Александр Гильман. Мы победили! Сами себя…
Foto: PantherMedia/Scanpix

Товарищи! Политическая ответственность, о необходимости которой так долго говорили большевики, совершилась! Правительство Домбровского низложено!

Я, конечно, не Ленин, но без большого количества восклицательных знаков обойтись трудно. Чаша народного терпения переполнена, корень зла определен, но кулаки больше не сжимаются в бессильной злобе. Враг повергнут и пребывает в беспомощности. Осталось выяснить, кто победитель.

Чем плохо наше правительство, знают все. Оно бестолково и коррумпировано, политики и чиновники думают только о себе, цинично забывая о народе, который производит все блага. Это утверждение бесспорно, но неполно.

Дело в том, что наше начальство не в силах воровать 24 часа в сутки круглый год. Оно вынуждено изредка думать о том, чтобы удержаться в должности. И тогда, не имея корыстной заинтересованности, оно благоразумно из многих решений выбирает то, которое поддерживает большинство народа. Если самим все равно, то почему бы не сделать, как люди просят?

Парадокс в том, что именно наши редкие победы над властью обходятся нам дороже всего. Спасает только забывчивость. Ничего, я напомню.
Вот в конце прошлого года мы достигли огромного успеха. Рассказ о нем начну с небольшого отступления.

Мы не знаем, чем кончится расследование, но нарисую весьма вероятную картину суда над виновниками золитудской трагедии. На скамье трое подсудимых. Стропальщик расположил огромный груз на небольшом пятачке крыши, он это сделал по глупости. Проектировщик из-за минутного затмения совершил ошибку в расчете прочности, он это сделал по рассеянности. Снабженец купил болты для стяжек дешевле, чем в проекте, и эти болты развинтились, он это сделал из жадности. Будут там, конечно, и их начальники, но сейчас не о том.
Прокурор в своей обвинительной речи подчеркивает разницу в степени вины: если первые двое стали преступниками неосознанно, то Снабженец знал, что нарушает, но понадеялся на авось. Он называет его убийцей. Какой ужас: из-за экономии в сотню-другую на многомиллионном объекте рисковать жизнями десятков людей! Для Снабженца требуют наиболее сурового наказания.

Снабженец напуган, он протестует и, не обращая внимания на знаки адвоката, в последнем слове оправдывается: да ведь это распространенная практика экономить, я всегда так делал — и ничего, и мои коллеги так же поступают, они еще больше экономят, ведь есть же запас прочности… Какой мерзавец, а? Суд ему впаяет, чтобы неповадно было.

Так вот, читатель, этот Снабженец — вы. По данным организации "Латвияс валстс цели" ежедневно 80 000 водителей превышают установленную на наших дорогах скорость в 90 км/час. В прошлом году было меньше — работали передвижные радары, нарушителей штрафовали. Народ возмущался, доказывал вредоносность этих радаров, их отменили. По мнению бывшего начальника Дорожной полиции Эдмунда Зивтиньша, цена вопроса — от 40 до 50 человеческих жизней. Почти как в "Максиме". И это правда: есть научные исследования, доказывающие прямую связь летальности автокатастроф со средней скоростью движения потока автомобилей.

Что вас еще роднит со Снабженцем: распространенность нарушения, его безнаказанность — в 99,99% случаев ничего не случается — и практическая бессмысленность: выигрыш во времени при наших небольших расстояниях столь же смехотворен, как экономия на болтах. С победой, друзья!

Это было в прошлом году, а в позапрошлом у нас было другое важное достижение. Известно, что Валдис Затлерс — подкаблучник, супруга им вертит, как хочет. Вот во время траура потащила на показ мод в Литву. Узнав об этом, мы поморщились — какое все же ничтожество было президентом страны еще недавно!

А в позапрошлом году эта вздорная тетка обиделась, что ей больше не быть госпожой президентшей, и велела мужу разогнать Сейм. Сказано — сделано. Проблема только, что у президента для этого полномочий недостаточно. Ничего — мы поможем! Конечно, глупая баба для нас куда больший авторитет, чем депутаты. За роспуск Сейма в разгар сезона отпусков проголосовали 650 518 граждан Латвии, 94,3% от принявших участие в референдуме.

Как мы им врезали! Неважно, что новый Сейм стал хуже прежнего: представительство крайних националистов почти удвоилось, они из оппозиции стали правящей партией, появилась беспомощная партия незадачливого экс-президента, от которой мы тут же отвернулись и принялись ее ругать. Главное — победа, а там — трава не расти.

