Александр Гильман. Что надо требовать от депутата
Foto: DELFI

Ныне действующий Сейм отличается от предыдущих тем, что активно занимается самовоспитанием: постоянно обсуждаются и периодически вводятся разные ограничения на депутатскую деятельность.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама

Обычно эти меры встречают горячую поддержку в обществе: дескать, давно пора призвать к порядку этих рвачей и бездельников. К сожалению, практического смысла они обычно не имеют.

Жена-помощница

Начну с нарушения, которое пытались устранить уже давно, даже штрафовали негодников, а они все не унимались. Речь о депутатах, принимавших на работу близких родственников. На этот раз вроде справедливость восторжествовала: даже самые упертые – знаменитый легионер Висвалдис Лацис – получили нагоняй и в помощники взяли тех, кто с ними не связан родственными узами. Например, жена депутата Янсона работает помощницей депутата Иванова, а дочь Иванова помогает Янсону – и никакого конфликта интересов...

Не спешите клеймить позором Иванова и Янсона, тем более, что это – образы собирательные. Давайте лучше подумаем, чего мы, налогоплательщики, требуем от своих избранников. Если мы считаем, что они пришли в Сейм с единственной целью пожить припеваючи четыре года на наши деньги, то семейственность действительно возмутительна: почему это все блага – одной семье? Пусть и другие члены общества получат немного халявных денег, хотя бы таких скромных, как зарплата помощника.

А вот если мы в святой наивности рассчитываем, что депутат собирается усовершенствовать законодательство – то пусть он уже сам решает, кто лучше сможет ему помочь в этой трудной работе. Какая разница, уйдут деньги жене или чужой тете – лишь бы польза от этого была нам, конкретным заказчикам депутатского труда.

В одной из дискуссий на эту тему журналист Кристиан Розенвалд сказал, что если бы был депутатом, то в помощники непременно взял бы своего отца, который для сына является абсолютным авторитетом во всех областях, а кроме того, еще и профессором политологии. Я все жду, что этот сценарий воплотится в жизнь – интересно, будут ли тогда говорить о конфликте интересов.

Тайно или явно

А вот эта коллизия совсем свежая. «Единство» предложило изменения в распорядок работы Сейма, чтобы выборы большинства должностных лиц проводились открытым, а не тайным голосованием. 17 февраля Сейм отверг эту идею.

Разумеется, формальная правда здесь на стороне противников нововведения. По персональному вопросу надо всегда голосовать закрыто. Потому что если ты проголосовал против авторитетного человека, а он все же избрался на важную должность, то он тебе этого не забудет. Сталин, к примеру, и при тайном голосовании умудрялся вычислять тех, кто голосовал против него и неукоснительно их расстреливал.

Вспомним, как было в счастливые времена нашей юности. Если кого-то и избирали – комитет комсомола или председателя колхоза - то всегда открыто, безальтернативно и единогласно. Стоило Горбачеву ввести тайное и альтернативное голосование, как сразу выяснилось, что очень многих из этих избранников народ уверенно прокатывает.

Но и «Единство» можно понять. Когда в прошлом году утверждали генерального прокурора, то Янис Майзитис был тайно забаллотирован. При этом более половины народных избранников на голубом глазу утверждали, что голосовали «за». Подозрение, что многим депутатам просто заплатили враги Майзитиса, опасавшиеся при нем сесть в тюрьму, является весьма обоснованным.

Так что, долой тайное голосование? Не спешите. Те немногие отважные люди, которые не скрывали своего негативного отношения к Майзитису, объясняли: он необъективен. Жуликов, связанных с некоторыми политическим кругами, преследует, а столь же наглых казнокрадов милует, если они присосались к правильной партии.

В данном случае неважно, насколько убедительны эти объяснения. Важно, что не все рискнули к ним присоединиться. А не рискнули, потому что накануне выборов прокурора СМИ – в первую очередь латышские телеканалы - нагнетали истерику: или Майзитис – или страшная пучина коррупции. Разумный вывод для депутата: если хочешь быть избран в следующий раз, то не признавайся, что ты – против Майзитиса. Кстати, насколько помню, критики Майзитиса в новый Сейм не попали.

