Айвар Озолиньш. Колеров и холодная война Кремля в Латвии
Foto: Publicitātes foto

Гражданин России Модест Колеров в нашей стране вращался только в моменты перегруппировки промосковских политических сил. Объявление Колерова нежелательным для Латвии лицом — симптоматично.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама

Во-первых, это подтверждает факт, очевидный после выборов Сейма, — пилотный проект "Центр согласия" в нынешнем виде закончился. Во-вторых, появляются намного более агрессивные проекты.

Заявление МИДа о включении бывшего советника президента России Владимира Путина и экс-руководителя издательства Regnum Модеста Колерова, а также заместителя главного редактора новостного агентства Regnum Игоря Павловского в список нежелательных лиц звучит лаконично: "Решение принято на основании информации компетентного латвийского учреждения о скрытой деятельности М.Колерова и И.Павловского, которая направлена против интересов безопасности Латвии, в том числе территориального единства и экономической безопасности страны".

У "компетентного учреждения" (Бюро защиты Сатверсме и Полиции безопасности), очевидно, есть основания считать, что деятельность Колерова в Латвии создает угрозу для государства. Так или иначе, аргументы БЗС показались достаточно серьезными министру иностранных дел Эдгару Ринкевичу (партия которого после досрочных выборов выступала за включение ЦС в правительство), чтобы последовать примеру Литвы, Эстонии и Грузии, которые еще раньше решили, что деятельность "политтехнолога" Колерова направлена против безопасности этих стран.

Философия и сила

В начале 1990-х Колеров работал в журналах "Знания — сила" и "Вопросы философии". Затем он стал тем, кого в России называют политтехнологом — оператором государственной власти, сросшейся с политикой, СМИ и бизнесом, манипулятором общественным мнением и инженером избирательных кампаний. В 2002 году он основал информационное агентство Regnum, а в 2005 году стал начальником Управления международных и приграничных связей при президенте России.

Работа "политтехнолога" заключается в том, чтобы сконструировать идеологическую основу и спланировать мероприятия для достижения политических целей. Целью путинских чекистов в "ближнем зарубежье" и странах Балтии всегда было восстановление и укрепление имперского влияния Кремля.

Колеров четко и ясно напомнил об этом в 2003 году, когда вместе с еще одним "политтехнологом" и советником Путина Глебом Павловским опубликовал "меморандум" о политике России в странах Балтии. Там заявлялось, что "российские национальные интересы в Балтийском регионе основаны на вечных приоритетах России на северо-западе", то есть "реализации стратегического контроля над побережьем Балтийского моря". Поэтому важно в этом регионе защищать "цивилизованные права" жителей, которые "ориентируются на Россию и лояльны России, а также поддерживать русскую диаспору и всех граждан бывшего СССР в политической, правовой и культурной сфере, учитывая статус России как правопреемницы Советского Союза".

Однако в этой публикации Колеров с Павловским рекомендовали пересмотреть политику России в Латвии, в основе которой ранее была "поддержка разных политических сил, которые декларировали — зачастую без каких-либо доказательств — защиту интересов русскоязычного населения Латвии". Дальше должно быть по-другому: "Перед тем, как поддерживать чью-то политику, Россия имеет право поинтересоваться эффективностью ее результатов. "Друзьям России", необремененным излишним чувством ответственности, надо уйти в прошлое".

Началась ревизия "друзей России" и существенный пересмотр их тактики. В 2005 году из четырех партий создали "Центр согласия" с "цивилизованным лицом" Нила Ушакова на первом плане, который отодвинул главную прежнюю ударную силу Кремля в Латвии — ЗаПЧЕЛ, включая и непревзойденного провокатора латышского гнева Татьяну Жданок, и посидевшего у руки Путина, "европейского", но политически импотентного Яниса Юрканса. Вместо постоянной этнической напряженности и политической конфронтации, которая оказалась совершенно неэффективным средством для восстановления кремлевского влияния, и протаскивания лояльных Москве политических формирований в структуры власти пришли "прагматизм" и "конструктивность". А также призывы "жить дружно", как любил повторять один из лидеров ЦС Янис Урбанович.

