Уедут или нет? Михаил Хазан: как влияют на миграцию языковая реформа, Крым, Brexit и рост экономики
Foto: LETA

Как выглядят портреты эмигрантов и ремигрантов-2019? Спустя пять лет, группа исследователей Института философии и социологии ЛУ под руководством Инты Миерини и при участии профессора ЛУ Михаила Хазана проводит второй этап масштабного опроса выходцев из Латвии, которые по разным причинам перебрались в другие страны, а также тех, кто пожил за рубежом и вернулся. Вклад в исследование миграции приглашают внести как участников опроса-2014, так и тех, кто в прошлый раз не приобщился. Заполните анкету на условиях строгой анонимности — ваше мнение будет услышано.

Жмите на ссылку и заполняйте:

АНКЕТА ДЛЯ ЭМИГРАНТОВ и РЕМИГРАНТОВ


С 2000-го года чистые потери латвийцев, граждан и неграждан, от миграции составили более 300 тысяч человек. В среднем, за последние пять лет до 2018 года каждый день страну покидали сорок четыре жителя. Чистые потери с учетом вернувшихся — 29 человек в день. По подсчетам профессора Факультета бизнеса, управления и экономики ЛУ Михаила Хазана их еще больше.

В условиях растущей экономики нехватка людей все более ощутима. Недаром последние годы правительство прикладывает недюжинные усилия по возвращению уехавших граждан на родину — на них работают региональные координаторы, в их бизнес-проекты вкладывают деньги, для их детей делают адаптационные программы в школах. За первые 15 месяцев работы координаторов ремиграции при их поддержке на родину вернулись 243 семьи — более 500 человек. Примерно столько же запланировали возвращение.

Исследование ЛУ поможет определить новый профиль эмигрантов и ремигрантов Латвии; понять, чем они отличаются от тех, кто уезжал до 2014 года; подсчитать, что даст стране их возвращение и насколько оно возможно; узнать, кого мы уже безвозвратно потеряли, несмотря на все "Брекзиты".

На вопросы о том, как будет проходить опрос и что ждут от участников, порталу DELFI ответил профессор Михаил Хазан.

Как проходил опрос в 2014 году?

- В 2014 году на наш призыв откликнулись и заполнили анкеты около 14 тысяч эмигрантов, из которых 10 000 ответили на все вопросы, за что им особо благодарны. В 2016 году мы провели чуть более скромный опрос ремигрантов. Благодаря такой активности, мы проанализировали четыре волны эмиграции. В том числе большую кризисную, которая сильно отличалась от предкризисных. Резкое падение экономики и лопнувший пузырь недвижимости заставили подняться с насиженных мест многие людей, у которых до кризиса и мысли об отъезде не было.

Уже в прошлом опросе мы заметили тенденцию, что примерно половина эмигрантов уезжали не раз — они возвращались и снова уезжали. В связи с этим одна из новых тем сейчас — текучая эмиграция, когда люди живут между странами, ни к одной намертво не прирастая. Отъезд для таких — не "раз и навсегда", а часть образа жизни. Есть определенный процент людей, которые живут между странами, меняя их по какому-то известному только им алгоритму. Хотим все это понять на больших выборках.

Кого приглашают участвовать сейчас?

- Нам по-своему важны двe группы респондентов:

Во-первых, наши прежние партнеры — те, кто в 2014 году участвовали в опросе уехавших или в 2016 году — в опросе вернувшихся в Латвию, ремигрантов. Это даст возможность корректно сравнить ситуацию в целом и ситуацию отдельных людей. Например, те, кто планировал в течение 5 лет вернуться — они сейчас где? Сколько вернулось из тех, кто не планировал? И как обстоят дела у тех, кто вернулся в Латвию, но в опросе в конце 2016 года указали, что через год, скорее всего, будут жить в другой стране?

