Начну с дурацкого, казалось бы, вопроса. Как вы думаете, пальто от Кардена будет теплее, чем сшитое из того же материала пальто от Юдашкина?

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама

На самом деле нелеп не вопрос, а реакция на него. Человечество изобрело одежду, чтобы прикрыть срам и согреть тело. В ходе прогресса этой сферы деятельности мы пришли к тому, что к произведениям самых известных в мире портных даже странно применить единственный имеющий практическое значение критерий. То есть прагматичное по своему замыслу ремесло превратилось во вполне отвлеченное искусство, которое загадочным образом привлекает массовое внимание.

Примерно то же происходит с политической рекламой. Есть у нас в Латвии свой Карден в этом деле — Эрик Стендзениекс. В день перед выборами он развесил повсюду плакаты. На плакатах знаменитый хоккеист Сандис Озолиньш стоит с фуфайкой, на которой его любимый восьмой номер и провозглашает "За лучший хоккей!". Имеется в виду, что увидевший это творение избиратель хлопнет себя по лбу и побежит голосовать "За лучшую Латвию", которая как раз и баллотируется под номером 8. И никто его не перехватит, потому что в последний день реклама запрещена.

Интересно, сколько голосов дала команде Шлесерса эта картина? Я подсчитал точно: ни одного. Потому что хитроумный знаток, умеющий разгадывать такие загадки, и так решит, за кого голосовать, а простодушному обывателю в лице подавляющего большинства такие шарады недоступны. Искусство в чистом виде, как на неделе высокой моды: все восхищаются, но никто ни за что не оденет.

Тем не менее все убеждены, что Стендзениекс — гений: это же надо до такого додуматься! Когда ему говорят, что несмотря на его титанические усилия, подопечная партия провалилась, он логично возражает — а без меня было бы еще хуже. Поэтому на следующих выборах кто-нибудь опять его наймет за огромные деньги, а он опять что-нибудь подобное изобретет.

А мне, честно говоря, жалко людей, играющих в эти нелепые игры. Причем с обеих сторон: и политиков, самозабвенно рассуждающих, как себя любимых подать — поверьте, этого животрепещущего вопроса касается 9 из 10 политических дискуссий,- и избирателей, охотно ведущихся на подобную чепуху.

Приятель, весьма энергично работавший в Сейме, а сейчас потерявший мандат, показал мне свою зажигалку: "Привет от сменщика, перед выборами на Привокзальной площади раздавали…" На зажигалке было написано имя Игоря Мельникова — безвестного кандидата в депутаты от "Согласия", поднявшегося с 30-го места в списке на 10-е по плюсикам и прошедшего в парламент. Он еще троллейбусы украсил своим портретом с глубокомысленной надписью "За такую ли жизнь вы голосовали 4 года назад?". Действительно, обидно за моего друга — он там над законопроектами корпел, а достаточно было на зажигалках свое имя накорябать…

В политической среде принято считать, что пиарщики — это чудотворцы, способные втюхать избирателю любого дурачка или жулика, лишь бы у того денег хватило. Получается довольно нелепая картина. Депутат должен 4 года воровать, рискуя тюрьмой и подрывая репутацию. Потом все нажитое он бухает в избирательную кампанию, пиарщики титаническими усилиями лепят из него героя. Он избирается, и не теряя ни минуты, принимается хапать — не за горами выборы, опять деньги понадобятся…

Простите за наивный вопрос — не дешевле ли вложиться в собственное доброе имя и сэкономить на рекламе? В новом Сейме будут работать два брата Рубикса — а они не раздавали на халяву зажигалки. Старший, Артур, уже провел там 4 года и ничем себя не проявил. Их папа заседает в Европарламенте, хотя не знает ни одного языка и безнадежно отстал от современных реалий. А все потому, что два десятилетия назад Альфред Петрович повел себя принципиально и не отрекся от своих идеалов, за что несправедливо был посажен в тюрьму. Вот что значит репутация — она двадцать лет работает на тебя, заодно одаривая и ничем не заслуживших такого счастья сыновей!

