Андрей. 'Был бы жив-здоров, скорей всего, уехал бы за границу!'


С Андреем Филипавичусом встречаемся в Паралимпийском комитете, где он работает спортивным организатором. Тесный подвал на улице Стабу без единого окна трудно назвать самым подходящим помещением для людей, чья задача дать луч надежды спортсменам, попавшим в самые суровые жизненные обстоятельства.

Власти обещали новый офис на Бривибас, который освободится после ремонта Дворца ВЭФ, но потом передумали… "А так хотели солнце увидеть. Зато хотя бы тут ремонт обещают сделать, а то к тренажерам на коляске не подъехать", — грустно улыбается Андрей. В свое время именно он привел в команду Диму Павлова и Сашу Рониса. Самого Андрея приземлил… полет: жизнь перевернулась в 18 лет, когда в один прекрасный солнечный день он решил исполнить мечту детства — прыгнуть с парашютом. Уже задним числом откручивая события, вспомнил, что накануне, побрив голову, не нашел на месте свой крестик: "Вот и не уберегся".

В какой-то момент стропы парашюта спутались… Что было дальше Андрей толком не помнит. Сломанный позвоночник частично парализовал ноги. Как потом выяснилось, парашют должны были утилизовать еще 20 лет назад, но владелец предпочел кустарно изменить конструкцию и "год рождения". Уголовное дело рассматривали шесть лет, в итоге защита подсудимого уцепилась за факт, что у эксперта закончилась лицензия.

"Люди хорошо проверяются в беде: те, от кого я ждал поддержки, вообще пропали, а те, от кого ничего не ожидал — приходили, вывозили на кровати к морю, — вспоминает Андрей. — Очень помогала моя классная руководитель, которая когда-то и привила любовь к волейболу".

Травма перекроила жизненные приоритеты. Андрей признает, что был бы жив-здоров, скорей всего, как и многие его одноклассники, уехал бы за границу — на стройке он подрабатывал еще во время учебы, было логично найти место, где за это больше платят.

Вернув возможность двигаться, Андрей решил продолжить образование — поступил в колледж для людей с ограниченными возможностями в Юрмале, там же узнал про сборную по волейболу сидя, а восстановительные массажи привели его в паралимпийский комитет, где он нашел новую работу.

В ведении Андрея организация соревнований, поиск спортзалов, спонсоров, единомышленников… Например, сегодня надо выслать приглашения для белорусской команды по волейболу сидя на Балтийскую лигу. Этот турнир Андрей восстановил два год назад — для поддержания формы. Увы, если поначалу в Лиге участвовали по две команды из Латвии и Литвы и одна — из Эстонии, то сейчас эстонцы сошли с дистанции.

Решили позвать других желающих. Начали с белорусов. Единомышленники нашлись и в южных широтах. В этом году сборная Латвии посетила с дружеским матчем Грузию. "Такого банкета я в жизни не видел — 30-метровый стол, ломящийся от еды и вина, тосты даже за дворников, танцы… В апреле — они к нам, будем Рижским бальзамом поить", — смеется Андрей.

"Uldi, ну met уже bumbu!". Латышский язык как тайное оружие национальной паралимпийской сборной
Foto: DELFI

Больной вопрос — залы. Государство обязало давать инвалидам скидку 50%, но кто же захочет сдавать в полцены, если можно по полной? Например, недавно отремонтированная с учетом нужд людей с ограниченными возможностями школа им. Оскара Калпака пустила на полгода, а когда после лета сборная по волейболу сидя вернулась, выяснилось, что свободного времени нет. "А ведь мы заранее договорились, установили в зале специальные стойки", — не скрывает расстройства Андрей. Цены роскошного Олимпийского центра для волейболистов сидя тоже не по карману. Остается лишь надеяться на то, что обещанный к 2020 году Паралимпийский центр за Южным мостом построят вовремя: "Хочется все же не ходить и унижаться, а спокойно тренироваться".

Андрей признает, что до падения с латышским был на "вы". В его семье, на четверть литовской, говорят по-русски. За годы учебы, работы и занятий спортом госязык подтянулся естественным путем. Уже второй год Андрей учится в Спортивной Академии сразу по двум специальностям — на руководителя спортивной части и фитнес-тренера.

"Я не понимаю нездорового ажиотажа вокруг языка, — говорит Андрей. — У нас в команде даже разговора на эту тему не было. Все говорят, как удобнее, отмечают праздники, какие хотят. Мы вот с ребятами ездим на великах к памятнику Воинам-освободителям. А что тут такого? Мой дед — сапер, в свое время он чистил Балтийское море от немецких мин — благодаря таким, как он, мы живем. Я и ленточку георгиевскую как-то прикрепил на работу, мне ничего не сказали, но почувствовал напряжение — в другой раз не стал".

Андрей уверен, если бы политики прекратили свои провокации, все бы сошло на нет. "Зачем стравливать людей? Помню, во время языкового референдума на улице ко мне подошли латыши: "Tu par vai pret?" Ответил: "Да я, вообще, литовец!" Как будто проблем у людей других нет!".

Source

Спектр.Press

Tags

DELFI Plus Паралимпийские игры
Заметили ошибку?
Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter!

Comment Form