Каковы причины погромов 13 января и насколько обоснованным и эффективным было их предотвращение? Есть ли у президента четкие критерии и варианты того, что должно произойти до 31 марта? Может ли правящая коалиция предложить свой план действий на ближайшее время? Есть ли у оппозиции полноценные альтернативные предложения? Вот лишь некоторые вопросы, на которые сегодня нужно найти ответы, после всего, что в эти дни случилось на улицах и в политике, а также ранее — в экономике. Дебаты Kas notiek Latvijā? вчера дали несколько диагнозов и несколько версий в направлении ответов.

Сначала о том, что произошло на улицах. Масс-медиа, в том числе редакция KNL, интернет-пространство переполнены визуальными и текстовыми свидетельствами и оценками произошедшего. Как всегда, чем меньше информации, тем больше слухов, спекуляций и подозрений. Поэтому любое правительство должно не бросаться поспешными политическими заявлениями, а способствовать максимально полноценному расследованию. Один уровень — это расследование уголовных или административных дел, другой уровень — это действия вооруженных госструктур и их политического руководства в связи с действиями организаторов акции протеста на Домской площади. Поэтому вполне адекватны призывы к чрезвыйчаному расследованию этого чрезвычайного события, включая парламентскую комиссию по расследованию. Правда, оппозиционные политики, по крайней мере, в кулуарах из-за некоторых плохих прецедентов пытаются списать эти меры как бессмысленные.

В то же время, хотя нужно во всем разобраться, речь все же идет о прошлом, пусть и недавнем. В настоящем сохранился идейный «привкус». Здесь я не говорю о пьяных или возможных провокаторах, а о тех, кто в отчаянии с чистой совестью сменил плакаты на булыжники, и о тех, кто их частично осуждает, но все же понимает и морально поддерживает.

Настроение многих людей напоминает времена баррикад. Глупо проводить прямые параллели с баррикадами 13 января, которые имели место 19 лет назад, ведь так буквально история не повторяется. В то же время, речь по сути снова идет о чрезвычайных мерах по решению государственно важных вопросов. Важно помнить, что, хотя физические действия происходили на улицах и во имя совести, одновременно имелись и продуманные и контролируемые решения в кабинетах Народного фронта, различных штабов и учреждений. Стоит отметить, что авторы решений даже против воли пытались поддерживать диалог со своими злейшими оппонентами в структурах Интерфронта и советской армии.

Что же происходит с разумом и совестью сейчас? Мы, если не достигли, то сильно приблизились к стадии, когда «низы» сыты по горло, а «верхи» живут в параллельном мире, откуда нельзя увидеть, что происходит с «низами».

Ультиматум Валдиса Затлерса Сейму и правительству, конечно, хирургически вырезает этот нарыв, который частично прорвало вечером 13 января. И все же, президент немного напоминает лидеров Компартии Латвии во времена Атмоды, которые постепенно присоединялись к народным движениям, что, конечно, противоречило представлениям центрального Политбюро. Хотя многие сейчас хвалят Затлерса за его заявление, ситуация еще слишком далека от разрешения. Возвращаясь к классике, президент вынес на политическую сцену ружье, которому придется выстрелить. Но в этом ружье только один патрон. Трудно сказать, есть ли в нем «серебряная пуля». Ультиматум Затлерса посвящен отношениям между позицией и оппозицией в действующем политическом спектре. Если же выбор новых представителей народа будет проходить в нынешних или похожих условиях, то спектр вряд ли изменится.

Действия многих неправительственных организаций, которые поддержали акцию на Домской площади, но дистанцировались от конкретной партии, доказывают известный тезис, что подавляющее большинство общества не доверяет ни позиции, ни оппозиции. Политики правящей коалиции, очевидно, не осознают, что без самокритики, уступок и с деффективной, высокомерной коммуникацией с обществом, они не могут рассчитывать на поддержку даже самого лучшего плана по преодолению кризиса. В то же время, оппозиция, накануне выборов зараженная бунтарством, бациллой популизма и стремлением измываться над политическими трупами, без согласованной и полноценной позиции, без убедительных альтернативных планов действий и кандидатов в министры представляется своего рода меньшим злом.

О четвертой Атмоде и народном движении сейчас говорят не только авторы анонимных провокационных призывов, но и многие ответственные люди. Они говорят о проявлении разума и совести, а не только эмоций. О форме частичного самоуправления. Государственные решения наболевших проблем не могут быть особенно приятными. Однако без поддержки «неполитиков» их можно считать мертворожденными. Ультиматум президента не открывает двери перед обществом. Одного создания структур по надзору за международным займом явно недостаточно. Хотя формально уже сама идея ультиматума является почти антиконституционной. И все же, почему бы «мозговым штурмам» непартийных неполитиков не стать идейным двигателем при определении стратегических планов государства и постепенном преодолении политического, экономического и прочих кризисов? Для этого есть и круглые столы, и форумы, и комиссии, и советы (стратегические, а не госпредприятий) и так далее. Это можно использовать независимо от того, состоятся ли досрочные выборы. А возможно, именно для этого следует использовать именно выборы. И не нужно сносить баррикады. Достаточно объединить разум и совесть.

Перевод — DELFI. Оригинал здесь

Source

Заметили ошибку?
Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter!

Comment Form