Вокруг сплошные скрепы. Что означают результаты выборов Европарламента
Foto: EPA/Scanpix/LETA

Этническая карта, духовные скрепы, непотопляемый Ушаков, демонстративный отказ от перемен – результаты выборов в Европарламент трудно назвать сенсационными, но именно они могут положить начало многим важным общественно-политическим процессам.

Выборы в Европарламент, в отличие от парламентских и муниципальных, обычно рассматриваются в Латвии как второстепенные. Происходящее в Европе традиционно не слишком тревожит скептически настроенных латвийских граждан, а получение мандатов воспринимается как повышение уровня благополучия отдельных лиц. Однако в этот раз голосование по кандидатам в евродепутаты породило несколько интриг.

Большая заслуга в этом принадлежит Бюро по борьбе с коррупцией, которое стало главным спарринг-партнером партии "Согласие", и Центральной избирательной комиссии, сумевшей практически сорвать все предварительное голосование. Эффект оказался двояким: для части избирателей "согласистов" обыски в кабинетах руководства Рижской думы стали дополнительным поводом прийти на выборы и поддержать опального градоначальника. Трудности в системе регистрации ЦИКа не помешали обычно пассивным гражданам все-таки выполнить свой долг. В итоге явка оказалась выше, чем в 2014-м, — 32,13%. А партия "Согласие" — при всех, казалось бы, неблагоприятных предпосылках — получила на один мандат больше, чем пять лет назад.

В идеологическом контексте результаты выборов, скорее, подтверждают привычные для Латвии тенденции:

  • Общество этнически расколото. Лейтмотивом всей кампании, по сути, стал девиз, опубликованный на обложке журнала Ir накануне выборов: "Чтобы Путин не проголосовал вместо тебя".
  • Запроса на либеральные реформы в обществе нет. Практически все прошедшие в Европарламент партии, за исключением "Для развития!/"За!", обещают придерживаться консервативно-семейных ценностей.
  • Интерес к европейской повестке отсутствует. Предвыборные дебаты преимущественно крутились вокруг происходящего в Латвии (коррупция в Рижской думе, школьная реформа, низкие пенсии, плохие дороги), а не в Брюсселе.
  • Идеологические платформы слабы. Несмотря на попытки латвийских партий позиционировать себя в отношении крупных европейских политических групп, ни одна из них не смогла до конца вписаться в заданный формат и проявить последовательность в суждениях. Особенно это касается вопросов защиты прав меньшинств (партии, готовые поддержать права ЛГБТ, полностью игнорировали проблемы русскоязычных, и наоборот), а также попыток установить границы своего еврооптимизма (обещание поддерживать развитие Евросоюза часто высказывалось вместе с идеями провинциального национализма, мало совместимыми с такой поддержкой).


Трудно ожидать, что избранные от Латвии восемь евродепутатов смогут добиться серьезных перемен на уровне Евросоюза. Но результаты субботних выборов, несомненно, повлияют на дальнейшие политические процессы в Латвии. "Новое Единство", несмотря на малочисленность фракции в Сейме и наличие позиции премьер-министра, скорее всего, опять выбьет себе пост еврокомиссара. Национальное объединение, показавшее второй результат, с высокой вероятностью продавит своего кандидата Эгила Левитса на должность президента страны.

Для партий, за которые традиционно голосует русскоязычный электорат, эти выборы включили своеобразный обратный отчет. Несмотря на относительно успешный результат, очевидно, что и у "Согласия", и у Русского союза Латвии нет новых лидеров и ярких идей. Татьяна Жданок и Нил Ушаков, обеспечившие своей узнаваемостью родным организациям преодоление пятипроцентного барьера, не могут гарантировать, что проделают тот же номер через два года на выборах самоуправлений или через три на выборах нового Сейма. Обеим партиям требуются масштабные реформы (программные и структурные). Особенно с учетом того, что их основной электорат на фоне демографических и культурно-языковых изменений может в какой-то момент начать голосовать за "латышские" партии.

Source

rus.DELFI.lv
Заметили ошибку?
Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter!

Comment Form