Конечно, сравнение прежних и новых ответов будет проводиться только для тех респондентов, которые заранее дадут на это согласие. Полную конфиденциальность, конечно, гарантируем (хотел было сказать "как в банке"…но нет, мы действительно гарантируем). При работе с данными мы не будем знать, кто это, но будем знать, что это — тот же человек, который отвечал в 2014 году Результаты будут публиковаться только в обобщенном виде, а не индивидуально.

Во-вторых, мы приглашаем заполнить анкету людей, которые не участвовали в прошлом опросе. Мы о них ничего не знаем. Возможно, они и уехали впервые за последних 5 лет или вернулись недавно, а может, и то, и другое — нам это тоже очень интересно.

Это трудно и долго?

- Вовсе нет. Заполнение основной анкеты займет около 20 минут. Будут дополнительные блоки вопросов для тех, кто готов пожертвовать на науку еще минут 10. Некоторые блоки будут заданы не всем респондентам, a каждому второму. Например, про здоровье и медицинские услуги или про причины, удерживающие от возвращения в Латвию.

Почему опрос проводят сейчас? Брекзит не мешает?

- Так получилось, что первый опрос в 2014 году прошел буквально через пару месяцев после Крыма. Но влияние всей российско-украинской истории на Латвию и наших людей мы в полной мере можем оценить только сейчас — пять лет спустя.

Понятно, что из-за Брекзита любые оценки перспектив миграции в том направлении (а значит, и вообще, ведь именно в Англию латвийцы уезжали больше всего) не будут надежными в ближайшee время. Нервозность еще долго сохранится, а она влияет на людей по-разному: одни начинают действовать — собирать вещи, бежать, другие — замирают и не делают резких движений.

Отличаются ли уехавшие тогда (5 лет назад) и сейчас?

Тогда и сейчас были разные выталкивающие и возвращающие механизмы. Сейчас из новых побуждающих причин сразу видятся две:

1. На ситуации в Латвии сильно отразились геополитические изменения. Особенно, российско-украинская история. Разумеется, больше всего она повлияла на миграционные процессы Украины и России. Латвия, на мой взгляд, — третья страна по степени влияния на ситуацию. Эти события сильно изменили коллективное отношение латышского населения и политиков к русскоязычному меньшинству.

Если до того мейнстримовские политики говорили, что языковую реформу школ не надо торопить и радикализировать, чтобы не раздражать значительную часть населения, то после того, как внезапно "подтвердились" худшие опасения Нацобъединения, начался другой разговор.

Положение русского языка сильно изменилось — в сфере обслуживания, образования и на рынке труда. Как сильно это проявляется в миграционных процессах и настроениях — увидим. Правда, эффекта реформы образования в полной мере не ждем — тут снова нужно время.

2. С другой стороны, исчезло посткризисное ощущение экономической катастрофы. Заработки в Латвии в среднем стали существенно выше (в Англии или Германии такого взлета зарплат нет), найти хорошую работу стало легче, а людей, с трудом сводящих концы с концами, стало намного меньше. При этом, хотя официальная статистика указывает на замедление эмиграции, доля людей, планирующих отъезд, последние годы существенно не меняется. Хочется понять, почему.

Как выглядят современные формы эмиграции?

* Есть люди, которые готовы на более тяжелые и интенсивные условия труда в течение 7-8 месяцев, а потом отдыхают на всю катушку — дома или в другой стране. Это не совсем советский "вахтовый метод", когда нефтяники или рельсоукладчики ехали за "длинным рублем" в невыносимые условия, где физически трудно жить. Та же Великобритания — не крайний Север.

Люди возвращаются, зная, что в случае очередной временной эмиграции без проблем найдут работу. Их потенциальные работодатели знают: приедут латвийцы, с которыми можно договориться, что они будут пахать на совесть по 10-12 часов в день, не требуя сверхурочных и отдыха, а потом уедут эти — приедут другие. Обе стороны это устраивает.

