Дмитрий Верхотуров. Для чего ведутся разговоры о "советской оккупации" в Латвии?
Foto: stock.xchng

Имя депутата Европейского парламента от Латвии Инесе Вайдере, благодаря ее бурной деятельности по борьбе с "тоталитарным прошлым", часто появляется в средствах массовой информации.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама

Один из последних ее подвигов на этом поприще стал феноменальный скандал в самом Европейском парламенте, когда она с группой других депутатов от Румынии, Венгрии и Словакии, попыталась осудить выставку в здании Европарламента, организованную одной из европейских компартий. В заявлении на имя председателя Европарламента, подготовленном от их имени, говорится: "размещение серпа, молота и другой символики тоталитарных режимов в европейском учреждении не только противоречит европейским ценностям, но и является неуважением к жертвам этих режимов".

Другие депутаты, раздраженные настойчивой пропагандой идеи приравнивания коммунизма к нацизму, тут же припомнили самой Инесе Вайдере, что она с 1977 по 1990 год состояла в Компартии Латвии. "И я не уверен: или это их психологический прием, призванный добиться прощения, или это просто чистый оппортунизм", — заявил вице-президент Европарламента от Испании Мигель Анхель Мартинес-Мартинес. Да, если кто-то осуждает коммунизм, имея в своей собственной биографии членство в компартии, то такой критик должен начать с объяснения, почему он изменил свое мировоззрение, и попросить прощения за членство в осуждаемой партии. Насколько известно, Инесе Вайдере в своем коммунистическом прошлом не каялась, что и дает основание думать, что нынешние ее нападки на советскую символику действительно представляют собой чистый оппортунизм.

Нападки на коммунистическую идеологию были бы личным делом госпожи Вайдере, если бы они не переводились в политическую плоскость. Так, в декабре 2013 года, на конференции "Латвийская промышленность до и после независимости", состоявшейся в Риге, Вайдере потребовала от России компенсации "за ущерб от советской оккупации". "Если даже Россия не заплатит, счет будет существовать до тех пор, пока она, возможно, все-таки заплатит. Каждый из нас надеется, что Россия станет демократической, развитой страной, которая сумеет дистанцироваться от своего прошлого, которая будет говорить о прошлом открыто, признает вину и попросит прощения", — пояснила Вайдере.

Эта конференция, по идее, должна была констатировать провал экономической политики независимой Латвии и ее поражение в промышленной сфере. За все годы независимости Латвия едва-едва сумела дотянуться до уровня 1990 года. Основываясь на данных латвийской же экономической статистики, можно определить объем ВВП ЛатССР в 1990 году в 13,9 млрд. латов в ценах 2010 года, тогда как объем ВВП Латвии в 2010 году составил 12,7 млрд. латов, то есть на 9,2% ниже, чем уровень 1990 года. Самое низкое падение уровня ВВП было в 1995 году, до уровня 6,8 млрд. латов в ценах 2010 года, то есть более чем вполовину от уровня 1990 года. Уровень промышленного производства в 2010 году составлял примерно 30% от уровня 1989 года.

При таких данных, основной темой конференции по промышленности должна быть тема деиндустриализации Латвии в годы независимости. Но на конференции говорилось о том, какая была плохая промышленность в советской Латвии: "Для ВЭФ, на котором трудились около 20 000 рабочих, военный заказ составлял до 80%", — заявил историк Илгонис Упмалис.

Хорошо, VEF — детище Александра Типайниса, переживший Вторую мировую войну, полный демонтаж оборудования немцами и взрыв цехов, производил в советские годы военное оборудование. Но так у вас-то теперь и того нет. Нет больше в Латвии того самого знаменитого завода, который экспортировал свою продукцию в 42 страны мира, внес огромный вклад в радиофикацию всего Советского Союза. Завод производил прекрасные радиоприемники, и одна из последних версий шестиполосного радиоприемника, даже после падения и с расколотым корпусом, бодро продолжала принимать в Сибири вьетнамские и японские радиопередачи.