Между тем в старых демократиях значительная часть избирателей не нуждается ни в какой рекламе. Люди из поколения в поколение голосуют за одну партию, хотя и поругивают ее по-свойски. Приятель–израильтянин — поклонник "Ликуда". Все просто: в 1923 году приехал в Ригу основатель партии Жаботинский и очаровал местных сионистов. Лет через пятнадцать в ячейку вступил отец моего друга, потом, уже в Израиле — он сам, теперь и дети подросли…

А вы никогда не слышали, что в таком-то штате США республиканцы у власти аж со времен Авраама Линкольна, а другой — вотчина демократов? И в Англии, где мажоритарная система, партии столетиями сохраняют за собой округа. Конечно, и партии дорожат такими верными избирателями, по крайней мере не так нагло обманывают их, как у нас. Свои стендзениексы есть повсюду, но они ориентированы на незрелое меньшинство, а не все общество в целом, как в Латвии.

Во всесилии рекламщиков виноваты не только те, чей голос можно купить за зажигалку. Во время предвыборной кампании множество живо интересующихся ходом дела знакомых расказывало мне, как ловко сражал в дебатах своими ответами конкурентов Х и как беспомощно выглядел при этом У. Ребята, зачем вы вообще теряете время на эту чепуху? И Х и У крепко подковали перед дискуссией пиарщики, у первого просто память получше. Вы бы их год назад послушали, когда дурь каждого всем была видна…

Не понимаю, почему продвинутый избиратель ведет себя как студент перед сессией, стремясь за месяц впихать в себя как можно больше политики. Я так в это время вообще к телевизору мало подхожу. Куда продуктивнее и экономнее с точки зрения потраченного времени составить представление об этих политиках заранее, пока они о выборах не думают и ведут себя естественно.

И еще неправильно создавать ажиотаж вокруг участия в выборах. Когда политики призывают непременно идти голосовать, они имеют в виду — "проголосуй за меня", и это понятно. Но когда человека тащит на выборы сосед или друг, когда раздаются нелепые идеи о штрафе за неисполнение почетного долга, то это опасно. Голосование, как любой политический акт, требует хоть какой-то компетентности. Тащить на выборы того, кто идти не хочет и за кого голосовать, не знает, — значит, поощрять тех кандидатов, у кого много зажигалок.

Предвыборная реклама — несомненное зло, серьезно искажающее демократический процесс. Но это зло неизбежное, как алкоголь. Так же как водка, она поглощает много денег, вызывает привыкание и дает своеобразное удовольствие от лицезрения талантливых находок остроумных людей. Но так же, как в случае с водкой, лучше сократить ее влияние на себя — и для партии, и для конкретного избирателя. И самый разумный подход — настороженно относиться к активно рекламирующей себя партии, какими бы привлекательными не казались ее идеи: каждое слово стоит денег, и просто так их никто политикам не даст.

После каждых выборов предпринимаются попытки законодательно уменьшить всесилие рекламы какими-то ограничениями объемов пожертвований. Назойливые общественники разоблачают злостных нарушителей, рекламирующих себя из-под прилавка.

На мой взгляд, это столь же пустая затея, как запрет торговать спиртным по ночам: страждущие всегда найдут зелье на "точке". Кроме того, запреты противоречат правам человека. Если я считаю, что Домбровский, Шлесерс или Урбанович — гении, то никто не может запретить прокричать об этом по всем телеканалам. Но разумный человек относится к этой рекламе снисходительно, как к пьяной болтовне.

А во второй части статьи я постараюсь отделить зерна от плевел — разграничить те итоги выборов, которые стали плодом хитрого навешивания лапши на уши, от реальной борьбы идей, тщательно скрытой под шелухой рекламы.

Delfi в Телеграме: Свежие новости Латвии для тех, у кого мало времени
Delfi временно отключил комментарии для того, чтобы ограничить кампанию по дезинформации.
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form