Дайнис Лемешонокс. Битье посуды во имя согласия
Foto: PantherMedia/Scanpix

Совершенно бессмысленный, раздутый по чисто политиканским причинам, референдум о введении двуязычия стал суровой реальностью. И теперь мне не остается ничего другого, как попытаться найти в этом что-то по возможности положительное.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама

Возможно, латвийскому обществу пошла бы на пользу резкая и брутальная разрядка напряжения, копившегося уже долгое время? Знаете ли, эдакое выяснение национальных отношений в "лучших традициях" семейных скандалов, когда бьют посуду и выкрикивают все тщательно копившееся отвращение.

Нередко эмоциональное "метание молний" приводит к толковым последствиям, и это не всегда разводы. Выкричавшись, супруги успокаиваются, признают, что друг друга нельзя вылепить по своему вкусу, преодолевают разочарование по поводу угаснувшей страсти и рутины совместной жизни. Они принимают суровую реальность и стараются разумно прожить оставшуюся часть жизни. (Конечно, многим такое сравнение кажется абсурдным и даже преступным, ведь двухобщинное общество в Латвии не возникло как результат свободной воли нации. И все же, если прислушаться к ссоре задиристых супругов, не возникает ли впечатление, что та или иная сторона считает, будто ее заманили в брак хитростью или — кто знает — даже силой?).

А вдруг основательная ссора поможет чисто психотерапевтически? Чтобы удивленные "ваньки" узнали о себе все неприятное и обидное, что десятилетиями накапливалось в умах "гансов", чтобы они поняли, что водка, вобла и частушки от ВВФ — это еще цветочки? Возможно, у многих русскоязычных развеялись бы советские иллюзии о том, что "простые латыши не против русских, нас сплотило общее прошлое, и лишь противные политики раскалывают народ и разжигают национализм". Так же полезно латышской публике было бы осознать, что мы в глазах нелатышей не такие уж культурные, возвышенные, духовные, европейские, восхитительные и завидные. К тому же, вываливание накопившейся коммунально-гражданской желчи помогло бы нам/им узнать много нового и важного не только про "этих там", но и про самих себя. После того, как нация от всего сердца разрядится в карнавале взаимного оплевывания, в один момент установится всеобщий катарсис с последующей разрядкой и навязчивыми мыслями — что делать дальше? Продолжать наращивать "температуру" взаимной ненависти до логического распада общества или все же взять себя в руки, вытереть друг другу плевки и попытаться как-то уживаться, понимать друг друга и дружить, не лелея иллюзии и предрассудки про "этих там"?

Однако, скорее всего, в "сухом остатке" после референдума общество, к сожалению, не получит даже терапии злости. Потому что мы, латыши, не только не готовы начать пресловутый диалог, но даже ссору. К тому же, я чувствую, что хотя правительственные партии и их союзники пытаются разжечь в народе священный гнев, ответное голосование будет весьма прохладным. Поэтому "совесть нации" и все, кто побуждают латышей "встать, пойти и показать этим там", могут молиться боженьке, чтобы мороз сохранился и 18 февраля. Это хотя бы поможет обосновать низкую активность. На самом деле, это пошло бы всем на пользу, потому что правительству пришлось бы понять, что людей гораздо больше волнует убывающее благополучие своей семьи и опасность второй волны глобального экономического кризиса, а не спекуляции политиканов. (Уважаемый мною руководитель SKDS Арнис Кактиньш придерживается противоположного мнения и ожидает большую активность по защите языка, потому что политическая элита едина в своей настойчивости. Но на этот раз моя интуиция совершенно глуха к его логическим аргументам).

Референдум — это лишь игра в духе Макиавелли, в которой с энтузиазмом участвует правительственная коалиция, потому что "защищать латышскость" проще, чем обеспечивать развитие экономики и/или гармонизировать латвийскую нацию. Никакая "победа" при голосовании невозможна. Мне также трудно представить, чтобы латышское большинство было настолько наивным, чтобы поверить, будто 18 февраля — это последний рывок в борьбе за латышскую Латвию, и уже на следующее утро солнышко осветит нашу землю, "очищенную от славянских сорняков". Даже если "миллион" скажет "нет" проекту о двуязычии, что это реально изменит для Латвии? Неужели русские/русскоязычные из-за этого куда-то исчезнут, как по мановению волшебной палочки? А может, они устыдятся и начнут все как один говорить на государственном языке? Посрамленный Владимир Линдерман от стыда выпьет яду или хотя бы сбежит в Россию? "Центр согласия" заявит о самоликвидации, а Ушаков собственноручно повесит цепь рижского градоначальника на шею Эдгара Яунупса? Латвийские телеканалы больше не будут показывать российские сериалы и юмористические шоу? А может, хотя бы сами латыши отважатся и все как один начнут всегда, везде и со всеми говорить на своем языке? Вряд ли.

Но любой результат 18 февраля мобилизует всех, кто начал кампанию референдума и участвовал в ней с явной целью — спекулировать на фобиях латышей, добиться передела власти и покончить с "этнической монополией" в правительстве. Еще не состоявшийся референдум уже подтверждает, что сильная оппозиция с мобилизованным кругом сторонников способна только при помощи политических средств успешно отравить жизнь власти и латышскому большинству — "Вы хотели нас игнорировать, а мы заставили вас с нами считаться и показать страх!". У левого объединения "Центр согласия" найдутся и другие законные и конституционные средства, чтобы без массовых манифестаций и уличных беспорядков (потому что одни могут быстро перерасти в другие) умело подогревать политический кризис. Иногда для пущего эффекта можно выпустить на первый план Линдермана и Ко или других зиц-лидеров (которые наслаждаются "15 минутами славы" и трепетом латышской публики, делая вид, что не замечают свою однодневность). Но им придется исчезнуть со сцены вместе с идеей двуязычия и всеми пугалами для латышей, как только/если будет достигнута договоренность о создании правительства примирения. Главной задачей его плана действий непременно будет укрепление латышскости.

Теоретически манипуляции левых могут привести к тому, что кризис разрешится, если правые партии допустят фатальную ошибку и действительно начнут ограничивать конституционные права граждан во имя "латышской Латвии", если они пойдут на политические репрессии (запрет нелояльных партий, лишение парламентских мандатов, роспуск самоуправлений и т.д.). Но, скорее всего, они, скрепя зубами, прекратят соревнование по запугиванию латышей и сядут за стол переговоров с наиболее представительными политическими лидерами русскоязычных или левоориентированных граждан. Латвия может выбрать либо удушение демократии, водометы и "запрет на профессии", либо власть закона, поиски компромисса и "русских министров". Для нашего общества нет другого выхода из нынешнего тупика, но мы вряд ли осмелимся это понять без основательного "битья посуды".

Перевод DELFI. Оригинал здесь

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form