Этот завод мог бы стать алмазом мировой радиоэлектронной промышленности, чем-то вроде финской Nokia, у него для этого были и технологии, и работники, и КБ, и заводские традиции. Независимая Латвия завод прикончила, разделив его на шесть фирм, и теперь корпуса завода сдаются в аренду фирмам, часть территории занимает торгово-развлекательный комплекс. 

Самое интересное, что подобный процесс деиндустриализации Латвии при независимости происходит не в первый раз. До революции в Латвии развивалась крупная промышленность. Достаточно только перечислить главные заводы: "Русско-Балтийский вагонный завод" в Риге, производитель автомобилей "Руссо-Балт" и бомбардировщиков "Илья Муромец", вагоностроительный завод "Феникс", велосипедный завод Лейтнера, шинный завод "Проводник" и другие. Как только Латвия стала независимой, начался упадок промышленности, очень похожий на упадок промышленности в постсоветской Латвии.

Численность рабочих упала с 94 тысяч в 1914 году до 60 тысяч в 1936 году, фабрики и заводы измельчали (в 1914 году в среднем на предприятие — 270 человек, в 1935 году — 3,4 человека), превратившись, по сути дела, в ремесленные мастерские. Знаменитая Кренгольмская мануфактура, производившая ткани, на которой в 1913 году работало 14 тысяч человек, в 1938 году работало всего лишь 1800 человек. Это повлекло за собой падение грузооборота на железной дороге (в 22 раза в 1937 году по сравнению в 1913 годом), падение грузооборота портов (в 4 раза по сравнению с 1913 годом), и даже падение численности населения крупных городов. Например, население Риги сократилось с 520 тысяч человек в 1914 году до 385 тысяч человек в 1935 году.

В чем причина? Во-первых, в разрыве экономических связей с Россией, которая давала рынок сбыта для промышленной и сельскохозяйственной продукции, а также большой транзит товаров через порты. Во-вторых, в политике правительства независимой Латвии, осознанно превратившей страну в аграрный придаток Великобритании и Германии, проводившей политику "данизации", то есть развития экспортного животноводства, как в Дании. В межвоенной Латвии это удалось, 2/3 населения работали в аграрном секторе, а вклад сельского хозяйства в ВВП превышал все остальные отрасли, вместе взятые.

Независимость Латвии в 1990-е годы строилась похожими методами, тоже сопровождалась деиндустриализацией и настоящим разгромом в промышленности (уровень 30% от 1990 года — это именно что разгром), но было и важное отличие — в современной Латвии разгромили не только промышленность, но и сельское хозяйство, которое упало до уровня 50% от 1990 года. Творцы экономики независимой Латвии считали, что республику вытянут банковский сектор и сфера услуг, а также помощь Евросоюза. Однако, реальные итоги независимого экономического развития оказались далеки от их ожиданий, и оказались на удивление похожими на результаты независимости Латвии в межвоенный период.

Конечно, националистически настроенные латыши статей с подобными выкладками (которых уже немало опубликовано в Интернете) стараются не читать и не замечать. Нетрудно понять причину такого невнимания, поскольку из этих выкладок можно сделать вывод, что латыши неспособны к независимости и это, конечно, очень многих не устраивает и заставляет отвергать даже верные данные, показывающие провал экономической политики независимости.

Однако же, дело состоит вовсе не в неспособности латышей к государственной независимости, а в том, что она строится явно неправильными методами, которые уже дважды доказали свою несостоятельность. Весь материал по экономической истории Латвии за последние 150 лет показывает, что ключ к процветанию республики заключался в создании тесных экономических связей с Россией, вхождении в кооперацию с российскими предприятиями, производство на российский рынок сбыта. Это и очевидно, российский рынок настолько огромен, что на нем можно сбыть все, что в Латвии производится. В обмен, Россия может обеспечить все латвийские потребности в энергоносителях и сырье. Да, исторически так сложилось, что эти экономические связи создавались в те периоды, когда Латвия входила в состав Российской Империи или СССР. Однако же, это не повод повторять ошибки правительства межвоенной Латвии и пытаться строить независимость вопреки национальным интересам путем разрубания связей с Россией.

