Эльдар Мамедов. Путин в Сирии — шанс на перезагрузку?
Foto: Из личного архива

Активное военное вмешательство России в сирийский конфликт вызвало шквал комментариев со стороны западных политиков и СМИ. Президент США Барак Обама предупредил Россию, что попытки спасти "тирана" Ассада приведут лишь к тому, что Москва увязнет в Сирии, не достигнув своих целей. Балтийские лидеры, со свойственной им прямолинейностью, видят в действиях России лишь имперские комплексы и солидарность с диктаторами. Пальму первенства в анти-российской риторике, как обычно, держит президент Литвы Далия Грибаускайте, охарактеризовавшая речь Владимира Путина в ООН как "нео-сталинистскую". Министр иностранных дел Латвии Эдгарс Ринкевичс ограничился напоминанием, что Украина не может стать "разменной картой" в попытках заручиться поддержкой Москвы в Сирии и санкции против России должны продолжаться. Общий тон комментариев в западной прессе и мозговых центрах варьируется от скептического до гневно-осуждающего.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама

Если, однако, оставить в стороне риторическую шелуху, то вырисовывается совсем другая картина. В заявлениях того же Обамы, несмотря на привычные залпы в сторону Путина и Ассада, четко прослеживается намерение не противодействовать России. Еще конкретнее высказывается госсекретарь США Джон Керри: если раньше Вашингтон категорически настаивал на уходе Башара Ассада как условии политического урегулирования, то теперь США допускают, что он мог бы остаться у власти на какое-то время, а судьбу Сирии, в конечном итоге, должен решать сирийский народ. После переговоров на прошлой неделе с министром иностранных дел России Сергеем Лавровым Керри пошел еще дальше, заявив, что Сирия должна оставаться единым и светским государством. Малозамеченное, но крайне важное указание на светскость выбивает почву из-под ног не только "Исламского Государства" (ИГИЛа), но и других джихадистских и исламистских группировок и их покровителей в Турции, Саудовской Аравии, Катаре и ОАЭ.

Это серьезный поворот в американской политике, т.к. до недавнего времени американцы возлагали надежды на так называемых "умеренных повстанцев", способных воевать одновременно и против ИГИЛа, и против режима Ассада. Однако стоившая 42 миллиона долларов программа ЦРУ по обучению и вооружению "умеренных повстанцев" обернулась колоссальным фиаско — удалось завербовать всего около 70 человек, часть которых по прибытии в Сирию была немедленно уничтожена джихадистами, а другая к ним примкнула. Таким образом, Вашингтон оказался перед выбором: либо делать ставку на боеспособных, но связанных с Аль-Кайдой анти-ассадовских повстанцев, либо не мешать России "зачищать" экстремистов и взять на себя инициативу на стадии политического урегулирования.

Открыто поддерживать Аль-Кайду американцы не станут, тем более ценой превращения Сирии в арену американо-российского военного противостояния. Поэтому приходится смириться с действиями России, на что и указывает реальная, а не риторическая политика администрации Обамы. Но что именно делает Россия в Сирии? Насколько обоснованны обвинения, что Москву заботит лишь выживание ее клиента на Ближнем Востоке — диктатора Ассада, а не борьба с ИГИЛом?

Москва никогда не скрывала логики, которой она руководствуется, помогая Ассаду. Как показывает опыт западных интервенций в Ираке и Ливии, свержение ставших неугодными диктаторов без тщательно подготовленного демократического транзита приводит к слому всей государственной системы. Образующийся вакуум власти заполняют вооруженные экстремисты, что приводит к гражданским войнам, терроризму и волнам беженцев в Европу. Как сказал Путин в недавнем интервью американскому журналисту Чарли Роузу, предотвратить такой коллапс сирийской государственности и есть главная мотивация российских действий. Стоит заметить, что для России это также и вопрос собственной национальной безопасности. Ведь от Сирии до северного Кавказа всего около тысячи километров. Дагестан стал центром активности салафитских группировок, в идеологическом плане ничем ме отличающихся от ИГИЛа. А так называемый "кавказский эмират" уже присягнул на верность "халифу" ИГИЛа Аль-Багдади. По официальным данным, около 2000 россиян примкнули к "джихаду" в Сирии и Ираке. На самом деле, эта цифра, вероятно, как минимум вдвое выше.

Что касается обвинения, что Россия бомбит не ИГИЛ, а умеренных повстанцев, сражающихся с Асадом и ИГИЛом, то, во-первых, Россия никогда и не обещала, что ее единственной мишенью будет ИГИЛ. Наоборот, и Путин, и Лавров неоднократно подчеркивали, что их цель не только ИГИЛ, но и другие террористические организации. Во-вторых, тот факт, что в первые дни бомбардировок их главными жертвами стали не игиловцы, а члены других группировок, объясняется необходимостью укрепить позиции вокруг Латакии — средиземноморского порта, в котором Россия строит военную базу. Группировка, которая напрямую угрожает Латакии — не ИГИЛ, а так называемая "Армия завоевателей" — поддерживаемая Турцией, Саудовской Аравией и Катаром коалиция джихадистских сил, в которой главную скрипку играют Аль-Нусра — сирийская франшиза Аль-Кайды и близкая к ней по идеологии салафитская Ахрар аль-Шам. Поэтому вполне закономерно, что именно на них пришелся первый удар российской авиации. За этим стоит не желание укрепить ИГИЛ за счет ослабления "умеренной оппозиции", а чисто военная логика. Да и с какой, собственно, стати относить Аль-Кайду и Ахрар аль-Шам к "умеренной оппозиции"?