А теперь поставьте себя на место богатого жулика, которому надо добиться выгодного для себя голосования. Если процесс происходит тайно, то он заплатит депутатам в розницу или купит партию в целом. Если будет введено открытое голосование, то придется покупать телевидение: там тоже есть люди, которым нужны деньги, и они обеспечат нужный результат. Какой вариант предпочтительнее? Оба хуже!

Языковая дубинка

И, на сладкое, самый шумный казус нынешнего Сейма – попытки лишить мандата Валерия Кравцова, который не говорит по-латышски.

Сразу скажу: пребывание г-на Кравцова в Сейме абсолютно бессмысленно. Его критики правы, когда говорят, что такой депутат получает зарплату ни за что. Аргументы, что Кравцов в отличие от своих оппонентов хорошо знает экономику, что с переводом ему помогут консультанты, что он о многих людях позаботился и вообще благородный человек, не выдерживают никакой критики.

Единственное назначение Сейма - принимать законы, а депутата – работать над законодательством. Разумеется, общение с избирателями тоже необходимо – в первую очередь, чтобы найти слабые места в этом законодательстве. Работа над законами происходит в комиссиях Сейма, куда чиновники приносят законопроекты. Надо определить, что в этом законе хорошо для твоих избирателей, а что плохо, и попытаться изменить его в правильном направлении.

Нет законов хороших или плохих для всех, потому что у разных групп людей разные интересы. Противоречат интересы русских и латышей, горожан и селян, рабочих и предпринимателей. Только депутат, который на заседании комиссии сумеет переубедить коллег из других фракций, да еще и так, чтобы они не поняли, где их обвели вокруг пальца, полезен своим избирателям, потому что, как правило, мнение комиссии утверждается Сеймом.

Проблема в том, что все обсуждения происходят в комиссии на латышском, и если ты не сможешь достаточно четко выразить свою точку зрения, то от тебя нет никакого толка, какие бы гениальные мысли ты не излагал. И консультанты с помощниками не спасут, потому что заранее не известно, в какую сторону пойдет дискуссия. И даже если бы в комиссии разрешили по-русски говорить, не спасло бы ситуации: обсуждается латышский текст, другие выступают на латышском, чужой язык хуже воспринимается... Так что до этого места противники Кравцова вполне убедительны.

Но если в Сейм придет глухой депутат – он тоже не сможет работать. И слепой: никто не будет переписывать законопроекты азбукой Брайля. А что делать с набитыми дураками, которые просто не способны понять, о чем речь - а они составляют немалый процент депутатского корпуса? Если быть последовательными, то надо при поступлении в депутаты серьезную медкомиссию учинить вкупе со строгим экзаменом не только по языку, а по жизни.

Но и это не выход: а кто будет решение принимать? Медицинско-экзаменационная комиссия? Значит, мнение народа побоку, а десяток чиновников будут решать, кто правит страной. Если коллеги-депутаты, как предлагается противниками Кравцова, то еще хуже: фракции Сейма конкурируют между собой. Следовательно, они заинтересованы, чтобы соперник был ослаблен, и выбиты будут самые толковые: машина голосования всегда найдет оправдание своим действиям.

* * *

Эти три казуса имеют одну общую черту. Бессмысленны попытки усовершенствовать систему, изначально порочную. Если в автомобиле нет мотора, то вряд ли стоит оснащать его ручками и оглоблями, чтобы было удобнее толкать сзади или запрягать лошадь. Если в парламенте собрались некомпетентные и нечестные депутаты, то бесперспективно пытаться с помощью мелких придирок заставить их работать. Ответ на поставленный в заголовке вопрос прост: а ничего не надо требовать. Дуракам и жуликам эффективно противостоять можно только одним методом: не избирать их. А если избрали – то мучиться и стараться поумнеть к следующим выборам.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form