* Еще вариант — наши гастарбайтеры могут в другой выезд сменить страну работы. Для них это поиск новых впечатлений и возможностей. Такой тенденции способствует сложившаяся социальная сеть наших эмигрантов в разных странах. Она без проблем позволяет все узнать заранее, договориться о новом жилье и месте практически в любом уголке мира.

* Новая тенденция — миграция не в Западную Европу, а в Восточную (Чехию, Польшу и т.д.)… Оказалось, серьезное направление. Например, там много представительств крупных транснациональных компаний — им нужны высококвалифицированные люди, которые, в том числе будут отвечать за Балтию. То есть со знаниями балтийских языков, менталитета, среды. Для некоторых трудности адаптации в Западной Европе связаны с разницей социальных норм, а Восточная Европа не так сильно отличается от привычного. Да и язык ближе.

Какие темы интересуют исследователей?

1. Нас очень интересует история миграции каждого конкретного человека: в каких странах он побывал, чем мотивировал выбор и решение, как долго провел за границей, как формировался его социальный капитал с таким разнообразным опытом. Тут многое могут прояснить как эмигранты, так и ремигранты (возвращенцы).

2. Как разного типа опыт влияет на востребованность и заработки. Из опроса ремигрантов 2016 года мы поняли, что для определенных специальностей очень важно, сколько стран в твоем портфеле и сколько ты работал за границей по конкретной профессии. Особенно это важно для людей с высшим образованием.

3. Глубоко исследуем тему работы и приобретенных навыков там и здесь. Что и где ценится. Чему эмигранты научились за рубежом, чему в Латвии не могли? Возможно, они привезли из Латвии что-то, что ценится там. Например, я не раз слышал, что в Германии местные работники качественно и четко все делают по инструкции, но если нужен шаг в сторону — тут наши справляются на порядок лучше.

4. Очень интересно, почему эмигранты возвращаются. До сих пор чаще всего люди указывали личные причины — семья и друзья в Латвии, тоска по родине. Насколько теперь увеличилась роль привлекательных предложений на латвийском рынке труда? Могут возникнуть люди, которые тогда заполняли, будучи эмигрантами, а теперь — как ремигранты. Все же тысячи вернулись за это время. Очень интересно сравнить опыт, трудности адаптации там и здесь.

5. Повлияли ли (и как) на решение уехать или вернуться вопросы, связанные с языком, в частности, языковая реформа образования. Прошлая реформа (2004 года) произошла одновременно со вступлением в ЕС, который существенно поднял уровень жизни в Латвии и открыл европейский рынок труда, но не для всех — неграждане остались за бортом. Поэтому, если реформа-2004 и повлияла на эмиграцию из Латвии, оценить это влияние очень сложнo.

6. Большое внимание мы уделим детям. Например, зададим вопрос: повлияла ли эмиграция на характер вашего ребенка? Причины отъезда и возвращения у многих: обеспечить лучшее будущее своим детям и будущим детям. Кто-то хочет, чтобы ребенок учился в Латвии и знал латышский язык, кто-то, наоборот. Надеемся также узнать, как отличается в восприятии людей образование там и тут, если ребенок уезжал или возвращался посреди учебного процесса.

7. Легко или трудно встроиться в зарубежное общество? С чем приходилось столкнуться.

8. Еще одна цель — темы здоровья. Немало людей уезжают потому, что на родине не могут лечить и вылечить конкретные болезни. A кто-то возвращается по той же причине.

9. Отдельный вопрос про Brexit и его влияние зададим эмигрантам, живущим в Великобритании, Ирландии и других англоязычных странах.

Жмите на ссылку и заполняйте:

АНКЕТА ДЛЯ ЭМИГРАНТОВ и РЕМИГРАНТОВ

Source

rus.DELFI.lv

Tags

Латвийский университет Михаил Хазан
Заметили ошибку?
Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter!

Comment Form