В 2005 году Колеров приехал в Ригу провозглашать новую дружбу и удостоился, в целом, доброжелательного интереса СМИ и политиков. Прежде всего за счет обещания, что Россия перед выборами 9-го Сейма больше не будет поддерживать "ни одну" политическую силу, то есть своего прежнего фаворита ЗаПЧЕЛ. И на выборах 2006 года ЗаПЧЕЛ действительно с трудом преодолел пятипроцентный барьер. Зато новое, по кремлевским меркам, достаточно ответственное объединение ЦС сразу получило 17 мест и начало путь в правительство Латвии.

Снова в окопах

Заявление Урбановича перед выборами 10-го Сейма "Я буду властью!" могло бы исполниться, если бы менее чем через год президент Валдис Затлерс не инициировал роспуск Сейма. Избиратели вышвырнули из политики бизнес-партнеров ЦС по власти Шкеле и Шлесерса и сократили депутатскую скамью "зеленых крестьян" Лембергса. А сам ЦС оказался настолько неловким получателем власти, что не сумел использовать даже готовность партии Затлерса и части "Единства" это допустить. После этого провала для удержания распадающегося электората пришлось принести на алтарь языкового референдума даже "умеренного" Ушакова. Однако его объединение в качестве проекта получения власти было списано.

И Колеров снова поспешил в Латвию. В июне его практически прямо из аэропорта на машине фракции ЦС отвезли в Латгалию — Даугавпилс и Ливаны, — которая в следующем году вместе с Ригой будет плацдармом промосковских сил на выборах. Затем в Риге он представил свою новую книгу с красноречивым названием "Пульсирование империи", в которой снова открыто представил страны Балтии как врагов России.

Среди слушателей Колерова в надежде пульсировали многие потенциальные кандидаты для политических конструкций Кремля — вместе с депутатами ЦС там были, например, организатор референдума по русскому языку Александр Гапоненко и регистратор партии Линдермана Илларион Гирс. А на почетном месте в первом ряду — госконтролер Ингуна Судраба, которая две недели назад участвовала также в конференции "Балтийского форума" в Юрмале.

Ни МИД, ни органы безопасности не сообщают, какие скрытые "действия" Колеров осуществлял в Латвии наряду с публичными. Однако БЗС весной заявило, что одна из парламентских партий получала деньги из-за границы, и лишило доступа к гостайне уже троих депутатов фракции ЦС. В марте МИД объявил нежелательными для Латвии лицами двух мастеров имперской идеологии Кремля, или "историков". Теперь же посольство России "глубоко удивлено" по поводу включения в "черный список" двух политтехнологов. Это удивление кажется наигранным, однако "впечатление, что мы как бы вернулись в эпоху холодной войны" хорошо характеризует нынешнее отношение России к соседним странам.

Время тактики "прагматичного конструктивизма" в отношениях Кремля — и не только с Латвией — закончилось. Лозунг старого нового президента Путина — "империю или ничего". Колеров — пешка в этой кремлевской политике неоимпериализма. Но его политическая биография была тесно связана с политическими проектами Кремля в Латвии. А сказанное сразу после решения МИДа о том, что Латвия "приближается к национальной катастрофе" — это, без сомнений, не только его личное пожелание, но и пожелание российских вождей. "Компетентные учреждения" в нашей стране и впредь без работы не останутся.

Перевод DELFI. Оригинал здесь

Delfi в Телеграме: Свежие новости Латвии для тех, у кого мало времени
Delfi временно отключил комментарии для того, чтобы ограничить кампанию по дезинформации.

Tags

Александр Гапоненко Бюро защиты Сатверсме Валдис Затлерс Владимир Путин Глеб Павловский Илларион Гирс Ингуна Судраба Нил Ушаков Полиция безопасности Татьяна Жданок Эдгар Ринкевич Янис Урбанович Янис Юрканс
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form