Елена Лазарева. 54 тысячи на недоросля, или куда делись 100 миллионов?
Foto: Рейнис Инкенс

Госагентства отчитались в Сейме о борьбе с молодежной безработицей. Круглая сумма в 100 млн освоена с примечательной формулировкой: "результат достигнут, активность по проекту закончена".

Изучив внимательно яркие презентации о "молодежных гарантиях", приходится признать: поскольку проблему начали решать уже тогда, когда молодежная безработица исчезла сама по себе, деньги, в общем, были пущены на ветер привычным для правительственной коалиции путем. На каждого "вовлеченного" в рынок труда заплачено 54,7 тысяч евро, тогда как затраты на создание нового рабочего места оцениваются в 40-45 тысяч. В первом случае эффект временный, во втором — постоянный. Почему же правительство тратит миллионы на гуманитарные, а не индустриальные проекты?

С помощью еврофондов соседние страны решают структурные проблемы и создают задел на будущее. В Латвии стомиллионную субсидию просто распилили через госагентства занятости (Минблаг) и развития образования (Министерство образования и науки, МОН). Не участвовали в дележке Минэкономики и самоуправления, которые как раз и могли бы увязать занятость молодежи с запросами экономики страны и регионов. Трудно назвать это просто ошибкой, когда речь идет о таких больших суммах.

Откуда взялась программа молодежных гарантий? Из кризиса 2009 года, в результате которого в Латвии образовалось почти 180 тысяч безработных, из них 26% составляли молодые люди от 15 до 29 лет. К моменту старта программы на 100 млн евро (2014 год) численность безработных уменьшилась более чем вдвое (до 82 тысяч), а доля молодежи — в полтора раза (до 20,6%, или 16910 человек). Если бы 100 миллионов не потратили, количество молодых безработных снизилось бы пропорционально общему спаду, не до 11238, а до 13067 человек (77% от показателя 2014 года). Таким образом, прямой эффект европейских вложений — это 1829 трудоустроенных (100 млн : 1829 = 54,7 тысяч на каждого).

180 тысяч советов на 12 тысяч клиентов

Госагентство занятости утверждает, что при помощи "молодежных гарантий" на работу 5211 молодых людей. А прошли через его руки в рамках целевых программ почти 12 тысяч человек, на что агентство получило 37 млн. евро. В консультационном режиме агентство выдало 140,7 тысячи советов по карьере, 38 500 — по повышению конкурентоспособности, почти 3 тысячи раз помогло региональной мобильности. 290 молодых людей получили напутствия в собственный бизнес и до трех тысяч евро на его создание.

Интересно, что максимальную эффективность показали программы первой рабочей практики (90% "клиентов" остались затем на предприятии) и субсидированных рабочих мест (81% трудоустроенных). Однако в абсолютных цифрах это соответственно всего 147 и 445 человек.

Самые популярные опции, на которые потрачены евроденьги через Госагентство занятости — это "неформальное" (курсы) и профессиональное образование. Непонятно, кто и как здесь формулировал предметный запрос, однако в первом разделе самым востребованным оказался английский язык (435 студентов, 37% устроились на работу), а самым эффективным для поиска места — русский (50% трудоустроенных из 243). Практические навыки осваивал только каждый десятый из 4664 человек, причем 273 недоросля штудировали компьютеры, а 221 учился водить трактор.

В профессиональном обучении молодежь сориентировали на специальности делопроизводителя, охранника, руководителя проектов, газосварщика и оператора по обслуживанию клиентов. Каждый второй из обученных устроился на работу.

Профтехшкола за евроденьги

МОН в разделе молодежных гарантий получил 63 млн евро, которые помогли поддержать 30 государственных профтехшкол заказом на обучение 1800 человек по годичному и полуторагодичному циклу.

Профессиональный профиль этого заказа тоже не поддается анализу в контексте нужд латвийской экономики. Госагентство развития образования сообщает только о "популярных" специальностях: повар, кондитер, автослесарь, садовник, бухгалтер, сварщик, парикмахер. Трудоустройство студентов в компетенцию агентства не входит: оно отвечает за учебу, а результаты измеряет поголовьем выпускников. И получилось, что таким образом рынок труда пополнился 4609 получившими квалификацию безработными, в то время как 1573 человека к марту 2018 года будут иметь и квалификацию, и работу.

Примечательно, что в утвержденных Кабинетом министров правилах Nr.207 от 28 апреля озвучивались какие-то титанические задачи по программам МОН. В них следовало вовлечь 19 тысяч безработных, 28,7 тысячи молодых людей (удобно не указывать, одни и те же это люди или нет). По оптимистичным подсчетам агентства по развитию образования МОН, его опекой за 63 европейских миллиона было охвачено около 11 тысяч обучаемых.

Кстати, латвийские налогоплательщики тоже поддержали этот проект: из бюджета на него было выделено 4 679 039 евро.

Можно ли было не обещать?

Итак, самым эффективным инструментом трудоустройства молодежи оказалась практика. Никакого открытия в этом для любого здравого человека нет. Почему же правительство продолжает тратить средства на консультации, курсы, обучение без продолжения? Не потому ли, что в таком формате легче прикармливать нужных людей и нужных подрядчиков? В энергетике есть для этого квоты на производство зеленой энергии и Обязательная компонента закупок (OIK), в занятости и образовании — свои механизмы.

Примечательно, что в той же программе молодежных гарантий была одна опция, предназначенная для самоуправлений: для работы с трудными подростками (не учатся и не работают, не охвачены социальными услугами). И в этой программе эффективность составляет не 29-45%, а более 70%. Однако общие затраты на нее составляют всего 6,8 млн евро, из которых 85% предназначено именно самоуправлениям.

И если бы у правительства был государственный подход к судьбам молодежи, оно могло выбрать именно такой сценарий: создавать рабочие места, обучать востребованным профессиям и давать практику в малых городах и регионах, которые острее всего чувствуют отток населения.

Вместо этого Агентство занятости, освоив "молодежные гарантии", теперь предлагает всем желающим курсы иностранных языков — от английского до норвежского. Таким образом Латвия все-таки выполняет экономический заказ — но не собственный, а иностранный.

Source

Заметили ошибку?
Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter!

Категорически запрещено использовать материалы, опубликованные на DELFI, на других интернет-порталах и в средствах массовой информации, а также распространять, переводить, копировать, репродуцировать или использовать материалы DELFI иным способом без письменного разрешения. Если разрешение получено, нужно указать DELFI в качестве источника опубликованного материала.

Comment Form

Комментировать
или комментировать анонимно
Публикуя комментарий, вы соглашаетесь с правилами
Читать комментарии Читать комментарии