С этой точки зрения становится совершенно понятны причины всех разговоров по поводу "советской оккупации" и "приравнивания коммунизма к нацизму", которые ведутся в Латвии, в том числе и Инесе Вайдере. С фактической стороны, разговоры о т.н. "советской оккупации" есть полный абсурд, ибо настоящие оккупанты грабят оккупированную страну, а не развивают. Это не так трудно доказать на примере гитлеровской оккупации Франции, Польши или Украины во время Второй мировой войны. Например, гитлеровцы только на Украине разграбили 27,9 тысяч колхозов, 929 совхозов и 1300 МТС. В зоне оккупации было вывезено в Германию или уничтожено 143,8 тыясч тракторов и 49,1 тысяч комбайнов. Взамен гитлеровцы прислали миллион серпов и заставили крестьян вскапывать поля лопатой или вспахивать плугом, который тянули люди. Как итог, в 1942 году на Украине был собран урожай в 25% от довоенного уровня.

Вот это настоящая оккупация и ее последствия. Для сравнения, в Латвийской ССР с 1945 по 1985 год уровень промышленного производства вырос в 47 раз, объем сельскохозяйственного производства вырос в 1,5 раза, было построено 216 крупных промышленных предприятий и вложено в основные фонды республики 37,9 млрд. советских рублей. Надо ли говорить, что это было результатом интенсивного экономического развития ЛатССР, и это ни при какой погоде нельзя назвать "оккупацией"?

Инесе Вайдере, как человек с хорошим, еще советским, образованием, все это прекрасно знает, как и понимает отличия настоящей оккупация от вымышленной. И ее единомышленники это тоже знают и понимают. Но есть причина, которая заставляет их впадать в истерику, требовать запрещения советской символики и приравнения коммунизма к нацизму, а также с воплями отрицать очевидные факты.

Эта причина состоит в том, что их политика (тут имеются в виду правящие круги Латвии в широком смысле, к которым принадлежит и сама госпожа Вайдере), проводимая в течение более чем 20 лет, потерпела жалкий провал. Независимая Латвия не стала богаче и зажиточнее Латвийской ССР. Но признать они этого не могут, потому что в этом случае им придется расстаться с властью, признать свой провал для этих кругов означает политическое самоубийство.

Далее, эти круги, к которым принадлежит госпожа Вайдере, прекрасно понимают, что "советское наследство" они в значительной части проели и бездарно растранжирили, и Латвия лишилась возможности для дальнейшего экономического развития. Латвия не имеет ни запасов нефти и газа, ни другого сырья, на продаже которого можно было бы выстроить модернизацию. Наоборот, закупка энергоносителей и сырья — это расходная статья латвийской внешней торговли. Можно было бы торговать товарами, сводя баланс расходов на сырье и доходов от продажи товаров с прибылью, и понемногу богатеть накоплениями, но промышленность и сельское хозяйство разрушены в угаре "евроинтеграции". Чтобы ее отстроить вновь, нужны инвестиции, но в таких количествах, сколько в Латвию привлечь нереально. И в долг такую сумму никто не даст, и так Латвия уже должна 40,7 млрд. долларов или 157% ВВП. Они прекрасно понимают тупиковость ситуации, но не находят выхода, и это приводит их в состояние паники и истерики.

Теперь каждый может понять, почему Вайдере требует компенсаций, да еще без срока давности. В обрисованных условиях это очевидно. Это не более чем попытка ограбить Россию, и на эти "компенсационные" средства построить свое благополучие. "Компенсации" в результате всех подсчетов составили 232 млрд. лат. Если принять расчетный курс советского рубля к лату 2010 года как 0,78 : 1, то сумма "компенсации" составит в советских рублях 180,9 млрд. рублей или в 4,7 раза больше, чем в ЛатССР было вложено с 1945 по 1985 год. От этих перспектив у них явно кружится голова, потому что в случае успеха этого начинания госпожа Вайдере и ее единомышленники будут говорить об "экономическом успехе" Латвии, и упрочат тем самым свое политическое положение.

Правда, однако, состоит в том, что Россия никаких "компенсаций" платить не будет, из чего следует, что рано или поздно Вайдере и ее единомышленникам придется нести ответственность за экономический провал независимой Латвии. Не перед Россией, а перед собственным народом.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form