно. Думаю, мыслями они уже в той предвыборной кампании: строят дороги, возводят "кепку Ушакова", вкладываются в страницу на фейсбуке…

Да и что Нил будет делать на посту премьера? На уровне Латвии довольно трудно проводить анонсируемую им левую политику. Нет денег. Можно говорить: повысим налоги богатым, чтобы дать бедным. Но где те богатые? Сколько их? Потому и умерла идея прогрессивного налога — нельзя же вводить прогрессивный налог на зарплаты 400-500 евро! В общем, трудно заниматься левой политикой в бедном государстве.

Стал светофор зеленым. Филипп Раевский о золотом дожде, старых болячках и новом правительстве Латвии
Foto: AFP/Scanpix

- Страуюма — типичная серая чиновница. А бывшие чиновники, даже став политиками, ведут себя, как чиновники — они никогда не сядут в первом ряду и будут всячески избегать ситуаций, когда надо что-то инициировать и принимать ответственные ключевые решения.

Тут показательна история с увольнением министра сообщений Анрийса Матисса — такого же чиновника. За время его пребывания в роли сперва госсекретаря, а потом министра в борьбе за китайские грузы нас успешно обошли литовские порты, так и не были решены важные для Латвии вопросы закупки поездов (мы лишились евроденег) и поиска инвестора для Air Baltic. Все это проблемы не одного дня, поэтому, когда речь пошла о срочной покупке российских самолетов, которые даже на родине не очень-то покупают, министра пришлось убрать. Опять же, еще неизвестно, сама ли Страуюма приняла это решение. А таких сомнений относительно премьера быть не должно.

Для государства важно, чтобы правили решительные люди. Пусть не все их решения будут правильными, но это лучше, чем бесконечная волокита, которая лишь усугубляет проблему. Думаю, Страуюма понимала или ей четко дали понять, во что выльется ее дальнейшее премьерство — рейтинг валился — она решилась уходить, побоявшись остаться в народной памяти, как первый и самый неудачный министр-женщина.

Стал светофор зеленым. Филипп Раевский о золотом дожде, старых болячках и новом правительстве Латвии
Foto: LETA

- Вспомним, как выбирали президентов до этого? Весьма туманная процедура с черной лошадкой на финише, которую часть общества откровенно освистывала. Президенту приходилось первое время отстреливаться из окопов, доказывая, что он неплохой, и лишь потом его личность дорастала до статуса. С Вейонисом совсем иная ситуация.

Последние президентские выборы были качественными. Все кандидаты обладали определенным кредитом доверия — не одного невнятного и непонятно откуда взявшегося персонажа из зоопарка! Окончательный выбор прошел строго по конституции — в закрытом голосовании. Выбрали человека популярного, компетентного и опытного: он больше 10 лет занимал пост министра и успешно избирался от разных округов (сперва от Риги, а потом — от Латгалии).

То, насколько сочувственно люди относятся к президенту в сложившейся больничной ситуации, говорит о многом. Никто не берется раскачивать лодку под ним и брать под сомнение его шансы продолжать работу. Собственно, его предшественник Андрис Берзиньш запросто брал отпуск на три недели — и ничего. Нил Ушаков тоже в свое время прошел через больницу и довольно быстро наверстал упущенное.

Интересно, что нам до сих пор не оглашают диагноз, с которым слег президент. Но компенсируют недосказанность тем, что показывают видеообращение, тем самым меняя вектор дискуссий — мы уже обсуждаем не диагноз, а то, как он выглядит, насколько эмоционально говорит… Это достаточно грамотный подход. Для общества это важный знак: что президент адекватен, в здравом уме и… даже руки у него работают, хоть с подписыванием документов они и переборщили.

Единственное, с чем ему не повезло — с заместителем: спикер Сейма представительница Нацобъединения Инара Мурниеце — не самый мудрый и умеющий нравиться всем политик.

Стал светофор зеленым. Филипп Раевский о золотом дожде, старых болячках и новом правительстве Латвии
Foto: LETA

- У президента был выбор — Шадурскис или Кучинскис. Первый — кандидат от полуразвалившейся фракции, второй — кандидат от двух фракций с гарантированными 38 голосами. Первый — задача с таким количеством неизвестных, что решения можно и не найти. Да, Шадурскис — математик, но такие редко становятся хорошими политиками — за цифрами они не видят людей. Кучинскису надо было добрать всего 13 голосов, а это возможно по-любому. И в этом последнем случае гораздо проще сохранить единое "Единство", которое окажется перед выборов быть или не быть.