Перейдем от побежденных политиков к непобедимым. Главный упрек правительству в связи с трагедией — ликвидация государственной строительной инспекции. Фактически же ее функции переданы самоуправлениям. В провинции нет ни средств, ни кадров на качественный контроль, для нее это решение может быть ошибочным.
Но у города Риги денег хватает. Если бы десятая доля финансирования, добавленного на дотации городскому транспорту, пошла на строительную инспекцию, то на рижских стройках эти инспектора бы вертелись целыми днями.

Но мудрый мэр свой народ знает. Подавляющее большинство его, по меткому определению Алвиса Херманиса, — "дамочки, готовые отдаться за трамвайный билет". Поэтому максимальные средства идут на трамваи.

Поймите правильно: на мой взгляд, в отставку не должен был уходить Домбровский и не должен уходить Ушаков. В данном случае связь тех или иных политических решений с трагедией столь отдаленная, что глупо следовать политкорректной европейской моде. Примерно так же нелепо выглядело, если бы политики публично сделали себе харакири. Чай, не самураи. У нас слишком мало толковых руководителей, чтобы ими раскидываться.

Я сейчас о другом. Примитивность отечественного избирателя буквально заставляет политиков инвестировать бюджетные средства туда, где они дают быструю отдачу на выборах. Бесплатный проезд ее дает, усиление инспекции — нет. Есть известное выражение: политик всегда думает о следующих выборах, государственный деятель — о будущих поколениях. У нас, задумавшись о будущих поколениях, из политики вылетаешь немедля.

С былыми успехами разобрались, попробуем оценить нынешний. Скоро выборы, тактически удобно перед ними не лезть в правительство, министров подобрать будет трудно. Партия реформ разваливается, она наверняка потеряет многих своих министров. Министр экономики Даниэл Павлютс уже подготовил поправки к новому закону о строительстве, который вступит в силу с 1 февраля. Его жареный петух клюнул, он мог бы успеть за два месяца их провести. Новому министру надо еще разбираться, значит, закон сначала будет работать в одной редакции, потом в другой. Порядка это точно не прибавит.

Министр образования Вячеслав Домбровский говорит: перевод детсадов, начальной и основной школы на латышский язык — через мой труп. Ему можно верить: у него самого дети в русской школе и садике. А если этот пост достанется националисту? Они будут добиваться именно этой должности.

Вообще усиление влияния националистов во власти неизбежно. В любом случае потеряет пост министр юстиции Янис Борданс. Пренеприятный тип, он, к счастью, разругался со своей партией и теперь разрушает коррупционную основу ее финансирования — систему администрирования неплатежеспособности. И эта работа коту под хвост. Зато мы победили!

Подведя печальные итоги победной поступи, стоит задуматься о том, как разорвать эту пиррову цепочку. Рецепт очень прост: надо умнеть. Я всегда диву даюсь, слушая, как беспомощны соотечественники в рассуждениях о политике. Причем это обычно состоявшиеся в профессии люди, зачастую освоившие сложнейшие знания самостоятельно, параллельно с работой и обремененные семьей. Разбирались хотя бы на том же уровне, как в футболе или поп-музыке — было бы совсем другое общество.

Зафиксируем: элита есть элита, мы в нее не попадем и ее не улучшим. Но элита не бывает хуже народа, она либо равна ему, либо лучше. Улучшить можно народ, если каждый начнет с себя.

Вот хотя бы пресловутое воровство. Разумеется, часть наворованного идет на особняки, лимузины, счета в заграничных банках. Но здесь рост не беспределен: декларации о доходах, газетные разоблачения, редкие аресты его ограничивают.

Поэтому большая часть украденного у нас направляется на наше охмурение. Хорошо, если 10% избирателей голосуют осознанно, и о них политики думают меньше всего, их слишком мало. А из остальных на кого-то влияют огромные портреты на улицах, на кого-то глупые слоганы по радио типа незабвенного брежневского "экономика должна быть экономной", на кого-то — передачи о мирной жизни начальства, и политики в телевизоре варят борщ или рассуждают о воспитании детей. Всю эту придурь изучают высокооплачиваемые политтехнологи, и огромные средства тратятся на то, чтобы порадовать народ тем, что ему мило. Так давайте все станем, как та умная десятая часть — и незачем будет у нас воровать.

Ведь это так просто: буквально с завтрашнего дня час в сутки уделять политике. После работы прилечь на диване не с детективом, а с газетой. В машине включить новости, а не музыку. В минуту отдыха не играть в компьютерные игры, а прочитать политический комментарий.

Конечно, можно всего этого не делать. И даже жить при этом беззаботно. Только тогда надо не ныть, какие плохие у нас власти, либо переехать куда-нибудь в Швейцарию, где мудрость народовластия за столетия дала свои плоды. Нам такое не грозит.

Tags

Алвис Херманис Александр Гильман Валдис Затлерс Вячеслав Домбровский Даниэл Павлютс Эдмунд Зивтиньш Янис Борданс

Comment Form