Обеспечив тылы (Латакию), Россия, совместно с сирийской армией, Ираном и ливанской шиитской организацией Хезболлах перейдет к наземной части операции, цель которой отвоевать захваченную оппозицией, в том числе и ИГИЛом, территорию. Интересно, что российские действия уже подстегнули Вашингтон активизировать свои собственные бомбардировки ИГИЛа, а на уровне министерств обороны США и России достигнуто соглашение об избежании столкновений американских и российских самолетов в сирийском воздушном пространстве. К этому следует добавить третий элемент: Иран. Элитные иранские спецподразделения уже давно действуют в Сирии в качестве опоры Асада, а координируемые Тегераном шиитские ополченцы из "Хезболлах" и Ирака компенсируют кадровые потери сирийской армии за счет более высокой мотивации и профессионализма. Вдобавок, наметившаяся оттепель в отношениях США и Ирана после ядерного соглашения делает перспективу американо-иранского сотрудничества в Сирии не такой уж несбыточной. В результате этих сдвигов даже непримиримый враг Ассада турецкий президент Реджеп Эрдоган вынужден был смириться с тем фактом, что он на ближайшее время останется у власти. Другому же покровителю джихадистов — Саудовской Аравии — ничего иного не остается, кроме как громко осуждать "российскую агрессию".

Таким образом, пазл собирается: налицо элементы, из которых можно собрать дееспособную анти-террористическую коалицию. Мяч теперь на поле Вашингтона. Сирийский маневр Путина вскрыл неэффективность возглавляемой США коалиции против ИГИЛа. Но он же предоставляет возможность и ее "перезагрузить". Администрация Обамы, особенно госсекретарь Керри, судя по всему, склоняется к тому, чтобы ее использовать. Бывший координатор ближневосточной политики в Белом Доме Фил Гордон призвал переосмыслить американскую стратегию в Сирии, отказавшись от иллюзий в отношении "умеренных повстанцев" и наладив диалог с Россией и Ираном.

Но в США также сильны позиции и тех, кто на отношения с Россией смотрит исключительно сквозь призму холодной войны. К тому же в период предвыборной гонки, в которую вступают США, кандидаты в президенты традиционно соревнуются в том, кто из них больший ястреб. Нападать на Россию — это легкий способ набирать политические очки при минимальных издержках. Кроме того, есть и элемент определенной ревности: как сказал один влиятельный конгрессмен, мы несем "большие репутационные риски, позволяя России выглядеть более сильным игроком в Сирии". Но Россия (и Иран) будут действовать так, как считают нужным, без оглядки на Вашингтон.

Что позволяет сделать несколько предварительных выводов. Во-первых, монополии США и НАТО на единоличное решение вопросов, связанных с войной и миром, часто в обход Совбеза ООН, приходит конец. Что бы ни говорили республиканцы-кандидаты в президенты, Америке не под силу одной решать все мировые проблемы, а приверженность силовым решениям показала свою несостоятельность. "Не-Запад" в лице России, Ирана и Китая показал свою способность организоваться и предотвратить очередную операцию по смене режима. Эта тенденция получит свое дальнейшее развитие в возрастающей роли таких "не-западных" структур, как Шанхайская организация сотрудничества (ШОС).

Во-вторых, крупные европейские страны, столкнувшись с миграционным кризисом и угрозами терроризма, созрели к тому, чтобы пойти на серьезные уступки России в вопросах санкций. Тема Украины и Крыма практически исчезла из риторики европейских лидеров. А вице-канцлер Германии Зигмар Габриель прямо заявил, что невозможно одновременно ожидать российской помощи в Сирии и применять санкции против Москвы. Чтобы снятие санкций стало бы политически возможным для ЕС, нужно, чтобы нынешнее затишье в Донбассе продолжалось. В этой связи достигнутое во время встречи "нормандской четверки" (Германия, Франция, Россия, Украина) соглашение о переносе местных выборов в Луганске и Донецке — ключевой шаг в де-эскалации напряженности. На Путина теперь еще и возлагаются надежды, что он сможет конструктивно повлиять на сепаратистов. Таким образом, и в украинском вопросе наметилась позитивная динамика.

На этом фоне невнятные заявления Ринкевича и президента Раймонда Вейониса о том, что "время улучшать отношения с Россией еще не настало" звучат явным диссонансом. В конечном итоге Латвия больше, чем кто-либо другой, выиграет от нормализации отношений Запада с Россией — и в экономическом плане, и в сфере безопасности. Поэтому внимание латвийской дипломатии должно быть сосредоточено не на том, чтобы настаивать на неприкосновенности анти-российских санкций любой ценой, а поддерживать усилия Германии и других ведущих игроков ЕС, направленные на поиск выхода из кризиса. Сирийский маневр Путина — это не доказательство имперских амбиций Москвы, а шанс на новую перезагрузку в отношениях Запада и России.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!

Tags

Барак Обама Вашингтон Владимир Путин Германия Дагестан Джон Керри Донбасс Донецк Иран Кавказа НАТО ОАЭ президент Раймонд Вейонис Сирия США Тегеран Украина Франция Хезболла Эдгарс Ринкевич Эльдар Мамедов
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form