Кучинскис — опытный политик, который прошел через все уровни власти, занимая избираемые, а не назначаемые должности. Руководил городом Валмиера, поработал министром, пережил две партии — был председателем парламентской фракции в Народной партии, а когда она развалилась — перешел в СЗК… Он способен сам принимать решения — иначе он бы не смог управлять Валмиерой. Да, у него свой стиль принятия решения — он старается достичь максимального консенсуса и со всеми переговорить — но это неплохо.

А как он грамотно разыграл национальную карту?! Объявил, что он за переход школ на латышский язык, дав конфетку Нацобъединению, а когда те запрыгнули в его "вагончик", уточнил: будет-будет, но я же не сказал, когда…

Стал светофор зеленым. Филипп Раевский о золотом дожде, старых болячках и новом правительстве Латвии
Foto: DELFI

Кандидат на должности вице-премьера и министра экономики

- Появление поста вице-премьера стало первым грамотным шагом Кучинскиса. Эта должность была необходима для сохранения единого "Единства", чтобы они чувствовали себя полноправными партнерами. И дает шанс на появления нового лидера "Единства" — Арвилса Ашераденса, который до того играл лишь на вторых скрипках в тени Аболтыни, а теперь будет замещать премьера в его отсутствие, вести масштабные проекты и выполнять обязанности министра экономики.

Ашераденс — бизнесмен. Руководил крупным акционерным обществом (Diena). Был парламентским секретарем министерства финансов, так что с процессом формирования бюджета знаком. Главный вопрос на его повестке дня — либерализация газового рынка, которую начала Дана Рейзнеце-Озола. Это непросто: газовое лобби в парламенте очень мощное, все фракции имеют отношения с "Латвияс газе". Бороться придется даже со своими. А для Латвии это вопрос снижения цены на газ и электричество ("Латвэнерго" тоже сможет покупать газ дешевле). Можно говорить что угодно, но открытие рынка электричества на данный момент понизило цену на него. Все же рыночные цены — это более здоровая ситуация.

Стал светофор зеленым. Филипп Раевский о золотом дожде, старых болячках и новом правительстве Латвии
Foto: F64

Кандидат на должность министра образования

- Среди всех кандидатов в министры "черного Карлиса" воспринимают болезненней всего. У всех большие сомнения, будет ли он что-то реально реформировать. Ему придется серьезно поработать, чтобы не окончить министерскую деятельность, как в прошлый раз — пикетами. И проблемы в образовании с того времени никак не уменьшились. Если тогда остро стоял языковой вопрос, то теперь очевидно, что и латышей, и русских волнует общая проблема — качество образования невероятно низкое. Не хочу прогнозировать, но я не удивлюсь, что снова поднимут языковой вопрос, чтобы не реформировать. Ведь это легче — найти искусственные проблемы и будоражить ими общество.

Стал светофор зеленым. Филипп Раевский о золотом дожде, старых болячках и новом правительстве Латвии
Foto: LETA

Экс-министр экономики, кандидат на должность министра финансов

- Молодая, но мудрая мастер спорта по шахматам. Пока очень грамотно разыгрывает свою партию. Она была успешным министром экономики, одним из самых популярных. В Латвии возглавлять министерство финансов очень непросто: надо говорить "нет" практически всем. Если она это выдержит, то будет лучшим кандидатом в следующие премьеры. Заметьте, это новое поколение СЗК.

Стал светофор зеленым. Филипп Раевский о золотом дожде, старых болячках и новом правительстве Латвии
Foto: LETA

Министр здравоохранения

- Должен провести реформы в сфере, где переплетено огромное количество интересов — начиная с уровня недовольных врачей и кончая интересами больниц и фармацевтических компаний, с которыми Белевич сам долгое время был связан.

Можно посмеиваться над его священной войной со школьными булочками, но тут он делает ровно то, что обещал в своей предвыборной кампании: его избиратель голосовал за то, что дети должны получать здоровую пищу.

Увы, одними булочками он "сыт" не будет. В прошлом году в рейтингах проблем, которые больше всего беспокоят жителей Латвии, где долгое время лидировали пенсии и пособия, на первое место вышло здравоохранение. Люди хотят жить, а ситуация — катастрофическая: к врачу и на исследования не записаться.

Человек не может получить качественную медицинскую услугу за свои налоги. У нас 50% медицины финансируется из платных услуг, которые становятся все дороже — медучреждениям надо чем-то покрывать низкие квоты. У народа встает закономерный вопрос, зачем платить налоги, если им не обеспечивается одна из основных услуг государства, такой же важности, как безопасность, соцобеспечение, образование.

Стал светофор зеленым. Филипп Раевский о золотом дожде, старых болячках и новом правительстве Латвии
Foto: LETA

Экс-министр благосостояния, кандидат на должность министра сообщений

- Уже был на этом посту. Как раз тогда ему на голову впервые упали проблемы с airBaltic, но решить их он не успел — сменилось правительство Сейчас он уже активно подключился к теме авиации — ведет переговоры с канадским стратегическим инвестором. Вторая проблема, у которой ноги тоже растут из его прошлого пребывания на посту — закупка поездов. Время прошло, еврофинансирование упущено, а вагоны и ныне там.

Стал светофор зеленым. Филипп Раевский о золотом дожде, старых болячках и новом правительстве Латвии
Foto: LETA

Экс-министр финансов, кандидат на должность министра благосостояния

- Бывший министр финансов, от которого мы все время слышали "нет" должен будет говорить примерно то же самым незащищенным слоям населения — пенсионерам, инвалидам, семьям. В Минблаге у нас традиционно все плохо. И бывший министр финансов прекрасно понимает, что деньги брать неоткуда, поэтому придется, как это не печально, зубы заговаривать.

Стал светофор зеленым. Филипп Раевский о золотом дожде, старых болячках и новом правительстве Латвии
Foto: F64

Министр иностранных дел

- Его пост даже не обсуждался в общих торгах. У нас президент и премьер крайне плохо говорят на иностранных языках, так что коммуникацию должен вытягивать министр иностранных дел. Он достаточно опытный, яркий, имеет вес за рубежом.

Стал светофор зеленым. Филипп Раевский о золотом дожде, старых болячках и новом правительстве Латвии
Foto: F64

Министр обороны

- Мы его знаем, как богатыря, но поговорка "Сила есть — ума не надо, не про него". Он популярен, им довольны в системе обороны, которая сейчас очень важна. В общем, менять его смысла не было.

Стал светофор зеленым. Филипп Раевский о золотом дожде, старых болячках и новом правительстве Латвии
Foto: LETA

Министр земледелия

- Очень влиятельный член СЗК — его называли и одним из теневых кандидатов в премьеры. Способен сохранять спокойствие и не доводить до кипения крестьян — они видят, что министр стоит за них горой и делает все возможное для поддержания отрасли.

Стал светофор зеленым. Филипп Раевский о золотом дожде, старых болячках и новом правительстве Латвии
Foto: LETA

Министр юстиции

- Опытный политик в традиционной сфере ответственности Нацобъединения. На руку ему, как ответственному за развитие регионов, сыграла и политическая ситуация с Украиной и беженцами с Востока. На самый отсталый регион Латгалию, который все время требовал финансирования, вдруг пролился золотой дождь. Была проведена хорошо профинансированная программа развития, закатали кучу денег в дороги и приграничные территории.

Стал светофор зеленым. Филипп Раевский о золотом дожде, старых болячках и новом правительстве Латвии
Foto: LETA

Министр среды и регионального развития

- В его сфере — куча проблем. Рейтинг привлекательности Латвии, с точки зрения делания бизнеса, один из самых низких в Европе. Печальная история с администраторами неплатежеспособности (сфера, традиционно связанная с Нацобъединением) и скоростью работы судов, скандал на скандале в системе нотариусов…

Стал светофор зеленым. Филипп Раевский о золотом дожде, старых болячках и новом правительстве Латвии
Foto: LETA

Министр культуры

- Умелая чиновница, которая без заметных ошибок ведет министерство. Умудряется не ссориться с людьми культуры. И дать всем понемногу денег. Это не Жанетта Яунземе-Гренде, которая умудрилась рассориться со всеми. И на том спасибо.

Tags

Айвар Лембергс Дана Рейзниеце-Озола Даце Мелбарде Дзинтар Расначс Каспар Герхардс Лаймдота Страуюма Марис Кучинскис Нил Ушаков президент Раймонд Вейонис Раймонд Бергманис Солвита Аболтиня Эдгар Ринкевич Янис Рейрс

Comment Form